Menu
Login
  •  
  •  

Пуп Земли

ДЕЛЬФЫ - ДОМ НЕИСТОВОГО АПОЛЛОНА И ЕГО ЖРЕЦА, АНГЕЛОСА СИКЕЛЬЯНОСА
Имя одного из самых светлых греческих поэтов - Ангелоса Сикельяноса - неразрывно связано с Дельфами, возрождению которых он посвятил свою жизнь и творчество. «Неистовый Аполлон», как называли поэта за его небесную красоту -воистину блоковскую - и божественную искру, умер 60 лет назад, в 1951 году. Ровесник русского символизма, сторонник космизма, он мечтал о создании новой вселенской религии, где поклонялись бы Дионису и Христу одновременно, он попытался вновь превратить Дельфы в «пуп земли», во всемирный духовный «котел», где в единый сплав слились бы культуры и религии народов Земли. Своей цели «Неистовый Аполлон» так и не достиг: мир еще не готов к такому шагу. Однако благодаря именно Дельфийским празднествам 1927 и 1930 годов мир узнал о существовании Дельфийского святилища и сделал Дельфы полюсом только-только зарождающегося международного туризма в нищую, но великую Грецию.

У подножия горы Парнас, между двумя грандиозными скалами Федриадами находится центр Земли. Почему так? А потому, что так гласит греческая мифология, и сомневаться в ее постулатах у нас нет ни малейшей причины: некогда, с двух противоположных краев Вселенной Зевс пустил двух орлов, чтобы они нашли пуп мира, и они встретились именно в Дельфах. Почему голуби Ноя принимаются де-факто, а насчет Зевсовых орлов возникают возражения?

Традиция гласит, что здесь, в Дельфах, в седой - даже для олимпийских богов - древности располагалось святилище Геи, богини Земли, которое охранял ее сын, страшный дракон Пифон. Аполлон убил Пифона, обратился в сонм дельфинов и привел потерявшее управление критское судно в Коринфский залив, в шести милях от Парнаса. Моряки, изумленные ролью, которую сыграли в их спасении дельфины, поклялись служить Храму Аполлона и переименовали местность в честь своих спасителей в Дельфы. (Согласно иной версии название Дельфы происходит от индоевропейского «дельфис», что означает «матка», «живот»). Давайте не будем уподоблять убившего Пифона Аполлона Георгию Победоносцу, повергшему в прах Дракона, а лучше вспомним гомеровские строки: «И там, где сначала из бушующего моря я выплыл вместе с быстрокрылым кораблем в образе дельфина, там я хочу, чтобы мне, Аполлону Дельфийскому, поклонялись». Греки и поклонялись: начиная с VI-ОГО века до нашей эры в Дельфах проводились Пифийские игры, вторые по значимости после Олимпийских, спортивные и художественные соревнования, конец которым в IV веке уже нашей эры положил император Феодосий Первый, борец с язычеством.

Последним же, кто в 362-ом году нашей эры обратился к Дельфийскому оракулу, как к профессионалу, был Юлиан Отступник - последний языческий император, возжелавший возродить древнегреческую религию. Перед тем, как умолкнуть навсегда, Пифия дала следующий печальный ответ посланнику императора:

«Скажи своему царю, что стены разрушены, у Аполлона более нет храма, нет оракула, иссяк Касталийский источник. Иссох ключ, который столько мог рассказать».

Авторитет Дельфийского оракула был непререкаем, особенно в период небывалого расцвета Святилища - с VI по IV-Й век до н.э. Слава Пифии -жрицы Аполлона, одурманенной жеванием лавровых листьев женщины -дошла до самых удаленных уголков Древнего мира, и именно ей, утверждает традиция, приписывались самые удачные пророчества мировой истории: Девкалионова потопа, Экспедиции Аргонавтов, Троянской войны.

Но приходилось Пифии переживать и неприятные моменты. Так, в 356 году до н.э. разбойник Филомил, глава Фокейцев, занял Дельфы, разграбил сокровищницы и убил многих жрецов Аполлона. Чтобы оправдать свои бесчинства, Филомил, как водится и в наши времена, решил представить их роковыми, а себя -безвольным орудием рока. Для этого ему было необходимо содействие Пифии, которая, хоть и охмуренная жеванием лавра, сотрудничать с разбойником отказалась. Тогда Филомел насильно водрузил ее на треножник, откуда под угрозой фокейских копий Пифия устало произнесла: «Вы
вольны делать все, что вам вздумается».

Насильно заставил Пифию дать выгодное для него пророчество и Александр Великий. Добром это не кончилось ни для Филомела, ни для Александра.

Успехи Пифии превратили Дельфы в богатейший город греческого мира: об этом свидетельствуют 20 мраморных сокровищниц, где хранились драгоценные подношения, великолепные статуи, о которых нам рассказал в своих книгах первый гид по Греции Павсаний, географ II века нашей эры. После Марафонской битвы свою сокровищницу выстроили в Дельфах Афины, а также богатейший в те времена остров Сифнос: благодаря им, пощаженных временем, мы можем составить для себя представление и об остальных.

Надо сказать, что Аполлон мудро предупреждал всех входящих советом, вырезанном при входе в храм: «Познай самого себя». Те, кто не прислушивались к нему - продолжали идти дальше, к Пифии. Одни утверждают, что Аполлону эту сивилическую фразу подарил мудрец Хилон, другие, что Пифия произнесла ее в ответ на риторический вопрос Хилона: «Что самое лучшее для людей?» Как бы там ни было, а за прошедшие тысячелетия мало кто из рода человеческого воспользовался этим бесценным советом.

Собственно, пророчеством занималась не сама Пифия, а Бог Аполлон: просто она, сидя на высоком треножнике над расщелиной, откуда выходили удушливые испарения, бормотала фразы, которые предстояло расшифровывать жрецам Аполлона. Короче говоря, отлично налаженная фабрика, приносившая несметные прибыли. Сначала Пифия пророчествовала лишь раз в год, в день рождения Аполлона, затем желающих, чтобы «их познали», оказалось столько, что пророчества стали даваться седьмого числа каждого месяца, когда Аполлон отсутствовал в царстве Гипербореев, оставляя своим наместником в Дельфах веселого брата Диониса, а вскоре - практически ежедневно, без отпусков и выходных. Клиенты Пифии сначала омывались в Касталийском ключе (где Пифия мыла свои волосы), платили за вход и занимали очередь перед закрытым занавесом- «исповедальней», откуда вскоре неслись неразборчивые хрипы Пифии. О работе Дельфийского оракула подробно поведал Плутарх, который и сам служил жрецом Аполлона: именно от него мы знаем, что, когда Пифия предсказывала вопреки своей воле (а значит -и воле Аполлона), она вскоре умирала...

Волшебный Касталийский ключ можно издалека увидеть и сегодня, доступ к нему почему-то запрещен: якобы, из-за опасности падения в этом месте камней со скал. Может быть, его воды и впрямь пророческие, и кому-то вовсе не хочется, чтобы у людей «открылись глаза»?

Но даже те, кто скептически относится к древнегреческим сказкам и, тем более, к описываемым в них волшебствам, не может не почувствовать мощь и величие дельфийской природы. Здесь и только здесь мог обитать грозный, прекрасный Бог музыки, наук и искусств, златовласый врачеватель Феб-Аполлон!

Святилище находится на высоте 700 метров над уровнем моря среди величественного пейзажа, скрытых туманом вековых деревьев, в полной гармонии со вселенной, в буквальном смысле - между небом и землей. Кем были древние архитекторы, выдававшие шедевр за шедевром, открывавшие одну тайну мироздания за другой? Невольно поверишь в то, что без божественного вмешательства здесь было не обойтись.

565 лет спустя вслед за Юлианом Отступником возродить Дельфийское величие попытался замечательный греческий поэт Ангелос Сикельянос, значащийся во многих зарубежных энциклопедиях как величайший греческий лирический поэт.

Некоторые поклонники творчества и личности Сикельяноса попытались объяснить его значительность по-пифийски, волею рока. Родился Ангелос Сикельянос в 1884 году «в рубашке» - в не разорвавшейся во время родов плодной оболочке, что считалось предвестием счастливой судьбы. В высший знак поверил и сам талантливый от природы мальчик. Мало того: он решил, что судьбой ему даны высшие силы и высшее предназначение - поставить искусство на службу народов земли, объединить их, соткать мифы народов мира в единый ковер, переплести их истории в единый том, дать им новую, вселенскую религию, после чего мир и согласие наступят сами собой. И что самое главное - помирить, наконец, древнегреческую религию и христианство.

Для осуществления своей идеи Ангелос Сикельянос и его жена и муза американка Ева Палмер (неизвестно, в кого больше влюбленная - в красавца поэта или в его Дельфийскую идею) выбрали «Пуп Земли», Дельфийское Святилище. Поэт вложил в реализацию идеи свой талант и поэзию, Ева Палмер, которая была на десять лет старше своего мужа, -огромное состояние и личный гигантский труд: она взяла на себя всю хореографию и режиссуру театральных представлений, а также создание театральных костюмов на ручном традиционном греческом ткацком станке!

Забегая вперед, скажем, что Ева потеряла все - и деньги, и самого Сикельяноса, как оно бывает, согласно старой греческой пословице: «Теряет тот, кто имеет». Однако она не потеряла веру в Дельфийскую идею и страстную любовь к Греции, вернувшись сюда из Америки в 1952 году, уже после смерти Сикельяноса. Как не поверить в божественный рок, читая историю жизни Евы Палмер? В 1953 году во время представления на сцене Дельфийского театра ее хватает удар, и она умирает. Согласно желанию Евы Палмер, похоронили ее в Дельфах, рядом с Ангелосом Сикельяносом. Европейский Культурный Центр в Дельфах купил и восстановил дом Ангелоса и Евы, и сегодня в нем размещается Музей Дельфийских празднований. Кстати, еще один удивительный факт: в Грецию Еву Палмер привезла в 1906 году Айседора Дункан - впоследствии жена много моложе ее красавца-поэта Сергея Есенина.

Супруги Сикельянос смогли организовать лишь два Дельфийских праздника - в 1927 и 1930 годах. В 1929 году Афинская Академия наградила Ангелоса Сикельяноса за эту великую инициативу серебряной медалью, но дальше этого признания дело не пошло: денег у правительства на эти «игры» не хватало, а свои деньги у Евы Палмер иссякали.

В 1927 году на древней сцене Дельфийского театра была поставлена трагедия Эсхила «Прометей прикованный» с непрофессиональными актерами во всех ролях, а в 1930 году - «Просительницы» Еврипида.

Это были настоящие Фестивали, на трибунах которых самодеятельным лицедеям аплодировал цвет греческой и мировой интеллигенции: казалось, что великая идея Сикельяноса создать невиданный доселе сплав искусства из античной трагедии, византийской музыки и народного прикладного творчества близка к осуществлению. Казалось, Дельфийская Амфиктиония - могущественный союз - возродилась, и мир вот-вот достигнет духовного единства.

Почему начинание развеялось, еще не начавшись? А потому, что, прежде всего, в нем усмотрели «фашистские» ростки интеллигенты самой же Греции! Престижный литературный журнал «Нумас» сравнил Сикельяноса с Муссолини, вменив поэту в вину то, что он хотел создать «дельфийскую расу». Левые же обвинили Сикельяноса в том, что он, как представитель безыдейной буржуазии, цепляется за великое прошлое, как утопающий за соломинку. Дельфийская идея умерла от горя!

Интересно, что в 1949 году кандидатура Ангелоса Сикельяноса была выставлена на Нобелевскую премию. Греческие же власти зарубили ее, так как считали Сикельяноса... анархо-коммунистом!

В 1933 году окончательно обанкротившаяся Ева Палмер отправилась в Америку, дабы найти там надежного спонсора Дельфийским празднествам: из-за пустяка Фонд Рокфеллера отказался стать крестным отцом этого предприятия. Отголоском Дельфийских празднеств стала загадочная фраза поэта и дипломата Йоргоса Сефериса в ответной речи, обращенной к Шведской Академии по случаю присуждения ему в 1963 году Нобелевской премии: «Знаете, - сказал он, - в Греции Бог Дионис, как и Христос - распят». От себя добавим: и не только Дионис.

В течение тысячелетий Дельфы подвергались поруганию, разграблению, осквернению, но и почитанию. Август, Адриан и Ирод Аттический помогали Дельфам восстанавливаться, Нерон увез из Дельф в Рим 500 драгоценнейших статуй, а Константин Великий украсил свою столицу, Константинополь, лучшими украденными в Дельфах произведениями искусства.
После того, как Феодосий Первый окончательно расправился с язычеством и «прикрыл» Дельфийский оракул Указом от 394 года н.э., начался распад Дельф, разложение, о котором незадолго до этого Пифия предупреждала посланника Юлиана Отступника. С наступлением VII века, эпохи набегов славян, процесс упадка оказался необратимым.

Постепенно Святилище Аполлона Дельфийского срослось с окружающими его склонами Парнаса, пока в Средневековье на его руинах не выросла деревня Кастри.

Лишь в 1860 году немецкие археологи начали раскопки в Дельфах, систематически же их продолжили французы в 1893 году, после эвакуации Кастри и трудоемких земельных работ. Интересно, почему история так скупа на сведения об археологах, обнаруживших Дельфы, и так щедра к Шлиману, почти на 10 лет позже появившимуся в Греции?

Сегодня мы можем полюбоваться в Дельфах Театром и Стадионом, Гимнасионом, Афинской и Сифносской сокровищницами, а бродя по залам Археологического музея Дельф, убедиться в том, что по значимости своих сокровищ он ничуть не уступает Афинскому.

Поездка в Дельфы может обогатиться заездом в живописнейший городок Арахова, расположенный на высоте 960 метров над уровнем моря, на склоне Парнаса: название городу дали славяне, и мы вполне можем называть его «по-нашему» -Ореховка.

Арахова - город ткачей, у которых Ева Палмер и научилась древнему искусству богини Афины и с которыми зимними вечерами любил беседовать и обсуждать свои планы Ангелос Сикельянос. Кстати, защитником города является Георгий Победоносец, христианский близнец Аполлона-Феба...

К Дельфийскому муниципалитету относится и приморский городок Галаксиди, своими красками напоминающий туманные Дельфы и горную Арахову. Три города, выписанные одной и той же кистью с одной и той же палитры...

Одним и тем же художником -Аполлоном.

Дельфы-фотогалерея

Евгения ЕВСТАФИУ
Источник   "Афинский курьер"
Система Orphus

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Поделиться ссылкой:

О том, как поделиться
Правила комментирования
Последнее изменениеСреда, 17 августа 2011 23:12
Комментарии для сайта Cackle
Наверх

Мобильные приложения

 

Новостные ленты

Партнеры сайта

Новости по Email