Menu
Login
  •  
  •  

О греках

  • Автор  Atena Boutsiani
  • Просмотров 3804

Когда мы видим вызывающий восхищение заход солнца над Акрополем или Санторини, мы редко задумываемся о том что скалы эти,

такие красивые в умело пойманном кадре фотоаппарата, для выживания совсем не лучшее место. А они покрывают большую часть территории материковой Греции, не говоря уже об островах, делая территорию ее совсем непригодной для плодородного земледелия, развитого скотоводства и вообще всего того, что делает жизнь обосновавшихся на земле племен удобной, спокойной, расположенной к оседлой жизни.
Начиная с мифической зари своей истории, с Ясона и Одиссея, эллины часто ищут лучшей доли за пределами прекрасной Эллады. Убеждая других и веря сами, что Итака конечно же самое прекрасное на земле место, но отнюдь не всегда спеша в нее возвращаться из прекрасного дворца какой нибудь гостеприимной нимфы…

Греческая диаспора, т.е. греки, живущие за пределами Эллады, по численности может сравниться только с еврейской. И опять только с евреями Грек сравним в степени привязанности к своей нации, взаимовыручке и нежелании растворяться в новом, чуждом чуждом ему обществе. Как еврейская солидарность закалялась веками гонений, так и греческая национальная спаянность выковывалась в ответ как на тяжелые условия выживания на земле Эллады, так и необходимость взаимовыручки в новой жизни за ее пределами. *Сила в сплоченности* – истина эта теоретически понятна всем и за пределами Греции, но только здесь она нашла такое полное осуществление…
Грек поможет греку где угодно, в чем угодно и когда угодно.

Впрочем расположенность эта сыграет свою положительную роль в готовности к помощи любому человеческому существу. Человек, потерявший сознание в толпе многолюдной улицы или метро в Афинах, наверняка соберет вокруг себя маленькую толпу посочувствовавших, которая не рассосется, пока пострадавший не будет передан в руки врача. В Лондоне или Берлине пострадавшему сильно повезет, если рядом окажется полисмен, в профессиональные обязанности которого входит помощь подобным пострадавшим. Остальные в толпе шагающие могут просто задавить…

Но та же самая сплоченность имеет и очень неприятный дущок. Все остальные человеческие существа, не принадлежащие к эллинам, для них ξενοι. Xenos обычно переводиться нейтрально передающим смысл словом – иностранец. Но буквально ксенос значит чужой, чуждый. При всей их доброжелательности и превосходящей все народы Европы гостеприимности, любой иностранец для эллина именно ксенос, именно чужой и чуждый.

Впрочем сплоченность эта против чужих заметна не только в отношении к иностранцам, но во всех социальных группах. Выражение δικος μας, переведенный своим обычным словарным переводом как *наш* не передаст всего смысла этого слова, необходимого для разумения национальных особенностей эллина.
Доверять своим людям – истинна в общем-то универсальная, но опять таки только эллины так полно ее ощутили. Они заключены в своем социальном круге, от самого тесного – семьи, до самого широкого – нации. И ксенос для эллина не только иностранец, но всякий кто находится за границами его круга. Начиная с семьи, которая конечно же круг самый тесный. Член семьи – это первого уровня δικός μας – наш для эллина, а всякий не принадлежащий к семье –ξένος, чужой и чуждый.
Рождающийся на свет малыш сразу попадает в сеть связи поколений – родители обязаны дать детям имена своих родителей. Традиция эта протянулась из античности. В Древней Греции люди давали новорожденным имена своих родителей чтобы продлить символически жизнь их в вечность. Этот способ обессмертивания людей своего рода победил даже традиции христианства.
В Византии, историю которой мы считаем историей Греции в Среднии века, хотя она и не находилась на территории современного греческого государства, Иоанн Златоуст в своих проповедях призывал давать детям имена святых, отойдя от навязчивой античной привычки продлевать в вечность имена своих родителей. Но – призыв святителя остался тщетным… Традиция благополучно дотянулась до наших дней, донеся до нас имена античные. И слыша сегодня на базаре – * Агамемнон, тащи помидоры!* – думаешь, ну что же – живая история..
И христианские имена включились в эту традицию.Разнообразия в них не наблюдается. Войдя в заколдованный круг традиции имен, Георгиосы и Никосы окружают вас всюду. Каждому мужскому имени заботливо создается женский вариант – и наоборот. А то так же – вдруг родится дитя не того пола. И Георгия и Николия должны быть в запасе…

Привязанность к семье часто находит свое выражение в слишком трепетном отношении к биологической матери. Оно уходит корнями в славное античное прошлое, когда женщина была заперта на женской половине дома. Мать как таковая находилась в полной власти отца, но сын до наступления сознательного возраста находился в ее руках, и скорее всего она о использовала свою власть над существом мужского пола,зная что это не навсегда. Заколдованный круг этот из античности дотянулся и до наших времен.
Привязанность мужчины к биологической матери в Элладе заметна с первого взгляда. Обычно критика в ее адрес воспринимается очень болезненно…Так же как критика Матери Эллады.
Эллин уверен что все наши эллинские проблемы и недостатки может обсуждать и подвергать критике только Он, если ксенос делает это, то он – Враг.
Сами критика и поношение это одно из хобби эллина. Он любит поносить все, все отрицательные моменты бедной Греции подвергнуться хулению без жалости, но вот если попробуем сказать то же самое xenos – все, ему конец. Он становится худшим врагом, хотя минуту назад был лучшим другом. Логика, трудно ухватываемая бедным иностранцем, который только понимает, что Элладу ему хулить нельзя, если на хочет нарваться на неприятности…

Источник : mybigfatgreekmarriageru.wordpress.com

Система Orphus

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Поделиться ссылкой:

О том, как поделиться
Правила комментирования
Комментарии для сайта Cackle
Наверх

Мобильные приложения

 

Новостные ленты

Партнеры сайта

Новости по Email