Menu
Login
  •  
  •  

Банкиры Древней Греции

  • Автор  Сергей Борисович ПАХОМОВ
  • Просмотров 2960

В Древней Греции имели место и регулярные займы для создания и развития ремесленных производств. Трапезиты из числа лиц, не имевших афинского гражданства, давали такие займы достаточно охотно, поскольку они обеспечивались движимым имуществом создаваемого предприятия.

В основном данные займы шли на создание новых ремесленных мастерских. Обращение к займам и предоставление ссуд были обычным явлением повседневной экономической жизни Древней Греции IV века до н. э. На этот счет сохранилось множество достоверных ссылок в различных источниках. Кроме частных лиц и трапез займы под залог земли, на морскую торговлю, на создание новых производств давали храмы, общественные организации — филы и фратрии. Такая практика свидетельствует о существовании постоянного спроса на заемные ресурсы и функционировании рынка этих ресурсов. Согласно сохранившимся источникам, между 394 и 370 годами до н. э. в Афинах, бесспорно бывших финансовым центром Древней Греции и греческих колоний, успешно действовало по крайней мере восемь банков-трапез. Это свидетельствует о высокой интенсивности экономической и торговой деятельности Афинского полиса. Средний размер ссуды в Афинах того времени составлял примерно 2250 драхм. Сотни состоятельных афинян получали ссуды из трапез в основном на потребительские цели, для торговых и морских предприятий. Древнегреческие банки, однако, не достигли масштабов и сложности операций, характерных для депозитных банков европейского Средневековья, но в эллинистический период в таких торговых центрах, как Родос и Делос, банки процветали. Во II веке до н. э. на острове Делос на 5 тыс. состоятельных граждан приходилось четыре крупных банка-трапезы.

 

О большой роли греческих трапез и социальном весе трапезитов свидетельствует история афинского банкира Пасиона, бывшего раба, отпущенного хозяином на свободу. Следует отметить, что трапезитами в Афинах были преимущественно или бывшие рабы, отпущенные на свободу, или так называемые метеки — граждане других полисов, не имевшие гражданских прав в Афинах. Из 26 упоминаемых в источниках афинских трапезитов только шесть были афинянами, 14 совершенно точно неафинского происхождения, из них 11 — вольноотпущенники. Отсутствие гражданских прав подразумевало невозможность владеть землей, следовательно, трапезиты из числа метеков не имели права и не предоставляли займов под залог земли. Банк Пасиона первоначально существовал как партнерство двух афинских граждан. Сначала им совместно владели богатые граждане Афин Архестрат и Антисфен, затем им управлял вольноотпущенник Архестрата Пасион. В 371 году до н. э. банк Пасиона в Афинах оперировал 60 золотыми талантами. Вероятно, в период расцвета банк предоставил ссуды примерно 130–140 крупным клиентам. 22 % ссуд банка были обеспечены залогом земельных участков. Пасион принимал депозиты от своих клиентов, выступал поручителем по клиентским кредитным сделкам. Суммы, хранившиеся на депозитах, не лежали мертвым капиталом. Часть их он отдавал взаймы от своего имени, часть вкладывал в торговые предприятия. Пасион за свои исключительные заслуги получил звание полноправного афинского гражданина, и его трапеза была очень популярна как в Афинах, так и во всем греческом мире той эпохи. Деятельность банка Пасиона прослежена на протяжении трех поколений.

Однако банк такого масштаба был исключением для Древней Греции. Деятельность греческих трапезитов в качестве международных банкиров той эпохи не следует преувеличивать. Даже крупнейший банк Пасиона не имел никаких отделений в других центрах торговли, нет данных об отношениях Пасиона с другими греческими банкирами. Следует признать, что деятельность древнегреческих трапезитов концентрировалась в основном на обмене монеты, посреднических и нотариальных услугах, а депозитные и ссудно-кредитные операции совершались в дополнение к ней. Греческие банки периода античности не имели возможности вести кредитную экспансию и создавать кредитные деньги. В их операциях суммарное количество предоставленных ссуд никогда не превышало количество депозитов в серебряной монете. Ссуды всегда выдавались звонкой монетой из-за отсутствия возможности безналичного перечисления и проводки их по банковским книгам. Греческие банки существовали в форме предприятия, контролируемого одним лицом, или в форме партнерства нескольких лиц. Соответственно, концепция обществ с ограниченной ответственностью владельцев была неизвестна в то время и владельцы банка несли личную ответственность по его обязательствам. Неоднократно имели место случаи краха отдельных банков и даже системного кризиса, вызванного паническим изъятием депозитов. В более поздний период были отмечены отдельные случаи объявления полисом моратория на банковские платежи и изъятие депозитов в целях спасения от краха местных банкиров.

На более позднем этапе истории Древней Греции афинские профессиональные денежные дельцы — трапезиты, активно действовавшие в V–IV веках до н. э., не занимали доминирующего положения в сфере кредитных отношений. Их участие в ссудах под ипотеку земли было незначительным, поскольку они в большинстве своем не являлись гражданами Афин и не имели права собственности на землю полиса. Морские займы, несмотря на их большую доходность, также в основном велись богатыми афинянами за счет своих средств, поскольку они были очень рискованными и не подходили для трапезитов, оперировавших в основном деньгами вкладчиков. Роль трапезитов была велика в кредитовании торговой и предпринимательской деятельности в пределах Аттики. Такие зай­мы использовались не на расширение производства, а на его первичную организацию и текущие расходы. Развитие долговых отношений шло по линии количественного роста сделок, но не качественного усложнения. Оформление сделок часто не носило письменного характера, поэтому в судах главное значение придавалось свидетельским показаниям, а не письменным соглашениям. Этот разрыв, тормозивший развитие денежного обращения и долгового рынка, был преодолен в эпоху эллинизма.

На смену устным и письменным соглашениям, скреплявшим сделки, но не имевшим юридической силы, и свидетельским показаниям при спорах по долговым сделкам приходит официальный документ. Отсутствие гражданских прав даже у крупных банкиров и невозможность для них проводить долговые сделки под залог недвижимости тормозили развитие экономики. Преобразования в этой области также принесла эпоха эллинизма. Несмотря на достаточно высокую степень развития торгового кредита в Древней Греции, не удалось пока найти свидетельств использования в этих операциях векселей. В аттическом праве нет упоминаний ни о векселях, ни об их передаче (цессии), ни об индоссаменте. Во время существования банковской конторы Пасиона не существовало ни цессии обязательств, ни уплаты по приказу, ни бумаг на предъявителя. Пасион, как известно из материалов судебных процессов, приводил получателя средств в свой банк и лично отдавал приказ о выплате ему причитающейся суммы. В случае необходимости выдачи средств третьему лицу по распоряжению депозитария трапезитами делались соответствующие записи в банковских книгах.

В долгу у богини, или За кредитом в храм

Крупнейшими кредиторами как частных лиц, так и городов-государств в истории Древней Греции и Афин являлись, однако, не трапезиты, а религиозные храмы. Религиозные храмы Древней Греции, как и других государств древности, обладали огромными финансовыми ресурсами и имуществом, выступали в роли основных депозитарных и кредитных учреждений. Появление храмов в этой роли естественно вытекает из их хозяйственного значения и того факта, что храмы в древности находились под «охраной богов» и считались безопасным хранилищем ценностей. Греческие храмы располагали крупной земельной собственностью, вели большое хозяйство, имели свои торговые дома, мастерские, рабов и арендаторов, обрабатывающих храмовые земли. Храмы в качестве субъектов экономической, финансовой и кредитной деятельности играли более значительную роль, чем древнегреческие полисы.

Собственные богатства храмов, возникающие в результате их хозяйственной и торговой деятельности, скопление ценностей, отданных на хранение, давали жрецам и жрицам возможность активно кредитовать как частных лиц, так и города-государства и увеличивать свои доходы за счет процентов. По свидетельству древнегреческого историка Диона Хрисостома, в Эфесе в знаменитом храме богини Артемиды (считавшимся одним из семи чудес света Древнего мира и сожженного ради получения сомнительной славы Геростратом) скопились значительные денежные суммы, которые помещались в храм как в безопасное хранилище частными лицами из многих полисов-государств, самими государствами и царями. Подобная практика существовала также и в других храмах. Храмы Древней Греции не занимались, однако, кредитной эмиссией и не увеличивали своими долговыми операциями количество денег в экономике древнегреческих полисов. Эта способность кредитных учреждений была открыта только через два тысячелетия.

В результате такой практики к разряду государственных доходов греческих полисов уже в V веке до н. э. стали относиться и займы, получаемые в критические моменты у религиозных храмов. Так, например, в 422 году до н. э. Афинами был произведен колоссальный по тем временам заем у храма богини Афины, в сокровищнице которого накануне Пелопоннесской войны хранилось около 10 тыс. талантов (сравните со скромными 60 талантами в банке Пасиона). Коринф, готовясь к войне с Афинами в 432 году до н. э., намеревался привлечь займы в храмах Дельф и Олимпии. Наиболее подробно кредитные операции греческих храмов прослеживаются на примере хорошо сохранившегося архива надписей в храме Аполлона на острове Делос и храма Аполлона в Дельфах, которые занимали особое финансовое положение и хранили вклады практически со всего греческого мира. В течение нескольких столетий делосский храм Аполлона выдавал ссуды под 10 % годовых. Эта норма была установлена законом и не подлежала изменению. Дошел до нас список из 82 должников храма, получивших ссуды под залог домов, земли, ремесленных мастерских. Эта обширная надпись середины IV века до н. э. свидетельствует, что храмы кредитовали не только частных лиц, но и целые города и государства.

Эпоха эллинизма и зарождение вексельных операций

Первые следы применения векселя встречаются в Греции только в эпоху эллинизма на рубеже I–II веков до н. э. Среди документов греческого полиса Арексины на острове Аморгосе найдено долговое обязательство, выданное полисом некоему Праксису из Наксоса, с которым был заключен договор займа на сумму в три таланта. В нем упоминается, что кредитор может потребовать сумму обратно как сам, так и через посредство другого лица и что уплата производится в Наксосе кредитору или его приказу. В итоге получается долговой инструмент, напоминающий простой вексель, снабженный приказом. В других долговых документах этого полиса содержатся приказы и обязательства уплаты долга предъявителю документа. Таким образом, при взыскании долга могло действовать помимо непосредственного кредитора третье лицо и возникла возможность перевода долговых обязательств на других лиц.

Упомянутый Праксис является уже кредитором полиса, то есть города-государства. Появляются в эту эпоху и займы, заключенные между греческими государствами. Например, остров Перос привлек заем у острова Хиос, Афины привлекали займы в Тендесе, Фивах, Колофне и других полисах. Однако в большинстве случаев кредиторами греческих полисов выступали в ту эпоху частные лица или храмы. Начиная с IV века до н. э. появляется все больше свидетельств предоставления крупнейшими трапезитами займов непосредственно греческим полисам, то есть государству. Фактически появляется понятие государственного долга, существовавшего в форме двусторонних соглашений о займе.

Никакой речи о выпуске ценных бумаг тогда идти не могло. Например, трапезит Формион, унаследовавший банк Пасиона, предоставил очень крупный заем непосредственно Афинам, который, по некоторым свидетельствам, ему пришлось отчасти синдицировать среди более мелких трапезитов и частных лиц. Появляется практика своеобразной «секьюритизации» налоговых платежей греческими полисами и получения под залог этого будущего денежного потока, переданного откупщикам, крупных займов. Ссылки на такую практику встречаются в древнегреческих трактатах по экономике. А трапезит Хермиас (по совместительству философ и близкий друг Аристотеля) в результате систематического кредитования своего полиса в итоге стал его правителем. Известно также, что Александр Македонский получил заем в 30 талантов у афинских ростовщиков и трапезитов, отправляясь в свой исторический поход против Персии. Без этих денег ему просто нечем было заплатить за переправу своей армии из Македонии в Малую Азию и обеспечить ее содержание на первом этапе войны. Дальнейшая оплата войны и расплата по долгам шла уже за счет захваченных сокровищ царя Дария.

 

Сергей Борисович ПАХОМОВ

доктор экономических наук, профессор МГУИЭ

Источник: http://bujet.ru

Система Orphus

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Поделиться ссылкой:

О том, как поделиться
Правила комментирования
Комментарии для сайта Cackle
Наверх

Мобильные приложения

 

Новостные ленты

Партнеры сайта

Новости по Email