Menu
Login
  •  
  •  

Возмездие

ВозмездиеОна чувствовала, что кто-то больно хлестает ее по щекам. Глаза открывались медленно и с огромным трудом.
- Гражданка Лазариди, ну... ну... очнитесь! – слышался ей незнакомый мужской голос.
Постепенно приходя в себя, стала различать мужские фигуры, склоненные над ней... Милицейские погоны тупо поблескивали у ней перед глазами... Женщина, наконец, окончательно проснулась.

Испуганно скользя глазами по комнате, Луиза вдруг увидела окровавленное тело Арчила, мужа своей близкой подруги Веры. Голова снова закружилась и ее стошнило.
- Что это? – спросила испуганно молодая женщина. – Где я?
- Вставайте, переоденьтесь во что-нибудь сухое, вы вся в крови.
Плохо соображая, она надевала брюки и кофту, брошенные ей подругой: «Почему она с ненавистью смотрит на меня? Что произошло? Я ничего не помню» - спутанные мысли, тяжелым свинцом давили мозг – изнутри. Голова по-прежнему кружилась. Ноги отказывались слушаться.
Позже, в отделении милиции, она узнала, что нашли ее рядом с убитым Арчилом Тоидзе. Шея его была перерезана ножом, который ( тот ) крепко держала в своих хрупких руках она - Лазариди Луиза.
- Я не могла убить его. Мне незачем было это делать. Мы были друзьями – безустанно повторяла Луиза.
Но все улики были против нее. Нож и бокал из-под вина сохранили только ее отпечатки пальцев. Он лежал мертвый и обнаженный. Она – пьяная, полуобнаженная, с размазанной губной помадой на губах и…на теле убитого...
Прокурор просил двенадцать лет. Ее осудили на восемь. После провозглашения приговора муж с нею развелся и отсудил сына. Подруга плюнула ей в лицо...
Прошло пять лет. Наступил декабрь 1992 года. Советский Союз развалился. По Грузии поплыли анархия и беззаконие. Одних сажали, других выпускали, третьих убивали. Ни суда, ни следствия. Под эту неразбериху попала и Луиза. Не успев сообразить, она оказалась на свободе. Но свобода оказалась полной. Ни дома, ни денег, ни сына – никого, у кого можно было попросить стакан воды.
До тюрьмы Луиза преподавала математику в педагогическом институте им. А.С. Пушкина. Тогда, до ареста, коллеги ее уважали и ценили. Но к кому пойти сейчас, к кому податься? Луиза не знала... Она бродила по городу, как голодная бездомная собака... Развязка пришла сама собой. Ее окликнул знакомый женский голос. Это была домработница профессора Жвания, в родддоме которого Луиза рожала сына Христо. Потом она давала частные уроки математики его внукам.
Женщины сели в скверике на скамью. Слово за слово, бедная Луиза поведала все своей старой знакомой. Она клялась и божилась, что не убивала Арчила. Но до сих пор не вспомнила ни как попала в квартиру, ни как пила с ним вино и, конечно, ни как перерезала ему глотку.
Домработница предложила обо всем рассказать старому профессору: «Он поможет. Когда шел процесс над тобой, он сказал: «Бедная девочка, конечно же она не убивала. Ее просто подставили».
Два года прожила Луиза в доме профессора. Она исполняла любую работу по дому. Занималась математикой со взрослыми внуками и малолетними правнуками профессора. Старый профессор помог ей выяснить местонахождения сына: отец увез его в Грецию. С этолго момента Луиза начала изучать греческий и беречь каждую копейку.
Шаг за шагом, мысль за мыслью, профессор Жвания помогал Луизе восстанавливать в деталях события того рокового вечера.
И она вспомнила:
... В ночь с 3-его на 4-ое ноября 1987 года в квартире Луизы Лазариди зазвенел телефон. Звонила любимая подруга Вера. Она плакала и рыдала. Застукав в очередной раз своего старого Арчила с любовницей, она решила покончить с собой: «Арчил ушел с ней. Он бросил меня. Я погибла». Луиза успокаивала ее как могла, но подруга была безутешна.
– Ты пойми, - говорила Луиза Вере, - муж мой в командировке, я не могу оставить малыша одного...
Но в это время послышался скрежет ключей в замочной скважине и в квартиру вошел Андрей с дорожной сумкой. Андрей был недоволен, что жена уходит, но не стал ее задерживать. Он понимал, что друзей в беде не бросают. Единственное, что не хотел понять Андрей – это то, как может убиваться такая красавица как Вера за таким уродом и стариком, как Арчил. Потом сделал вывод, что Веру волнуют Арчиловские миллионы. Луиза возмутилась за подругу и громко хлопнула входной дверью...
Подруга встретила ее у дверей и повела на кухню. Луиза вспомнила, что выпила бокал сухого белого вина... Все. С этого момента, как не бился профессор, Луиза ничего не могла больше рассказать.
Но старому профессору и так все было понятно: «Подруга убила своего мужа. Вызвала тебя, подсыпала в бокал снотворного, раздела тебя, дала тебе в руки нож и уложила в луже крови... Все просто, как ясный день. Просто, девочка моя, и с твоим мужем! На суде он предъявил билет, что приехал утром, поездом из Кутаиси и не застал тебя дома. Ребенок оставался один. Муж кричал и возмущался. Ты помнила, что он должен был приехать утром и подтвердила его алиби. Алиби твоей подруги подтвердили ее родители. В Цалке люди много работают и крепко спят. После убийства мужа твоя подруга уехала в Цалку. А утром вся деревня видела ее заспаной и непричесанной. Вот и вся история, детка моя. Поезжай в Грецию за сыном. И если тебе посчастливится его найти – ты увидишь своего мужа со своей подругой...»
Прошло несколько лет. Луиза Лазариди жила и работала в Салониках. Кроме уборок в домах, она еще давала частные уроки математики. Поисками же сына она занималась без передыху. Но все тщетно.
И, наконец, произошло: в мае 1999 года газеты и телевидение целую неделю пережевывали одну и ту же страшную историю убийства: муж на почве ревности перерезал горло своей любимой жене... Муж – в тюрьме, жена отошла в мир иной. Пятнадцатилетний сын остался один на всем белом свете!
Луиза читала и перечитывала газеты, не отрывала взгляда от телевизора: «Это они! Боже мой, какое страшное возмездие пришло к ним с небес!» Долгое оцепенение и великая радость не покидали несчастную и теперь счастливую женщину...
Радовалась ли она этому страшному небесному суду, постигшему бывшего мужа и бывшую подругу? Нет! И еще раз – нет! Она перестала о них думать. Луиза думала только о своем мальчике. Она сделала все возможное и вернула свои законные материнские права. Наконец, она сжала в объятьях своего малыша, которого не видела целых 12 лет...
Христо обожает свою мать. Взахлеб пользуется ее ласками, о которых не имел представления все свое невеселое детство. Мать и сын счастливы! Они навсегда покинули Салоники. И только близкие им люди знают их новый адрес...
А Вера и Андрей?! Они получили то, что заслуживали. Убийство Арчила было началом их конца. Они сами написали этот сценарий. Сами сыграли в этом спектакле. И сами же рассчитались друг с другом крупной купюрой – ценою в жизнь.

 

София Паниду для "Афины & Эллас"

Система Orphus

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Поделиться ссылкой:

О том, как поделиться
Правила комментирования
Последнее изменениеСреда, 07 июля 2010 19:08
Комментарии для сайта Cackle
Наверх

Мобильные приложения

 

Новостные ленты

Партнеры сайта

Новости по Email