Menu
Login
  •  
  •  

Греки из Цалки

Греки из Цалки

Для большинства русскоязычных жителей Греции, и ничуть не меньшего количества греков проживающих за пределами Эллады, слово Цалка не является чем-то неизвестным или необычным. Но далеко не всякий, знает об этом слове больше чем то, что это некое место где на территории Грузии жили т.н. "Понтийские Греки". Редакция Русских Афин, совместно с сайтом Цалка попробует рассказать читателям об этом месте.

 

О Цалке

Цалка - город на юге Грузии, административный центр Цалкского района, край Квемо-Картли.  Город расположен на юго-восточном берегу Цалкского водохранилища.Через город проходит железнодорожная линия Тбилиси — Ахалкалаки. Рядом с городом находится железнодорожная станция Цалка. Исторически этот регион назывался Триалети. Он интересен тем, что здесь еще остались так называемые "понтийские греки". Их довольно много уехало, и все же 20% населения района - именно они. В храмовой архитектуре кое-где просматривается их влияние. Административный центр всего района, от Цалки 30 километров до Манглиси, 75 до центра Тбилиси, 38 до Тетрицкаро по сомнительной трассе.  67 километров до городка Ниноцминда. Место это высокогорное, в среднем около 1600 метров от уровня моря, а это значит, что даже летом тут прохладно, как на всем армянском нагорье вплоть до Эрзурума. С севера лежат Триалетские горы. Через Цалку на юг течет река Храми, которая за селом Триалети уходит вниз глубоким ущельем. В 1853 году, в год начала русско-турецкой войны,  было решено построить церковь на фундаменте старогрузинской церкви, которая находилась в центре села. Построив храм, прихожане установили два колокола общим весом в четыре пуда. После чего церковь была освящена во имя Пресвятой Богородицы. Существует по сей день. Средневековых крепостей в районе мало, почти только одна, зато значительная - крепость Клдекари. Это великая в прошлом крепость,ныне совершенно забытая. Цалкинский район интересен с точки зрения археологии. Здесь обнаружена мезолитическая стоянка Эдзани (мне кажется, где-то совсем рядом с Цалкой), а все цалкинское плоскогорье является едва ли не ядром Триалетской культуры (начало 2 тыс. до н.э.). В то время люди жили в Закавказье отдельными очагами и преимущественно на возвышенностях. Поэтому на цалкинском плоскогорье найдено довольно много курганов. Внутри как правило керамика, но находили и колесницы и золото. Сам я этих курганов не видел.  

Район города Цалка, а также селения цалкинского района,  их названия на русском и грузинском языках.

Цалка (წალკა) Авранло (ავრანლო) Арджеван-Сарвани (არჯევან-სარვანი) Ахалики (ახალიკი) Ашкала (აშკალა) Аязми (აიაზმი) Башкой (ბაშქოი) Бешташени (ბეშთაშენი) Бурнашети (ბურნაშეთი) Гедеклари (გედექლარი) Гумбати (გუმბათი) Гуниа-Кала (გუნიაკალა) Даракой (დარაბოი) Дашбаши (დაშბაში) Джиниси (ჯინისი) Едикилиса (ედიქილისა) Земо-Ашкала (ზემო აშკალა) Имера (იმერა) Кабури (კაბური) Каракоми (ყარაკომი) Квемо-Хараба (ქვემო ხარაბა) Кизыл-Килиса (ყიზილყილიშა) Кириаки (ქირიაქი) Кущи (კუშჩი) Ливади (ლივადი) Минсазкенди (მინსაზყენდი) Нардевани (ნარდევანი) Озни (ოზნი) Олианги (ოლიანგი) Пантиани (პანტიანი) Пичвебисхеви (ფიჭვებისხევი) Реха (რეხა) Санта (სანთა) Тазахараба (თაზახარაბა) Тарсони (ტარსონი) Теджиси (თეჯისი) Тикилиса (თიქლისა) Хадики (ხადიკი) Хандо (ხანდო) Хачкой (ხაჩკოი) Храмгэс (ხრამგესი) Цинцкаро (წინწყარო) Чапаевка (ჩაპაევკა) Чатахи (ჩათახი) Чивткилиса (ჩივიქილისა) Чолмани (ჩოლმანი) Чочиани (ჭოჭიანი) Шипиаки (შიპიაკი) Шуа-Хараба (შუა ხარაბა)

Цалка, ее первоначальное название Бармаксыз. Греки первопереселенцы прежде проживали в одноименом селении Арзрумской области Малой Азии. Известно, что еще в 9 веке нашей эры в отмеченной области проживало греческое население. По всей вероятности еще с тех времен, а может быть позже, греками был образован новый населенный пункт под названием «Адактилос», что в переводе на русский язык означает «без пальца». В период господства Османов сюда стали поселяться различного рода тюркские племена, ко торые, переведя название селения Цалка на свой язык назвали его Бармаксыз, Со временем это название почти беспрепятственно утвердилось в сознании на только у пришельцев, но и у местного греческого населения. В итоге, название села не претерпело бы никакого измененияе, если бы не его тюркское окружение. Данный принцип действовал и в отношении греческого языка. Чем больше в среду греков про никало пришлое население, тем интенсивнее они вы нужденно общались с завоевателями на их языке. Целенаправленная политика османов исламизации и тюркизации местного христианского народонаселения со временем привела к ослаблению устоев греческого языка. Все это происходило не от того, что враг был сильнее, а от того, что он был необузданным и варварски настроенным. Он не замечал на своем пути даже глыбы, а тем более такую тонкую струну, как душа, язык и культуру. Исходя из чего, со временем, часть греческого населения, в особенности в деревнях, зажатых в тиски врага, вынужденно становились туркофонами. При этом, хоть тайно и скрыто, от поколения к поколению передавался родной язык, культура, человечность, также самое важное и дорогое для народа - родная ортодоксия. Как раз при этом постепенно терялись некоторые нюансы вышеперечисленных атрибутов национального достоинства греческого народа. Поэтому не так удручающе выглядела картина, как это может казаться на первый взгляд. Наоборот, греки селения Цалка - Бармаксиз сумели сохранить и привезти с собой в Российскую империю религию и язык. Среди переселенцев имелось достаточное число образованных людей, в том числе священнослужителей. Например, П.А. Бурсанов - 60 лет, A.A. Аврамов - 75 лет, П.Х. Попов - 63 года, И. Айдинов и другие.

Цалка - ГрузияГреки-переселенцы, веками мечтавшие о свободном проведении литургии, в руинах старогрузинского селения застали развалины православной церкви. На скорую руку привели ее в надлежащий порядок. Вышеупомянутые священнослужители поочередно стал® проводить службу на родном языке. Свыше шести лет греки глагольствовали на родном языке под открытым небом. Трудно представить, какую радость переживали они при этом.

Однако, неустроенность и нищета способствовали некоторым интригам между священнослужителями и, лаже, прихожанами. Подобная обстановка продолжалась до 1838 года. В отмеченный год по указу Экзарха Грузии, Цалкинский оркуг был разделен на приходы, во главе которых был поставлен благочинный всех греческих церквей округа. Тогда же, по ходотайству благочинного перед Экзархом, священниками в Цалке при Бармаксизской церкви были назначены: П.А. Бурсанов, A.A. Аврамов, П.Х. Попов. Вместе они служили до 1840 года .

Под нажимом Европейских держав и Российской империи правящие круги Османской империи в 40-е годы XIX века вынужденны были принять законы под названием «Хатти шериф» и «Хатти хумаиун», суть которых заключалась в защите прав христианского населения. Принимая отмеченные законы, правящие круги империи искусственно стали разжигать шовинизм среди реакционной части мусульман. Усилия этого национализма были направлены против христианских народов и, в первую очередь, против греческого населения Малой Азии. Исходя из чего усилился приток беженцев из пределов Османской империи. Часть этих беженцев стала пополнять ряды жителей и селения Бармаксиз. Благодаря чему, впервые церкви данного селения было выделено место причетника. Занять эту должость удостоился 21 летний Иоанн Айдинов. Он родился в 1819 году в селении Бармаксиз Арзрумской области. Его отец Димитрий, по прозвищу Айдын, служил в должности старосты селения Бармаксиз и скончался в 1829 году, буквально перед переселением в пределы Российской империи. 

ЦалкаИтак, Иоанн Айдинов переехал в Цалкинский округ вместе с семьей в десятилетнем возрасте. Как многие из детей переселенцев, Иоанн, еще будучи в Арзрумской области, посещал греческую школу в родном селе. После переезда он стал заниматься частным образом у священника. В 1836 году Иоанн поступил в духовное училище, которое окончил в 1842 году. К тому времени его дядя, работавший на должности причетника в церкви селения Бармаксиз, скончался. На эту должность был назначен девятнадцатилетний Иоанн Айдинов.

Молодой причетник Иоанн Айдинов, работая вместе со священником Ксенодоховым, произвел на него положительное впечатление и вскоре заслужил всеобщее уважение у своих односельчан. Владение доста- точно хорошо греческим, русским и турецким языками и его старание всей душой служить родной ортодоксии было замечено начальством Канцелярии патриарха. Вскоре, по велению Экзарха Грузии он был возведен в сан священника. К тому времени И. Айдинов женился на дочери своего учителя Александра Ксенодохова. В 1843 году ему исполнилось 26 лет, и в день рождения он был назначен священником в церкви селения Кастрон (оно же Гуния Кала).

Из официальных архивных документов нам известно, что в Арзрумской области отца Иоанна звали Димитрий, по прозвищу Айдын, что значит образованный, просвещенный. Иоанн, будучи сиротой, переехал в пределы Цалкинского округа вместе с семьей родного дяди. Эта семья в указанном округе вошла в списки переселенцев под фамилией Евстафьев. Отметим, что и мальчик-сирота Иоанн стал носить упомянутую фамилию до поступления в духовное училище. Будучи взрослым, решил не предавать забвению имя родного отца и взял в основу своей новой фамилии его прозвище - Айдын. Поэтому в документах училища он проходит под отмеченной фамилией.

В 1853 году, в год начала очередной русско-турецкой войны, в селении Цалка - Бармаксыз было решено выстроить церковь на фундаменте старогрузинской церкви, которая находилась в центре села. Выстроив указанную церковь, прихожане установили два колокола общим весом в четыре пуда. После чего церковь была освящена, как храм, во имя Пресвятой Богородицы.

Цалка - ПастбищеИтак, лишь спустя двадцать два года греки выстроили церковь. В чем причина столь позднего строительства? Однозначно ответить на это трудно. Но архивные материалы говорят нам о бедности переселенцев. Нельзя не отметить тот реальный факт, что среди священнослужителей данного селения существовали и некоторые раздоры, суть которых сводилась к экономическим проблемам. А так же некоторая часть переселенцев не собиралась оставаться здесь на постоянное место жительства. Последнее исходило из того, что бармаксизцы, на территории Малой Азии были городскими жителями. Они являлись работниками государственных учреждений, мастеро выми различных специальностей и торговцами. У местных властей они просились поселить их ближе к городу, где бы они смогли применить свои способности. В крайнем случае, они были согласны поселиться, в тех местах, где можно было заняться земледелием. Начальство не могло удовлетворить их желания. Поэтому положение переселенцев до 1853 года оставалось шаткое.

В результате осложнения международной обстановки, обострения «Восточного вопроса» разразилась война между Российской и Османской империями. Усилился поток беженцев в пределы Кавказа. Греки Цалкинского округа оказались перед свершившимся фактом-приемом своих родственников, оставшихся в пределах Малой Азии. Лишь после этого бармаксизцы осознали невозможность достижения желаемого ими в условиях тогдашней Российской действительности. Они оказались вынужденными смириться с судьбой и заняться земледелием. Так отпал вопрос о сомнении устройства на постоянное жительство. Тем более, что к отмеченному времени большинство священнослужителей по возрасту ушло из жизни. Более молодое поколение свыклось с местностью и восприняло ее, как свою родину.

Цалка - Улица АристотеляК 1857 году церковь Пресвятой Богородицы селения Цалка - Бармаксыз осталась без духовного отца. Кандидатов на это место было много. Однако, прихожане. Они искали более молодого и энергичного, который мог бы поднять просветительское дело. В итоге, такой священник был найден. Им стал молодой Павел Котанов. Он родился в 1826 году в деревне Котанлы, расположенной на границе Арзрумской и Карсской областей у подножия Соганлугских гор. Автор труда «Восточная война 1853-56 г.г.» по поводу упомянутого села пишет: «Из Карса в Арзрум ведут четыре дороги, через Соганлугский хребет, где высоко в горах расположенно греческое селение Котанлы, через которое в 1829 году прошли войска генерала Паскевича». Родители П. Котанова переехали в пределы Цалкинского округа, когда ему было два года. Здесь он получил домашнее образование у священника Ксенодохова. Впоследствии он окончил Тифлисское духовное училище. После завершения которого он был определен в качестве причетника в Бармаксизскую церковь. П. Котанов в 26 летнем возрасте женился на дочери своего первого учителя священника Ксенодохова. В 1857 году П. Котанов был назначен Экзархом Грузии священником Бармаксизской церкви Пресвятой Богородицы.

К счастью прихожан селения Цалка - Бармаксыз, наличие большого числа священнослужителей сыграло свою положительную роль. Например, священник Василий Фотов в 1840 году открыл школу в собственном доме. В указанной школе Василий Фотов учил детей своих прихожан чтению и пению на греческом языке. Этим он стремился привить любобь к родному языку у молодого поколения цалкинцев. На базе этой школы в 1844 году было решено открыть греческое училище для детей прихожан. Ниже приведен список первых учеников данного училища за 1844 год:
1.    Котанов Павел Димитриевич - 17 лет, читает псалтырь
2.    Манусаров Федор Георгиевич - 16 лет.
3.    Кешишов Федор Георгиевич - 16 лет.
4.    Пурсанов Хрисостом Иооннович - 15 лет.
5.    Котанов Моисей Васильевич - 14 лет.
6.    Котанов Хрисостом Стефанович - 13 лет.
7.    Пашнахов Кирьяк Стефанович - 12 лет.
8.    Айдинов Георгий Панайотович - 11 лет.
9.    Авраамов Иоанн Кирьакович - 11 лет.
10.    Айдинов Дамьян Михаилович - 11 лет.
11.    Алмасов Стефан Федорович - 11 лет.
12.    Пурсанов Хрисостом Анастасевич - 9 лет.
13.    Невтанов Димитрий Стефанович - 8 лет.
14.    Нефтанов Анастасий Фотович - 7 лет.
15.    Манисаров Михаил Кирьякович - 7 лет. На этом примере можно убедиться, как искажались фамилии греков в пределах Российской империи в XIX веке. В одном случае Манусаров, а в другом Манисаров.
16.    Айдинов Афанасий Константинович - 9 лет. 

Отметим, что окончание отчеств/вич/наша интерпретация, на самом деле, в списках тогда писали/ов/, для примера-Афанасий Константинов, а не Константинович. Законоучителем данного училища с 18 февраля 1844 года был назначен священник Иоанн Кирьяков. Церковным старостой стал Д.Ч. Чохов.

Цалка - Памятник АристотеляВ 1858 году, при содействии этого училища, была открыта специальная греческая сельская школа для детей прихожан. По этому поводу издаваемый тогда грузинский духовный вестник писал: «Эта школа основана местным приходским священником Александром Феохари, который для этого дела безвозмездно уступил часть собственного дома и сам начал заниматься обучением детей. Греки открыли эту школу с целью обучать детей чистописанию, русскому и греческому языкам также основам церковных канонов и песнопения. Поэтому А. Феохари стал преподавать Катехизис, священную историю, церковное чтение, чистописание на греческом и русском языках, арифметику и нотное пение только на греческом языке. Содержание школы общество Бармаксыз взяло на себя. В зимний период число учеников достигало до 40 человек, но весной их число резко сокращалось в связи началом полевых работ. Для Цалки было обычным явлением, когда семилетние мальчики работали наравне со взрослыми. На протяжении 15 лет школа подготовила более 100 мальчиков, многие из которых впоследствии сами открывали собственные школы».

Вышеизложенное говорит о том, что прихожане селения Бармаксыз (Цалка), как и многие другие греки Цалкинского округа, были готовы отдать последнее ради усиления преподавания в школах родного языка. Благодая осознанному подходу к самым жгучим национальным проблемам, Бармаксизская школа к концу XIX века стала самой известной и популярной по всему округу. В этом большая заслуга местной церкви и церковнослужителей, которые принимали самое непосредственное участие в развитии системы образо- вания и утверждении родного языка. О заслугах церкви и церковнослужителей селения Бармаксиз местная грузинская пресса писала: «Недавно Афинская пресса начала писать похвальные статьи о молодом греке из Кавказа Лазаре Котанове, приват-доценте Афинского университета, отделения кистологии и экспериментальной потологии. Упомянутый Лазар Котанов был сыном Цалкинского священника грека. В 1882 году, закончив четыре класса в Тифлисской духовной семинарии, перешел в гимназию. Успешно сдав экзамены, поехал учиться в Киевский университет имени святого Владимира. В 1884 году в связи с ре-волюционными событиями был вынужден оставить университет и поехать в Афины. В1890 году, успешно окончив университет, защитил докторскую диссертацию. Перевел с русского на греческий язык книгу «Микробиология» Академика Российской Академии наук М.А. Афанасьева, на что хорошо отозвалась греческая пресса».

Подводя итоги деятельности местной греческой церкви селения Бармаксиз Цалкинского окуга, можно с уверенностью и благодарностью отметить, что труды и старания эллинов - усилить преподавание родного языка на чужбине не прошли даром. Молодое поколение Бармаксиз, благодаря усилиям церкви, вышло за пределы собственного округа и достигло пределов исторической Родины. Однако в приостановлении данного дела всецело ответственна революция 1917 года.

Цалка - ЦерковьРеволюционное движение в 90-е годы, которое опровергало религию, оказало свое отрицательное воздействие и на умы греческой интеллигенции Цалкинского округа. Если революционно настроенная часть населения выступала против строительства новых церквей, то сторонники политики тогдашних правящих кругов практически приступили к их строительству. Так в 1907 году был заложен фундамент новой православной греческой церкви в селении Бармаксыз, Цалка. Получив некоторую помощь от местного начальства, но главным образом, на пожертвования, собранные от прихожан, строительство ее было завершено в 1911 году. Тогда же она была освящена во имя святого Великомученника Георгия. В Советский период и эта священная обитель не смогла избежать горькой участи: она была превращена в клуб, а затем в склад сельскохозяйственной продукции. В церковной ограде, главным образом, находятся могилы первых священнослужителей, переехавших из пределов Малой Азии. 

 

Историю Цалки, хорошо описал Алексей Чичкин с своей книге "Друзья и Враги за кавказским хребтом, выдержки из которой мы публикуем ниже. 

Причины и тенденции расширения греческой диаспоры в регионе

Российские власти были заинтересованы в том, чтобы в конфессиональном плане Закавказье было населено русскими и народами из соседних регионов. Такая политика имела целью максимально «разбавить» возможные националистические проявления в Закавказье и, соответственно, создать новые точки опоры Российской империи в данном регионе. В этой связи государство поощряло и увеличение греческой диаспоры в Закавказье.

Первая крупная группа греков, переселившихся из Турции по настоянию российской стороны — около 20 семей, — прибыла в регион в 1813 году и была заселена в западногрузинском селе Цинцкаро. Стремление греков поселиться в Грузии, как и в Восточной (российской) Армении, не было случайным: единоверцы — грузины и армяне — сами много претерпели от турецких нашествий, поэтому доброжелательно относились к грекам, выражая согласие принять их у себя.

В Государственном историческом архиве Грузии имеется список семей, поселившихся в упомянутом селе, с указанием главы семьи, возраста членов семьи, количества пригнанного рогатого скота. Под номером 13 значится Карыб Анастасов, 22 лет. С ним были малолетние двоюродные братья и 15 голов рогатого скота. В 1822-1823 годах село Цинцкаро пополнилось еще 100 греческими семьями, переселившимися из Северо-Восточной Турции. Еще тогда в селе рассматривались проблемы благоустройства. В рапорте пристава переселенцев Кациери от 18 апреля 1832 года на имя «Его сиятельства господина грузинского гражданского губернатора, действительного статского советника и кавалера князя Полевандова» ставился вопрос о строительстве водопровода для села. Что и было сделано в том же году.

Но массовое переселение греков из Турции в Грузию и Восточную Армению произошло в 1829-1830 годах. Этому способствовали исторические обстоятельства тех лет: христианское население Восточной Турции радушно встретило русские войска, которые вступили в пределы Турции в 1828 году. Причем местные греки примкнули к русской армии, создали свою «греческую дружину» и самоотверженно воевали против турок.

Но, согласно заключенному 2 сентября 1829 года Адрианопольскому мирному договору, Россия уступила Турции Карс и Эрзерум. Опасаясь мести со стороны турок, греки убедительно просили российские власти в срочном порядке переселить их за пределы Турции. Главнокомандующий генерал Паскевич, наместник российского царя на Кавказе, сознавая сложность ситуации и предвидя грозившую христианам опасность, ходатайствовал перед правительством о переселении их на Кавказ. В то же время, отмечает грузинский историк И. Гараканидзе, «посредством греческих миграций из Малой Азии успешно проводился на деле политико-стратегический замысел Российской империи на пограничных с Турцией территориях Грузии — постепенно концентрировать все новые христианские группировки, которые могли в случае необходимости оказать поддержку христианским державам». Кроме того, целью правительства было расширение торговли с заграницей с помощью этого населения.

Были разработаны правила, условия и порядок заселения греков на свободных землях. Согласно утвержденному 22 октября 1829 года положению «О принятии помещиками Грузии поселенцев, выходящих из заграницы, и о водворении их на собственных землях», для обустройства предусматривалось освобождение переселенцев-греков на первые шесть лет от казенных податей и па первые три года — от земских повинностей. Те же условия впоследствии распространились на греков, переселяющихся в Восточную Армению.

Основная часть эмигрировавших в тот период из Турции греческих семей была заселена западнее Тифлиса в свободных тогда казенных землях Цалкской зоны Триалетского приставства (Центральная Грузия). А группа из 85 греческих семей, возглавляемая начальником Гюмушханских серебряных промыслов Теодором Заманопуло, в конце сентября 1829 г. сперва прибыла в Гюмри (Восточная Армения). Где, выдержав 14-дневный карантин, они отправились в упомянутое выше село Цинцкаро. Весной 1830 г. эти семьи перешли на свободную безлесную местность Бешкенашен, что в северной части Восточной Армении.

Вторую партию поселившихся в те годы греков — из 34 семей — составляли предки жителей современного грузинского села Башков. Затем прибыла из Эрзерума самая многочисленная партия, состоящая из греков и армян. Они тоже были направлены в село Цинцкаро. К концу 1831 г. в районе Цалки образовалось 18 греческих селений. В дальнейшем зона расселения прибывавших из Турции греков распространилась на причерноморские районы Грузии и прилегающие к Грузии районы Восточной Армении. Но Цалка оставалась основным греческим районом в Закавказье.

Цалка, как район с компактным проживанием греков, еще в XIX в. привлекала внимание ученых. В «Материалах для изучения экономического быта государственных крестьян Закавказского края» (1834 г.) содержится исследование А.Д. Ерицова «Экономический быт государственных крестьян Борчалинского уезда Тифлисской губернии».

Автор отмечает, что основным занятием и источником благосостояния крестьян являлось хлебопашество. В основном, выращивались пшеница и ячмень, сажали также картофель и фруктовые деревья, развивалось здесь же и виноградарство. Территория Цапки благоприятствовала развитию и животноводства. По многим источникам, среди греков в Закавказье встречались хорошие каменщики, плотники, кузнецы, ковачи. Женщины ткали грубые шали, выделывали ковры, паласы, скатерти, постельное белье.

Интересное исследование провел врач Э.В. Эриксон (он находился в Цалке 8 месяцев — с декабря 1886 г. по июль 1887 г. включительно). Изучив жизнь и быт цалкинских поселян, он научно обобщил собранный материал и опубликовал в 1898 г. очерк. Автор отмечает, что греки держатся упорно традиций, привязаны к обычаям предков, но медленно освобождаются от турецкого влияния, живут, в основном, в землянках. Однако учитель Тифлисской духовной семинарии Христофор Ксенофонтов и благочинный протоиерей Ананий Ксенодохов в докладной записке на имя коллежского асессора С.А. Дмитриева 30 ноября 1840 г. указывали, что переселенные из Турции в зону Ахалциха «греки и сегодня находятся в самом жалком состоянии невежества, потому что, в продолжение многих столетий бывшие под тягостным владычеством магометан, неприятелей всякого просвещения, притесняемые за веру и лишенные всех способов образования, они все более и более коснели, забыв даже свой природный язык. 26 января 1831 года греческий юзбаш Константин Григорий писал генералу Паскевичу, что в «греческой дружине» на стороне русских выступал против турок, а после переселения греков в Цалку оставил военную службу. При организованном переселении греков в качестве старшего юзбаша был выделен упоминавшийся грек Теодор Заманопуло, который получал инструкции от полкового поручика Драгули, фигурирует фамилия грека, поручика Кациери, который непосредственно занимался заселением прибывающих в Цалку.

В 1825 г. в развалинах грузинского местечка Шуасопели поселилась семья грека Теодора Урумова. Затем там появились еще 15 греческих семей, тоже прибывших из Эрзерума. Населенному пункту дали название Демир-булах. А в 1825-1827 гг. несколько десятков эрзерумских греческих семей основали село Кейван-Булгасон (ныне — Велиснири).

Далее, в 1830 г. 16 греческих семей основали с. Мамулисопели, в 1829-1840 гг. эрзерумские греки основали с. Амбрало. Затем, в 50-х годах греческие переселенцы из Турции образовали с. Кашкатала.

Наконец, в 1861 г. российским императором было принято стратегическое решение по христианскому населению Турции: это население было принято в подданство России (т.с. возник прецедент двойного гражданства). В частности, грекам из Малой Азии разрешалось поселиться на Северном Кавказе, в Закавказье и в Крыму, на льготных условиях занять и использовать там казенные земли. Спустя три года 96 греческих семей, выходцев из деревень Трапезундского вилайета, прибыли в тот же Цалкский округ. Пробыв там немногим более года, 25 семей перешли на земли князя Баратова И.З., основав селения Большая и Малая Прага (Тетрицкаройский район Грузии).

В октябре 1873 г. представители греческого общества в Грузии «Праги» Алиханов Константин и Лазарев Георгий заключили сделку с князем Баратовым И.З. о приобретении 350 десятин земли с лесом и водой за 11 047 рублей серебром. В Ирагинское сельское общество греков вошли также села Ивановка, Васильева (частично населенные русскими — духоборами и старообрядцами), Джиграшени. А, например, предки нынешних греков, проживающих в поселке Манглиси (Тетрицкаровский район Грузии) поселились там еще в конце 20-х годов XIX в.

Та же тенденция развивалась и в Юго-Западной Грузии: в 20-30-е годы XIX столетия в районе Ахалциха оказались около 50 греческих семей, прибывших из Гюмушхана и Эрзерума. Недалеко от Ахалциха они основали село Микел-Цмиида. В октябре 1867 г. в районе Ахалциха поселились еще свыше 25 греческих семей. Но из-за нехватки земель примерно половина этих переселенцев перебрались в район Цалки. В 1860-е годы в Грузию из Турции всего переселились 500 греческих семей.

Кроме того, во второй половине XIX столетия в Боржомском районе поселились более 15 греческих семей из Турции. Среди них были строители и каменщики, ими возведены здания, которые и сегодня украшают курортный город. Это гостиница «Греция» и здание Дома культуры, построенные семьей Полатиди; гостиницы «Яхуштиди» и «Чеймазиди» составили комплекс тогдашнего санатория «Фирюза». Оказавшийся в Боржоми грек Моисей Мисаилиди пожертвовал 5 тысяч рублей золотом для строительства здания почты, где ныне размещается редакция газеты «Боржоми».

Характерно, что закавказские греки в 1869 г. получили так называемое внутреннее самоуправление. А Исполнительный комитет эллинов Закавказья 6 ноября 1917 г. (по новому стилю) ходатайствовал перед губернским комиссаром о выделении группы греческих сел Боржомского района в «особый комиссариат». Решение было положительным. Но последующие известные события не позволили реализовать это решение.

Греческие переселенцы добрались и до Абхазского побережья Грузии: в конце 1850-х годов в Очамчира из Турции переселились 40 греческих семей, еще десять семей — в Пицунду. В тот же период 300 греческих семей греков — моряков из Трапезунда заселились в Сухумском округе, они же в 70-е годы XIX в. основали около Сухуми «матросскую слободу», существовавшую до 1915 года включительно. Плюс к тому в середине 80-х годов 30 греческим семьям из Турции, временно находившимся в Пятигорском уезде, было разрешено переселиться в местечко Псху, севернее Сухуми. Далее, в 1880 г. около 50 греческих семей в Абхазии основали еще два села: Труиши и Апрум; в 1883 г. — село Павловское, а в 1887 г. — села Маринское и Анухва. В 1890-х греки заселились и в районе Гудауты.

Первые упоминания о греках — жителях г. Сухуми относятся к первой четверти XIX столетия. Причем один из соборов в Сухумском округе был построен по инициативе и при финансовой помощи грека Скардана в 1821 г.

В XIX в. греки играли значительную роль в экономической, общественно-политической жизни Абхазского края: так, в 1861 г. из четырех купцов, имеющих право зарубежной торговли, трое были греки — Панает Метакса, Георгий Ксандопуло, Антон Папаантон, причем первый из них, а также Азвестопуло Х.П., Чапаров П.А., Персопуло С.И. в 60-х годах числились в почетных гражданах Сухумкальского округа. А при выборах в Сухумское городское управление в 1874 г. из 76 выборщиков-мещан 29 были греки (37%); в том же году из 26 купцов и купеческих детей 12, или более 46% , — тоже были греки.

Известен Азвестопуло Христофор Павлович — ротман городской ратуши Сухуми, купеческий старшина, торговый и городской депутат (в 1872-1890 и 1894-1897 гг.). В представлении его правительству России в 1899 г. отмечались заслуги: организация освещения — установка 200 фонарей; устройство водопровода, предоставившего городу хорошую воду; устройство базара; осушение 4042 десятин заболоченных городских земель и создание городского запаса капитала — 20 тыс. рублей, что дало городу возможность ввести самоуправление, создать и содержать больницу, училище. Не менее известен Георгий Ксандопуло: в 1878 г. он принял эффективные меры по ускорению очистки города Сухуми от остатков перебитого на набережной турецкими десантниками скота, предотвратив грозившую городу эпидемию.

Греки Абхазского побережья отличались трудолюбием, занимались табаководством. Находившийся по особому поручению в Сухумском округе представитель Императорского Кавказского общества сельского хозяйства А. Розов в 1890 г., например, писал: «В этой местности мы видим новый элемент — греков. Живут хорошо. Дома их каменные, отапливаются каминами, устроены особые хлева для скота. В комнатах домов чистота, полы деревянные, дворы ухожены и опрятные, чего ни у русских, ни у немцев, ни у эстонцев пот. Характерная особенность хозяйства греков, дающая им возможность жить лучше других, — это табаководство... Сюда прибывают скупщики из Петербурга, Керчи, Трапезунда и других мест...»

На заседании в 1884-м в Тифлисе Кавказского общества сельского хозяйства табачный фабрикант Л. Энфианджянц, директор местной табачной фабрики «Мир» Р. Такиелов и абхазский помещик, князь Шерватидзе отмечали ценный вклад греков в освоение пустовавших земель, в развитие экономически выгодных цитрусоводства и табаководства.

Тем временем в 1881 г. первая греческая группа в составе свыше 250 семей направилась из Турции в г. Батуми. Вскоре вблизи него возникло греко-армянское село Ахал-шени. А спустя два года, в 1883 г., появились греческие села: Дагва, Ачкуа, Квирика. Батумские греки, искусные мастеровые, возводили церкви, дома, мосты. Они были умелыми торговцами. Занимались и рыболовством, несли матросскую службу на судах. Усердно трудились и на кожевенных, лесопильных, медеплавильных заводах, строили пекарни и работали в них.

В 1889 г. в Батуми были основаны фирмы Сидеридиса и братьев Арвантидисов, оперировавшие вывозом нефтепродуктов из Батумского порта.

Греки были пионерами и в развитии горного дела Аджарии. Например, промышленник Симсониди основал там завод по добыче и переработке медесодержащей руды. Если в 1894 г. было добыто 40 тысяч пудов руды, то в 1899 г. — 91 тыс. 199 пудов. А грек Лазарь Баннат оглы в 1882 г. основал в Батуми табачную фабрику, в 1900 году она переработала 4025 пудов табака, а в 1903 г. сумма выпущенной ею продукции составила 120 тысяч рублей.

По данным аджарского исследователя Казбега Т.Н., в Батуми греки проживали еще в 1860-х годах, т.е. до освобождения Аджарии от турецкой оккупации. И еще в 1829 г. греки появились в качестве постоянных жителей в г. Поти — то были переселенцы с турецкого острова Кефалония. Грек Георгий Варцалов в 1836 г. пожертвовал земельным участком, приобретенным за 2240 рублей серебром, уступив его под строительство морского порта.

С давних времен греки — с первой четверти XIX в. — появлялись и в Чиатуре, «марганцевой столице» Закавказья, если не всей России. О чем свидетельствуют исторические памятники этого района с греческими надписями. Поток греков сюда из Турции увеличился в конце XIX столетия, когда была начат новый этап в промышленном освоении марганцевых рудников. В частности, известны в Чиатуре фамилии Чилингариди и Манулиди, владевших обогатительными фабриками. А во второй половине XIX века греки — эмигранты из Турции поселились в близлежащем курортном районе Коджори, где к началу 60-х годов числились уже свыше 40 греческих семей.

Житель Тифлиса, мастер каменотесных дел Христофор Кипризов за отличие в строительстве Военно-Грузинской дороги дважды был удостоен орденов Российской империи; каменотес Тифлисской гранильной фабрики Георгий Хачилов в 1867 г. был награжден серебряной медалью Станислава. А на строительстве Закавказской железной дороги за усердный и результативный труд греки X. Политов был награжден золотой, а П. Мавропуло — серебряной медалями. Примечательно и то, что коллежский асессор Петр Грек фактически основал в 1836 г. отделение персидского языка в Тифлисской гимназии, пожертвовав для этого 8 тыс. рублей серебром.

До 1917 г. включительно до 70% греков, прибывших ранее в Россию из Турции, проживали в Грузии, 20% — в Армении, примерно 10% — в Азербайджане.

Система Orphus

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Поделиться ссылкой:

О том, как поделиться
Правила комментирования
Последнее изменениеЧетверг, 11 февраля 2016 20:10
Комментарии для сайта Cackle
Наверх

Мобильные приложения

 

Новостные ленты

Партнеры сайта

Новости по Email