Menu
Login
  •  
  •  

Логика сильной женщины

Логика сильной женщиныВот уже два месяца, как Виктория Мавриди переехала в свою новую квартиру. Район Кордельё напоминал ей маленький уютный городок, который ( тот ), как ей казалось, абсолютно не зависел от шума и суеты Салоник.
Ей нравилось здесь все: зеленые скверы, тенистые парки, шумные таверны и молодежные интернет-кафе.

Ее удивляла спокойная и размеренная жизнь района. Потрясала необыкновенная гармония людских отношений. Здесь на редкость красиво уживались люди всяких национальностей. И даже подростки, которые постоянно беспричинно протирают штаны в скверах на скамьях, не задевают прохожего ни одним обидным словом. Потому что вначале подумают: возможно, это мать, сестра, брат или дочь друга моего отца, моего друга или подруга подруги моей матери... А своих – в Кордельё – не принято обижать...

* * *
Когда оформлялась квартира, в ней собирались жить три человека: Виктория, ее муж Георгий и сын Христо...
Дом строился два года. И этих лет хватило, чтобы жизнь пятидесятилетней женщины абсолютно изменилась. Совершенно неожиданно Виктория осталась одна. Сын работал в Германии, там влюбился в немку. Женился на ней. Теперь у него скоро родится дочь.
Муж. Ах этот муж! Он, конечно, ни в чем не виноват. Просто спустя двадцать пять лет встретил в Салониках свою первую любовь. Плача и извиняясь, он ушел от госпожи Мавриди.
Всем была известна история его юношеской любви. Он постоянно рассказывал о своей белокурой Ксении. Жена переводила его слова в шутку, но знала, как он страдал, как он ее добивался. Но девочка была влюблена в другого и очень скоро вышла замуж. В отместку ей Георгий женился на Вике.
Она часто задавала себе вопрос: что бы она сделала, если бы знала, что Георгий женился на ней, любя другую? Когда ей было двадцать пять – она отвечала себе: «Ну и что? Сейчас он любит меня». Год назад – ответила по-другому: «Нельзя жить с мужчиной, если он постоянно думает о другой. Любовь завоевать невозможно. Или она есть, или ее нет... Женщины уходят редко к тем, кого когда-то любили. Мужчины – всегда, если, конечно, позволяет жизненная ситуация».
И теперь, когда слушала страстные рассказы своих подруг о необыкновенной любви с женатым или разведенным мужчиной, она всегда предупреждала: «Встречайся с ним, но знай, если твой мужчина был влюблен в свою жену, он обязательно к ней вернется! Сколько бы лет не прошло...»
Итак, наша Вика осталась одна. Она была слишком горда, чтобы жаловаться подругам на свою судьбу. Как всегда оставалась веселой, остроумной и обаятельной. Окружающие так и не поняли, почему эта женщина легко перенесла предательство мужа.
Никто и представить себе не мог, сколько страданий и мук кипело в этом мужественном сердце. Сильным всегда тяжелей вдвойне – они не станут унижать себя, плача на чужом плече. Они всегда знают, что пережить любое горе можно только в одиночестве. Это удел сильных. Слабые же должны окружить себя людьми, должны плакать, много разговаривать – иначе сойдут с ума или покончат с собой.
Виктория боролась со своей болью в одиночку. Она выключала телефон, не открывала дверь. Даже свой день рождения провела взаперти. А друзьям сказала, что была в Афинах у родственников.

* * *
Сейчас, лежа на диване в своей новой квартире, она блаженствовала от абсолютной свободы. Оказывается, это такое огромное счастье, когда ты полностью владеешь своим временем. Оказывается, самая большая находка для одинокого человека – суметь сказать «нет» в любой ситуации.
Всему этому Виктория научилась в свои пятьдесят лет. Она успокоилась. Снова начала учить музыке детишек. Помогать бывшим своим соседям – двум старикам–понтийцам, которых бросили их собственные дети. Родители же Вики живут с семьей брата в Афинах. О них она никогда не забывает...

За два месяца Вика успела хорошо обосноваться в своей квартире. Любимым ее местом в доме был рояль. Она очень часто играла для себя, получая от этого колоссальное удовольствие. А еще она сочиняла песни для детей. И ждала того момента, когда появится возможность сказать об этом вслух...
Последнее воскресенье июля Вика решила полностью посвятить своей работе. Вставала она рано: каждое утро, пытаясь задержаться подольше в кровати, она только мучилась. Утренний сон, который ( тот ) она так любила, видно, улетучился навсегда. Но женщина перестала об этом жалеть. С шести утра и до девяти – это такое время, когда ты абсолютно никому не нужен. А ведь это тоже свобода. Наверное, самая свободная часть суток...
Но усесться за работу она не успела. Неожиданно зазвенел мобильник. Женщина укоризненно посмотрела на мигающий огонек, но решила ответить. Плачущий голос умолял ее о встрече: «Вика, мне нехорошо, помоги, Димитрий ушел от меня».
- Мпеснь, это ты? – неуверенно спросила Вика. - Что-то голос у тебя странный.
- Да, это я. Я тебя жду на нашем месте, пожалуйста, приходи, - сказав последнюю фразу, подруга отключила телефон.
Женщина с досадой швырнула свой мобильник. Дружба с эллинкой Марией не приносила ей радость. В свои сорок лет она постоянно влюблялась. Постоянно ее оставляли мужчины. Каждый разрыв сопровождался бурной истерикой, которая продолжалась до тех пор, пока не появлялась новая любовь. Но отказаться от подруги Вика не могла, потому что знала, что без нее подруга совсем свихнется. Вот она и несла свой крест в надежде, что когда-нибудь Мпеснь найдет именно того, кто полюбит ее навсегда.
Звонок подруги не удивил ее. Удивил голос. Он был чужой. Но рассуждать не было времени. Виктория села в машину и покатила на свиданье...
Марии на месте не было. Женщина прождала ее сорок минут, затем решила позвонить. На звонок долго не отвечали. Наконец, она услышала веселое щебетание подруги: «Агапи му, как ты меня вспомнила? Еще такое раннее утро, а я уже слышу твой голос».
- Ты где? – в замешательстве спросила Виктория.
- Извини, я не успела тебе сообщить, мы так неожиданно уехали с Димитрием на Керкиру. Я так счастлива! - Виктория не верила своим ушам. Но ясно было одно - к утреннему звонку – подруга не имела никакого отношения. Женщина натянуто засмеялась и почти весело сказала:
- Ладно, досматривай свои сладкие сны. Самое главное, что тебе хорошо...
Негодованию не было предела: «Кому нужно было ее разыгрывать? Зачем? А она попалась на удочку как маленькая дурочка. Ведь чувствовала, что голос не тот, что номер не высветился. А все туда! Поймалась! Зачем?... Все, никаких звонков! Отключаю телефон, пусть ищут».
Войдя в квартиру, рассерженная женщина почувствовала себя неуютно. Ей показалось, что кто-то побывал здесь в ее отсутствие. Пройдя по комнатам, она не заметила ничего. Но чувство беспокойства не оставляло Викторию. Чтобы успокоиться она села за рояль. И вновь почувствовала, что что-то не так. В отблеске полировки нового рояля чего-то не хватало. Сильный блик от солнца бил по глазам. Она резко обернулась. Среди икон, висевших на стене, отсутствовала одна. Эта икона отсвечивалась на крышке рояля, и поэтому солнечные лучи всегда были рассеянные. Сейчас этой иконы не было.
Вика похолодела. «Значит, я не ошиблась! Кто-то побывал в квартире.» Она бросилась к двери, но ни царапин, ни следов взлома обнаружено не было.
«Открывали ключом. Но ключ только у меня и сына. Сын в Германии. Да и зачем ему брать икону. Он живет в достатке, еще мне постоянно высылает деньги на мелкие расходы. Только Георгий, Христо и я знали, что среди всех ненастоящих икон висит одна, настоящая, датированная концом восемнадцатого века – «Алексей – человек божий».
Вика зажала голову руками и заставила себя успокоится. Пытаясь рассуждать спокойно, она шаг за шагом прослеживала все возможные варианты. В полицию звонить не стала. Что толку: Некоторое время назад рядом взломали дверь – ограбили соседей. Уйма отпечатков, преступник гуляет на свободе. В соседнем доме в один день вскрыли три квартиры. Миллион отпечатков – воры не пойманы. Пять лет назад взломали ее старую квартиру – тот же резултат. Остались только черные пятна от снятия отпечатков, которые удалялись с трудом.

* * *
Вот уже два часа Вика сидела не двигаясь. В конце концов она поняла, что в квартиру вошел человек, который ( тот ) знает о ее дружбе с Марией, и знает, что у нее имелась эта икона. Этот человек сделал слепок с ее ключа и подстроил ловушку.
Но когда слепок был сделан? Она живет в этой квартире толька два месяца. И никто посторонний, кроме Марии, здесь не успел побывать. Да и Мпеснь не знает, что есть такая икона. А кто же знает? Ведь на самом деле, хоть икона и старинная, особой ценности она не представляет.
Вика и не заметила, как стала рассуждать вслух. Слово «ценность» заставило прокрутить свои мысли назад. Ведь кому-то она сказала, что этой иконе цены нет! Она, конечно, имела в виду, что лично для нее лик святого Алексея бесценен. Но видно, ее не поняли. Кто это был? Женщина закрыла глаза и все думала, думала. Устав от мыслей, она сварила себе кофе, взяла сигарету и включила телевизор. Но взгляд ее ищущих глаз все скользил по комнате. Неожиданно он натолкнулся на небрежно брошенные ключи. На желтый брелок с ее фамилией, который ( тот ) остался еще от подрядчика, а она так и не сменила, так как не поставила новый замок. Вот оно!

* * *
Женщина вспомнила все... Дом, в котором она должна была жить, еще не был закончен. Нужно было выбрать место для электрических розеток, цвет побелки и цвет мрамора. В квартиру попасть она не могла – ключи были у подрядчика. Позвонив ему, она узнала, что теперь его помощник имеет ключи и следит за домом. Помощником оказался молодой грузин. Увидев Викторию, он буквально прицепился к ней. Мужчина преследовал ее и клялся в любви. Но слишком свежа была рана предательства, чтобы откликнуться на ухаживания молодого поклонника. Он был ей не нужен.
В день переезда Гиви, так звали помощника, уже ждал ее у подъезда. Волей-неволей он стал помогать рабочим поднимать вещи на второй этаж. Уже в квартире, когда он неосторожно бросил коробку с иконами, Виктория закричала:
- Что ты делаешь! Там же икона, которой цены нет!
Открыв ящик, она достала семейную реликвию и поцеловала ее. В этот самый момент в квартиру вбежала Мпеснь. Она была вся в слезах. Не обращая внимания на постороннего мужчину, подруга взахлеб рассказывала, что снова поссорилась с Димитрием. Мпеснь просила Викторию встретиться с ней завтра на старом месте, чтобы вместе пойти и разобраться с незадачливым кавалером...
«Вот и вся разгадка» - вслух сказала Вика. - «Что же теперь делать? Как поступить?»
Она взяла ключи и вышла из квартиры. Медленно спускаясь по лестнице, женщина думала о том, что мир, окружающий каждого человека в отдельности, становится все хитрее и беспощаднее. Обидно, что моральные ценности уже не принимаются людьми всерьез. Многие говорят о любви, порой даже близко не понимая значения этого слова. Как же помочь им спасти себя? Ответа на этот вопрос пятидесятилетняя женщина не знала...
Лучше уж быть такой как Мпеснь, которая ищет чистой, настоящей любви, чем как Гиви, который ( тот ) вынашивает свои коварные планы годами, прикрываясь высокими чувствами... «Правильно сделал Георгий, что ушел от меня. Он слишком чист, чтобы до конца своих дней жить двойной жизнью».

* * *
Спустившись на первый этаж, Виктория вновь вернулась в свою квартиру. Найдя номер мобильного Гиви, она позвонила ему. Он сразу ответил. Без предисловий, резким и приказным тоном, она сказала:
- Ты не поймешь, как я вычислила тебя... Если через полчаса икона не будет на месте, я тебя сдам в полицию и повешу на тебя все ограбления, которые произошли в нашем районе за два года. Угрожать мне не советую. Я ничего не боюсь. У меня нет маленьких детей. Родные люди далеко от меня, тебе их не достать. Выбирай! Мне терять нечего...
Через минуту она вновь набирала номер. Теперь она вызывала слесаря, чтобы врезать в свою дверь новый замок. А еще через час «Алексей – Человек Божий» висел на своем месте. Все стало как прежде. Жизнь продолжалась..

София Паниду для "Афины & Эллас"

Система Orphus

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Поделиться ссылкой:

О том, как поделиться
Правила комментирования
Последнее изменениеСреда, 07 июля 2010 19:23
Комментарии для сайта Cackle
Наверх

Мобильные приложения

 

Новостные ленты

Партнеры сайта

Новости по Email