Menu
Login
  •  
  •  

Грек в гостях у жены

Родина встретила нас недружелюбно с ветром и дождем, с молниями и громом. Мы же (я и мой муж, грек) еще в Греции одели шорты, майки и шлепанцы, не забыли темные очки и панамки – все как и подобает настоящим туристам, готовым познать новые места и новых граждан.
Перед тем как приземлиться, симпатичная стюардесса сообщила, что в солнечной Молдавии только 12 градусов тепла.

Мы спустились с самолета, дул прохладный ветер, и я посинела от холода. неимущий муж изо всех сил пытался согреть меня обнимая и массируя мои холодные руки, но нас разъединили, заставили поднять руки верх и обыскали как настоящих преступников выворачивая наши карманы и чуть ли не полезли в трусы. Пересчитали все наши деньги и никак не могли понять почему их так мало. Потом выпотрошили всю нашу сумку. Мой грек остолбенел, он никак не мог понять почему его так нагло обыскали. Я его успокаивала как могла, объяснила ему, что им не понравились его очки, что он похож на мафиоза, на что он еще больше рассердился, не поняв моего тонкого юмора.
На квартире у дочки нас одели, обули и накормили горячим молдавским борщом с мясом. Стаканчик белого вина приподняло настроение мужа. Мы выпили за здоровье нашей новорожденной внученьки Арины, которая все время спала, причмокивая во сне пухленькими губками. Так как у дочки всего одна комната, нам пришлось гостить у моих хороших друзей в селе. Мы попрощались обещая приехать завтра утром. И вот мы в селе. Воздух такой чистый, прозрачный после дождя, солнышко выглянуло из-за туч и капельки росы засверкали во всей красе на мокрых листьях. Хозяин дома пригласил нас в дом хвастая своим богатством, потом вошли в сад. Мой муж рвал черешни с дерева и попросил меня помыть их. Я же засмеялась и сказала, что дождик сам позаботился об этом. Он с удовольствием ел прохладную сладкую черешню, а вот клубнику пришлось помыть. Я не отходила от эллинца, так как была за переводчика. Мне пришлось спуститься в погреб вместе с хозяином и мужем. Они дегустировали вино с четырех бочек. С погреба они вышли в обнимку и уже переводчик им не был нужен. Один говорил на греческом, другой на молдавском, но они прекрасно понимали друг друга. Мы сидели на улице под шатром из веток и гроздьев винограда, на углях румянился настоящий молдавский шашлык. Хозяйка постаралась на славу: румяные с хрустящей корочкой плицинды только с печки, помидоры, огурцы со своего огорода, суп с вермишелью и домашней курицей превосходно пахло и манило нас. Мой грек увидев переполненный стол ахнул, подумал, что эта еда приготовлена на пятьдесят человек. Его заставили забыть нож и вилку, научив есть курицу руками. Он ел с удовольствием, позабыв обо всех диетах на свете. Сам удивился как он смог столько съесть за один раз. После сытного ужина хозяйка показала нам огород. Муж подходил к грядкам с помидорами и огурцами  нюхал их и восхищенно  говорил: «Пахнет помидорами и огурцами!». Я перевела, и хозяйка подняла плечи в недоумении: «А чем они должны пудивляться?». Понюхал он и петрушку и укроп, восхищенно мозоля их в руках. Попробовал  смородину, абрикосы… и попросился в туалет. Хозяйка показала рукой в глубь сада. Он никак не мог соорентироваться, тогда я толкнула его внутрь, и стала ждать на улице. Потеряв терпение спросила его, что он так долго возится.
- Здесь нет туалетной бумаги и не знаю как спустить воду – бормотал он.
- Утрись газетой и выходи – разозлилась я.
Он вышел такой растерянный, без одного шлепанца.
- А где обувь?
- Оно упало в черную дыру – чуть не плача, объяснил он.
Пришлось ему одеть хозяйские тапочки, потом в городе купили новую обувь.
Перед сном как обычно он захотел принять душ.
- Пойдем,- сказал хозяин, - за домом наш душ. Они оба разделись до трусов и исчезли за домом.
Когда я принесла им полотенце – расхохоталась: в одной железной бочке с дождевой воде, прохлаждался хозяин, в другой – мой ненаглядный грек.  В руках они держали стаканы с запахным вином.
- Хорошо устроились, –засмеялась я. - Ну как дорогой, нравится душ?
- Лучше и не бывает, вода теплая и вино сочетается превосходно с душем.
Утром нас разбудил горластый петух.
- Какая тишина – восхищался муж – я спал как убитый, забыл что такое бессонница.
Нас уже ждал завтрак: горячая мамалыга с овечьим сыром, омлет с грибами и домашней колбасой, помидоры и графин красного вина. У грека глаза на лоб. Утром в Греции мы пили чашечку кофе с сухариком, а здесь с утра столько еды и вина. Он замахал головой и наотрез отказался есть и пить.
Мне пришлось приготовить ему греческий кофе. Мы собрались в город (дочка уже два раза позвонила) и мы направились в центр села, чтобы сесть на автобус. Было утро, час пик, все спешили на работу. Я толкнула грека в переполненный автобус, пусть он увидит как живет мой народ, хотя могла посадить его в такси. Через пять минут он побагровел, побледнел. Оказывается он попал между двумя пухлыми дамами, одна прижала его спереди, другая сзади. Он стоял на одной ноге, пытаясь схватиться рукой за перила. Дорога была вся в ямах и автобус трясло так, что бедный грек прикусил себе язык. Было жарко, душно, все вспотели. Мой суженый вздохнул и сказал: «Все, не могу больше, меня сейчас вырвет». Вежливо попросила сидевшего паренька уступить место пожилому мужчине. Парень согласился, и муж грохнулся на стул.
- Почему не включают кондиционер? – спросил он меня
- Испортился, – соврала я (кондиционера никогда и не было).
На следующей остановку выходим - предупредила я его. Он встал и начал искать кнопку, чтоб остановить автобус. Люди посмотрели на него с опаской, вероятно подумав, что от жары у него крыша поехала. Пришлось объяснить людям, что в Греции автобусы и автобусы можно остановить, нажав на кнопку. Теперь они на меня посмотрели как на ненормальную. К счастью автобус остановился, и мы с трудом прорвались к выходу, наступая людям на ноги. Пришлось сесть на лавку, чтобы он пришел в себя.
- Я хочу кофе, захныкал он, недосчитав две пуговицы на любимой выходной рубашке. Пришлось долго идти по центральной улице, пока, наконец, не увидели табличку с надписью «Кофе». Мы сели за столик, но никто не подходил. Он уже начал терять терпение, когда к нам подошла сонная девица. Мы заказали капучино, подождав довольно долгое время мой муж вскочил как ужаленный: «Уйдем отсюда, что это за сервис!». Появилась девица и чуть не силой усадила нас обратно. Принесли кофе в бокалах для пива, половина была полна пеной и только на дне было что-то похожее на кофе. Я попробовала. Было такое  ощущение, что помыли посуду и помои налили в наши бокалы.  Он пригубил и сделал страдальческую  гримасу. Меня прорвало, когда услышала сколько нужно заплатить. Мой муж удивленно смотрел на меня, он никогда не видел меня такой. Вообще-то я человек спокойный и терпеливый, но от такого нахальства я чуть не задохнулась. Кофе стоило дороже чем в Греции, но что это за кофе было – помои! Муж быстро расплатился и потащил меня на улицу.
- Воры, – крикнула я напоследок, и мы ушли.
Нужно было перейти дорогу, вернее лужу. Я это делала всю жизнь. Перескочила и ждала мужа, он же поскользнулся и упал в грязь. Удивительно, но он не закричал, не занервничал, встал и мы оказались рядом с дочкиной квартирой. После горячего душа и чистой одежды он отошел. Понянчил внучку, потом с удовольствием выпил капучино, приготовленное мной. Вечером снова пришлось ехать в село. Сели в маршрутку (места заняты). Пришлось ехать, согнувшись. Муж не выдержал:
- Останови эту бандуру!
Мы вышли. Пришлось протопать семь километров до села. Дорога проходила через лес, но муж был счастлив, что мы не едем в душном автобусе.
Хозяин пригласил нас поехать на север Молдавии к своему брату. Мы согласились, позвонили дочке, и на другой день уехали. Всю дорогу муж восхищался природой. Дорога проходила через лес: деревья, цветы, озера. Мы остановились  в лесу, напились родниковой воды, поели котлеты с хлебом и снова в путь. Нас встретили как родных (это главная черта молдавского народа). Дом блистал чистотой (как и все дома, в которые мы заходили). На столе ожидал румяный фаршированный индюк, специально испеченный хозяйкой для греческих гостей. От водки и коньяка муж наотрез отказался, а вот стаканчик белого вина был как раз кстати. Он поднял рюмку и сказал на русском: «За здравие!» Все захлопали в ладоши и выпили до дна. Муж выпил глоток и поставил стакан на стол.
- Ему не нравится вино?- забеспокоился хозяин.
-Да нет же просто в Греции не пьют до дна, а только маленькими глотками, – объяснила я им.
После сытного обеда мужчины вышли на двор, а женщины сели вокруг огромного домашнего торта. Забыв о диете, мы лопали превкусный торт. На улице послышались громкие голоса. К хозяину Игорю, пришел его двоюродный брат Георгий. В одной руке он держал бутылку водки, в другой палку сушенной колбасы. На этот раз мой муж не смог улизнуть, ему налили рюмку водки и кричали: пей до дна!. Тогда Георгий сказал: « Смотри грек, как пьют молдаване!». Он налил рюмку водки поставил на стол, руки заложил за спину, губами и зубами схватил рюмку, выпрямился и опрокинул содержимое в рот. Затем поставил рюмку на стол без помощи рук. Грек смотрел как загипнотизированный, потом засмеялся и захлопал в ладоши закричав: «Браво, Йорго!». Вдруг к нам подсела молодая вдовушка, соседка Игоря. Муж отстранился, она снова подвинулась к нему, положив руку к нему на колени. Грек покраснев посмотрел в мою сторону. Я сделала вид, что не замечаю. Она обняла его и начала целовать. Он не выдержал и закричал: «Имейте совесть, госпожа!». Он встал и хотел войти в дом, но она преградила ему путь, пытаясь обнять. Все смеялись до слез, зная, что это только шутка, но грек шуток не понял и остервенело отмахивался от нее. Нужно было спасать покрасневшего и вспотевшего мужа. Мы поблагодарили гостеприимных хозяев и двинулись в обратный путь. В городе мы с удовольствием посмотрели балет «Баедерка» в прекрасном театре «Оперы и балета», восхищались умелыми актерами цирка, любовались прекрасными танцами и песнями молдавского концерта. Затем мы поехали в деревню, где нас ждали мои родные. Что только не делал мой муж. Полез в курятник собирать яйца и его клюнул петух, кормил кроликов, помыл и почистил пол, где спали поросята. Я не успела предупредить его, чтоб он не лез в стойло к овцам, баран изо всех сил ударил его ниже пояса и он перелетел через каменный забор. Он отряхнулся, улыбнулся и сказал: «Здорово он меня, но я все равно буду жить в деревне. Здесь мы купим домик на старости лет». Грек никак не мог сидеть на одном месте, начал рубить дрова, я не успевала собирать. Вытаскивал воду с колодца и поливал грядки помидор.
- Твой муж из села? – удивилась моя мама.
- Нет, коренной афинянин. Он родился и жил в Афинах, – ответила я. Просто ему нравится село и мы на старости лет приедем жить в Молдавию.
- Дай-то Бог,  - развеселилась мама – а то жизнь поразбросала детей по всему свету.
Мой муж уже не мог смотреть на мясо. Я сорвала с огорода листья красной свеклы, собрала на поле одуванчики и сделала салат, полив маслом и лимоном. Он ел с удовольствием. Мои родственники смотрели на него с удивлением. Меня это развеселило я рассказала им что едят греки, а когда объяснила им, что они собирают улиток, варят и едят, моя сестра поспешила выйти из-за стола прикрыв рот руками.
Мы гуляли в лесу, поднялись в горы, купались в речку. «Это село моей мечты, – сказал он. - Мы обязательно вернемся сюда». «Дай Бог здоровья и долгих лет жизни» –ответила я ему.
К сожалению, нам пришлось уехать, так как кончался отпуск. Мы приехали в город и я спросила эллинца, что ему понравилось в Молдавии.
- Люди – ответил он. Мне очень понравились гостеприимные люди, великолепная природа , твои родные, село, твоя родня. Не понравился транспорт и очень плохие дороги. Все есть в Молдавии, только моря не хватает – вздохнул он с сожалением.
Мы сели в самолет и полетели к солнцу, к пальмам, к морю. Все время вспоминали Молдавию, о ее гостеприимном народе и красивой природе.

София Паниду для "Афины & Эллас"

Система Orphus

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Поделиться ссылкой:

О том, как поделиться
Правила комментирования
Последнее изменениеСреда, 07 июля 2010 19:14
Комментарии для сайта Cackle
Наверх

Мобильные приложения

 

Новостные ленты

Партнеры сайта

Новости по Email