Menu
Login
  •  
  •  

Блокада в пересчете на рубли

  • Автор  Максим НИКИФОРОВ
  • Просмотров 2093
Блокада в пересчете на рубли

Тема письма, пришедшего недавно в нашу редакцию по электронной почте, заставляла вздрогнуть. «Власти Санкт-Петербурга безжалостно лишили пожилую женщину-инвалида, пережившую блокаду Ленинграда, последних финансовых льгот». Вот так, ни много ни мало.

И обратный адрес более чем солидный – пресс-служба Европейского информационно-правозащитного центра, Страсбург. Ничего себе – где-то, значит, умирает от голода несчастная блокадница, Европа возмущается, бьет в набат, а наша распрекрасная власть и ухом не ведет. Ладно, мы сейчас поднимем бучу, выдадим всем по первое число. Дайте только разобраться. 

Европейские правозащитники изобличают «безжалостных российских чиновников»

Разобраться оказалось не так сложно. Благо к письму были приложены все необходимые документы.

Маргарита Николаевна Агаева родилась 26 октября 1943 года в Ленинграде. Как известно, полное освобождение города от фашистской блокады произошло 27 января 1944 года. Таким образом, в блокадном городе Агаева прожила всего три месяца. Но этого, как она уверяет, ей хватило, чтобы заработать массу хронических заболеваний, которые испортили ей всю жизнь. В частности, лишили возможности иметь детей.

В конце 1980-х годов пережившим Ленинградскую блокаду стали выдавать знаки «Жителю блокадного Ленинграда». В соответствии с положением, вручался знак лишь тем, кто прожил в Ленинграде в период блокады не менее 4 месяцев. Откуда взялась такая цифра и чем она обоснована, сейчас уже вряд ли кто объяснит. Но факт остается фактом: Маргарите Николаевне до необходимого минимального срока проживания не хватало одного месяца. И, соответственно, указанный знак ей был не положен.

Но Агаева, будучи уже на тот момент инвалидом и, видимо, надеясь, что знак ей даст какие-то льготы, заявление в исполком Красносельского района все-таки подала. Там ее честно предупредили, что ситуация спорная и решение будет приниматься на уровне горисполкома. В сей высокой инстанции, видимо, оказались люди совестливые, решили из-за какого-то недостающего месяца больному человеку жизнь не осложнять. Тем более что на тот момент знак, о котором она просила, никаких льгот не предполагал. И в сентябре 1990 года этот знак ей выдали.

Шли годы, Агаева потеряла родителей, младших брата и сестру. Последним из близких в 1994 году ушел из жизни муж-блокадник. Как раз с этого года обладатели знака действительно стали получать небольшую ежемесячную выплату. Но тем не менее Маргарита Николаевна едва сводила концы с концами. В 1997-м она решила уехать на постоянное место жительства в Германию. Но там, как она сама признает, страдает «от одиночества, болезней, ностальгии по любимому городу и родным, оставшимся на погосте».

Россия исправно перечисляла ей пенсию – 3500 по старости и еще столько же как жителю блокадного Ленинграда. Но с декабря 2009-го «блокадные» деньги Агаевой присылать вдруг перестали. Она обратилась к губернатору Санкт-Петербурга и президенту России. Спустя несколько месяцев получила ответ из отдела наград администрации Санкт-Петербурга, где ей объяснили, что в 1990 году звание жителя блокадного Ленинграда было присвоено ей незаконно. Соответственно, на дополнительные 3500 рублей она права не имеет.

Более того, как ответили адвокату Агаевой в управлении Пенсионного фонда Красносельского района, поскольку ей все эти годы начислялась незаконная надбавка, размер валоризации (учет советского трудового стажа) тоже оказался завышенным. После пересчета российская пенсия Маргариты Николаевны с 1 января 2014 года составляет 6245 рублей 74 копейки.

Разумеется, это очень мало даже по нашим меркам, не говоря уже о европейских. Но, как сообщила Агаева в телефонном разговоре, она не получает и этой суммы – ее забирает немецкое государство. «Взамен» оно оплачивает ей социальное жилье, телефон и обслуживание банковского счета. Платит также фиксированную сумму за отопление. Что «натопишь» сверх того – уже за свой счет. На все остальные расходы она получает пособие в сумме меньше 200 евро. На «блокадные» деньги немцы не покушались, выплачивали в полном объеме, но теперь нет и их...

«В Германии я тоже имею инвалидность 60%, но льгот не получаю, – пишет Агаева в Европейский суд по правам человека. – Как хроническая больная покупаю льготную медкарту. Но в последние годы количество льготных лекарств и обследований катастрофически сокращается. Большинство медикаментов, в которых я нуждаюсь, надо покупать за свой счет. Такой возможности я не имею».

Положение, что уж говорить, просто критическое. Буквально порог нищеты. Но кто в этом виноват? Маргарита Николаевна честно признает: прежде всего она сама. Поверила в сказки о молочных реках и кисельных берегах вдали от родины.

– Я уже успела пожалеть об этом сотни раз, – признается она. – Давно бы вернулась на родину, у меня дома стоит собранный чемодан. Держит только забота о внучатом племяннике – он с трех лет фактически сирота, живет в приюте. Сейчас ему 14, я ему должна помогать, пока не встанет на ноги...

История, что и говорить, поучительная. У нас и до сих пор нередко можно услышать: здесь, мол, все плохо, а вот ТАМ – это жизнь! И только приехав туда и реально столкнувшись с этим «раем», люди начинают прозревать. Оказывается, там они никому не нужны. Кормить их и поить государство, которому они ничего хорошего не сделали, в общем-то, не очень хочет. И его вполне можно в этом понять.

Однако, как уверяют в том же Европейском информационно-правозащитном центре (ЕИПЦ), русские – едва ли не самые ущемленные из всех находящихся в Германии эмигрантов. Во всяком случае пенсию отнимают только у бывших наших граждан.

– Россия фактически спонсирует германскую экономику, – заявляет председатель ЕИПЦ Гарри Мюррей. – Но Германия сегодня важный торговый партнер для России, и поэтому ваш МИД молчит.

Справедливости ради надо сказать, что дело обстоит по-разному в разных германских землях (законы которых, как известно, не всегда совпадают). В одних из них местные власти разрешили людям получать российские пенсии либо полностью, либо частично. В других, наоборот, лютуют. На учете в ЕИПЦ – дело нашего бывшего соотечественника, которого власти уличили в незаконном получении российской пенсии и теперь через суд требуют выплатить 12 тысяч евро, составивших его «незаконное обогащение» за 20 лет.

Согласитесь, на этом фоне администрация Санкт-Петербурга, обнаружившая незаконную выплату Агаевой «блокадных» денег, выглядит гораздо гуманнее. Никто не ставит вопрос о возвращении незаконно полученного. Просто перекрыли краник – и все. Кстати, у немцев в подобной ситуации никому бы и в голову не пришло качать права. Какая разница, сколько человеку не хватает до срока, положенного для данной выплаты, – года, месяца или, может быть, даже одного дня. Выплата ему НЕ ПОЛОЖЕНА ПО ЗАКОНУ. Закон этот, как известно, до сих пор является предметом дискуссий. Депутаты питерского ЗакСа делали неоднократные попытки четырехмесячный критерий отменить. Но закон устоял, и, пока он остается в силе, его надо выполнять независимо от того, нравится он кому-то или нет.

Собственно, так и рассуждали в комитете по социальной политике Санкт-Петербурга. В 2008 году там начали проверку законности присвоения звания жителя блокадного Ленинграда. Таких, как Агаева, выявили 170 человек. И всем им – независимо от места жительства и иных обстоятельств – выплату «блокадных» денег прекратили. Можно, конечно, сказать «безжалостно лишили», но это будет, мягко говоря, не очень честно.

Источник

Система Orphus

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Поделиться ссылкой:

О том, как поделиться
Правила комментирования
Комментарии для сайта Cackle
Наверх

Мобильные приложения

 

Новостные ленты

Партнеры сайта

Новости по Email