Menu
Login
  •  
  •  

Остров "тысячи голубятен"

Местная легенда гласит, что когда-то Тинос назывался «Офиуса», то есть, «Змеиный Остров». Своим именем он был обязан невероятному количеству змей, от которых местных жителей спас бог моря Посейдон,
пославший на Офиусу целое полчище аистов. Аисты уничтожили змей. В благодарность за помощь тиньяки (так называют жителей острова греки) в III веке до н.э. построили храм, посвященный любимой жене Посейдона, царице моря Амфитрите. Развалины храма можно посетить и сегодня: они лежат в получасе езды от порта, в местечке Кионио. Более поздняя народная легенда гласит, что свое нынешнее имя остров получил от принцессы по имени Тинос. Жестокий король-отец сослал ее в змеиное царство за дерзкий нрав и непослушание. Но принцесса Тинос перехитрила своего родителя: девушка подожгла сухую траву, которой, как и гадами, изобиловала здесь земля, и все змеи сгорели. Освобожденному от ползучей напасти острову она дала свое имя.

В летний период острова Кикладского архипелага атакуют бесконечные потоки туристов. Население городков удесятеряется. На тесных улочках днем порой не протолкнуться,
не говоря уже о вечере, когда острова преображаются - снимают белый платок и фартук традиционной греческой домохозяйки и надевают вечернее платье светской львицы. Ночная жизнь Киклад вероятно, более интенсивна, чем дневная. Превращение в духе доктора Джекила и мистера Хайда: бело-синяя чистота и прозрачность, картина настоящего рая на Земле, и прорываемая неоновым светом кромешная, какая бывает только на куске суши посреди моря, темень, фрагменты интригующего ада, как на полотнах Босха.

Но среди всей этой кикладской фантасмагории есть клочок земли, эдакий крохотный пятачок, который стоит особняком. Здесь все происходит совсем не так и вне обыкновенного каникулярного графика. Здесь поток прибывающих на остров посетителей ровен как зимой, так и летом. В ветреные, обдающие ледяными солеными брызгами будние дни, и в знойные, со взрывающимися от жары градусниками, уикэнды, когда хочется запереться в прохладной, насквозь остуженной кондиционером гостиной и пить холодный лимонад. Это - остров Богородицы Тинос.

Греки относятся к нему по-особому. Если путешествие на любой другой остров Кикладского архипелага предполагает наличие отпуска или праздников, и непременно связано с развлечением и отдыхом, то путешествие на Тинос имеет прямую связь с особым состоянием души. Оно может случиться в любую минуту, в любой день недели, месяца и года. Просто спускаешься в порт Пирей, садишься на корабль и плывешь. Хоть на один-единственный день, хоть на один-единственный час.

Это происходит даже не потому, что на Тиносе находится, так сказать метрополия греческого православия - величественный и единственный в своем роде Храм нареченный греками «Домом Всеблагой Панагии», а потому, что и воздух, и пейзаж острова совсем иные, отличные от воздуха и пейзажа остальных греческих островов.

И, если Кикладский архипелаг получил свое название от того мысленного круга («киклоса»), который образуют 56 больших и малых островков вокруг священного острова Аполлона Делоса, то Тинос является как бы вторым его центром, уже христианским.

Создается впечатление, что когда гигантская божественно-геологическая сила выбросила из моря куски суши, вычертив таким образом рисунок Кикладского архипелага, Тинос совершенно случайно затесался в их число.

Путешественнику он представляется сплошным камнем - металлического блеска, твердым, точно гранит, слепящим глаза сланцем. Да и вообще Тинос - это рай для геолога или архитектора: знаменитый тиносский белый и зеленый мрамор были использованы при постройке резиденций английских и французских королей - Букингемского дворца и Лувра. Ослепительное солнце, раскаленный голый камень и редкая, точно жиденькая пегая бороденка, растительность: Какой-то библейский, а не эгейско-туристический пейзаж.

Остров мастеров - так по праву можно назвать Тинос, населенный всего восемью тысячами жителей. Пожалуй, нигде более в Греции нет таких искусных специалистов в резьбе по дереву и мрамору. Отсутствие разнообразия в пейзаже с лихвой заменяет богатство пейзажа архитектурного.

Вместо привычных оливково-серебристых масличных рощ по скалистым холмам острова разбросаны мраморно-кружевные голубятни. Их десятки, сотни, хотя, отчего же! Можно назвать и более точную цифру: голубятен на Тиносе около тысячи! Тысяча мраморных голубиных дворцов, вросших в металлического блеска тиносскую землю и, кажется, выросших из нее. Голубятни на острове первыми построили венецианцы, воцарившиеся на здесь в эпоху латинского владычества, после первого завоевания Константинополя франками в 1204 года.

Позже искусство и саму эстетику голубятен от итальянцев переняли и жители Тиноса, объединив в заново родившейся островной архитектуре врожденный вкус и умение древних эллинов с утонченной красотой раннего итальянского Возрождения.

Голубятни парят над островом, через его мраморное кружево высвечивает лазурь неба и смарагд морской воды. Далекий песчаный берег и белая, лижущая песок, кружевная пена выглядят морским пейзажем, оправленным в причудливую беломраморную раму.

Одни из них полуразрушены, с проваленными окнами и потускневшим, усталым мрамором. Другие либо отреставрированы, либо построены заново, благо, искусство резьбы по мрамору еще не погибло на Тиносе, как на некоторых других островах, в других уголках Эллады. Отсюда еще не исчезло местное народное творчество, замешанное на искусстве, на эстетике древнего мира, мира византийского, а также многочисленных завоевателей, ступивших на голые тиносские берега и навсегда поселившихся на них: сарацинов, арабов, турок.

В местной архитектуре нет никакой особой хитрости: тонкие сланцевые плитки, руками мастеров искусно сложенные в простой геометрический рисунок - ромбы, треугольники деревьев, солнечные круги - и больше ничего.

Посетители острова задаются естественным вопросом: для чего Тиносу столько голубятен?

На этот вопрос есть простой ответ, лежащий на поверхности, и ответ сложный. Вообще голуби с их нежным мясом являются любимым лакомством жителей Кикладского архипелага. Кроме того, голубиные испражнения - прекрасное удобрение для бедной, каменистой тиносской почвы.

Но есть и иное объяснение пылкой любви Тиноса к голубям. Голубь является символом Святого Духа. По Моисееву закону голубь был чистой птицей и предназначался для ветхозаветных жертвоприношений. «Смиренной, покорной голубкой» называет саму Марию Протоевангелие Иакова. Голубь - символ очищающей жертвы Христа, искупляющей грехи человеческие. Нередко в средневековых текстах голубю уподобляется и сам Иисус Христос.

Прошлым летом (9 июля) исполнилось ровно 186 лет с той знаменательной ночи, когда монахиня Пелагия узрела во сне прекрасную женщину в сиянии славы, обратившуюся к ней со следующими словами: «Пелагия, ступай к монастырскому старосте Стамателису Канкадису и вели ему, чтобы он приказал копать на участке Андониса Доксара. Там обнаружат мой дом, и там да будет построен мой храм». Монахиня Пелагия испугалась не на шутку, не зная, как объяснить ночное явление. Она предпочла никому не сообщать о своем более чем странном сне и продолжала свой монашеский быт.

Однако 23 июля сон повторился, и тогда уже Пелагия решилась спросить сияющую красотой и славой гостью, кто она такая. «Возвести земле великую радость!» -ответила ей величественная посетительница.

Наутро монахиня обо всем рассказала старосте, и в постройке «Дома» самой Панагии принял участие весь остров. 23 января следующего года, ровно полгода спустя после чудесного сна, когда мастера трудились над кладкой пола, была обнаружена и икона самой Панагии - не византийская, а раннехристианская. Те, кто пристально изучил икону, пришли к выводу, что выполнена она Евангелистом Лукой и является одной из трех первых его творений. А чудотворность лика объясняется тем, что его благословила сама Богородица!

Зимой и летом не прекращается поток посетителей к величественному храму Богородицы, господствующему над островом тысячи голубятен. Очередь из желающих войти в храм и прикоснуться к чудотворной иконе Богородицы никогда не редеет. Ни зимой, ни летом. Мраморная храмовая лестница одета в затертый красный бархат. По ней ползут и ползут тысячи, десятки тысяч верующих, причем не только православных и даже не только христиан. Ползут от самого порта. Обдирая колени и ссаживая ладони. Ползут калеки и здоровые люди, мужчины и женщины, бедные и зажиточные, ползут босые, волоча по длинной, тянущейся от самого порта ковровой дорожке дорогие юбки. Ползут летом и зимой.

Евгения ЕВСТАФИУ
Источник  "Афинский курьер"
Система Orphus

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Поделиться ссылкой:

О том, как поделиться
Правила комментирования
Последнее изменениеВторник, 21 июня 2011 16:03
Комментарии для сайта Cackle
Наверх

Мобильные приложения

 

Новостные ленты

Партнеры сайта

Новости по Email