Menu
Login
  •  
  •  

«День Охи» 75 лет

«День Охи» 75 лет

Одним из тех, кто развязал Вторую мировую войну и стал злым гением для Греции был Бени́то Ами́лькаре Андре́а Муссоли́ни  — итальянский политический и государственный деятель, лидер Национальной фашистской партии (НФП), диктатор, вождь «дуче», возглавлявший Италию как премьер-министр с 1922 по 1943 год.

После 1936 года его официальным титулом стал «Его Превосходительство Бенито Муссолини, глава правительства, Дуче фашизма и основатель империи.

Муссолини был одним из основателей итальянского фашизма, включавшего в себя элементы корпоративизма, экспансионизма и антикоммунизма.

Успехи Гитлера, достигнутые на полях сражений в 1939-40 годах, вызывали зависть у Муссолини. Ему было нечем похвастаться по сравнению с территориальными завоеваниями фюрера. Он чувствовал, что его положение первого фашистского диктатора Европы требовало отвоевания части славы у немецкого лидера. Что-то нужно было сделать для того, чтобы настроить общественное мнение в свою пользу и вдохновить своих последователей.

Муссолини и Гитлер

Между Гитлером и Муссолини существовали договоренности о том, что в «Новой Европе» Италия получит  долю за счет расчленения Французской империи. Чтобы получить на это право, 10 июня 1940 года Муссолини объявил войну Франции и Великобритании. Однако, вслед за этим Вторая Мировая война вступила в фазу, которую министр иностранных дел Италии Чиано с иронией назвал «внезапным наступлением мира». Гитлер в этот момент надеялся на заключение мирного соглашения с Великобританией, и, чтобы добиться этого, Германии нужно было показать себя в лучшем свете путем предоставления Франции приемлемых условий перемирия. Слишком суровый мирный договор мог настроить французский военно-морской флот и вооруженные силы, базирующиеся в Северной Африке, на выход из-под контроля вишистского правительства и присоединение к движению Де Голля.

В соответствии с этим, Гитлер решил не отбирать у Франции её колониальные владения. Он четко обозначил свою позицию во время встречи двух диктаторов в Мюнхене 19 июня 1940 года, когда Дуче попытался выдвинуть претензии на получение Ниццы, Корсики, Туниса и Французского Сомали. Он был уведомлен, что получит от Франции все, что просит, когда страны Оси объявят об установлении «Нового Порядка» в Европе по завершении войны. Тем не менее, он получил свои крохи для некоторого утоления желаний. По заключении перемирия с Францией 24 июня 1940 года (2 дня спустя после заключения германо-французского перемирия) Италии передавались Ницца и часть Савойи - спорные французские территории, на которые в прошлом претендовала Италия.

Падение Франции имело далеко идущие последствия для ситуации на Балканах, настроив Дуче на планирование военной операции, нацеленной на территориальные захваты в этом регионе. Аннексия Италией Албании в 1939 году была одним из факторов, которые привели Францию и Великобританию к предоставлению гарантий помощи Греции и Румынии на случай нарушений их суверенитета. Эти гарантии были закреплены в октябре 1939 года, когда западные союзники подписали  соглашение о союзе с Турцией, которое обеспечивало предоставление этой страной помощи союзникам в том случае, если ситуация в Греции и Румынии потребует их оперативного вмешательства. Положение изменилось, когда вслед за поражением Франции Румыния заявила о том, что она перестает признавать англо-французские гарантии.
Турция тоже поспешно объявила о своем невмешательстве. Греции уже не приходилось рассчитывать на помощь союзников,  и это положение окончательно вдохновило Муссолини на вторжение в эту страну.

В августе-сентябре 1940 года численность итальянских воск, находящихся в Албании, постепенно увеличилась от 70 000 до 125 000 человек. Одновременно, полным ходом шла «война нервов», развязанная Дуче против Греции. Итальянская пропаганда сконцентрировала свои усилия на нагнетание антигреческих настроений среди этнических албанцев, проживающих в районе Цамурия  в греческом Эпире, а албанские радио и газеты, подстрекаемые итальянцами, наперебой говорили о лидирующей роли Италии в деле воссоединения всех албанских земель. Один из тех, кто именовал себя «албанским патриотом», был найден убитым на албанской территории неподалеку от границы с Грецией, и убийство было приписано «греческим агентам». Утверждалось, что мусульмане в Греции страдают от преследований, на территории Греции заработала подпольная радиостанция, агитирующая в пользу итальянцев, а сама Греция обвинялась в том, что нарушила свой нейтралитет, разрешив британским военным кораблям бросать якорь в греческих водах.

Чтобы прощупать официальную греческую реакцию, итальянцами были спровоцированы инциденты, нацеленные на запугивание греков. Три итальянских бомбардировщика атаковали греческое судно, обслуживающее маяк, и эсминец, который пришел им на помощь. Два итальянских самолета сбросили бомбы на два греческих эсминца и две подводные лодки, базирующиеся в бухте Навпактоса . Греческий пароход «Лула» был атакован итальянской подводной лодкой на пути из Стамбула в Порт-Саид. Итальянская подводная лодка 15 августа 1940 года торпедировала греческий крейсер «Эллис», стоящий на якоре в бухте Тинос..


Греческий лёгкий крейсер «Эллис»

Как выяснилось позже, провокация сослужила плохую службу самой Италии. Во-первых, она пришлась на православный праздник Богородицы, и греки – достаточно религиозный народ – сплотились против общего врага. Эмануэле Грацци, посол Италии в Афинах, писал: «Это гнусное преступление создало по всей Греции атмосферу абсолютного единогласия… Муссолини достиг действительного чуда: греки были разделены. Его политика объединила их». Кроме того, осознавшие всю серьёзность намерений Италии греки разумно использовали оставшееся до неизбежного вторжения время. Они немедля ввели войска в демилитаризованную зону и успели мобилизовать 250 000 человек.

Политика Греции в условиях запугивания была двойственной. С одной стороны, греки не поддавались на провокации, надеясь, таким образом, избежать войны. Греческое правительство не разрешало прессе критиковать итальянскую политику разжигания ненависти, и, даже после того, как было доказано, что торпеда, которой был потоплен крейсер Эллис, имела итальянское происхождение, греческим газетам было запрещено публиковать эту новость. Несмотря на цензурные запреты, граждане  Греции понимали, что Италия является агрессором, и  это укрепило национальное единство. С другой стороны, греческое правительство дало понять итальянцам, что страна будет сражаться в случае вторжения.

Когда немцы, заняли без согласования с дуче нефтяные промыслы Румынии, то взбешенный Муссолини заявил своему министру иностранных дел Чиано, что Гитлер узнает о захвате итальянцами Греции из газет.

В своем письме Гитлеру от 19 октября Дуче привёл список, всех допущенных якобы греками нарушений нейтралитета и добавил, что решительно намерен покарать последних.

Дуче предложил фюреру встретиться во Флоренции 28 октября. Итальянское вторжение началось утром этого дня, и когда Гитлер сошёл с поезда во Флоренции, Муссолини приветствовал словами: «Фюрер, мы - на марше!»


Пропагандистский плакат довоенной Греции (на заднем плане – Иоаннис Метаксас)

Начиная с 1936 года, Грецией управлял диктатор - генерал Метаксас, которого не любили и монархисты, и пробританские либералы. Он с симпатией относился к Германии и копировал нацистские методы: политические партии были запрещены, инакомыслящие находились в заключении, в изгнании или были просто уничтожены, свободных выборов не проводилось, пресса находилась под тяжелым прессом цензуры. Была создана секретная полиция под названием Асфалия, имевшая  сходство с Гестапо, кроме того, был основан молодежный союз Эфники Неолеа, напоминавший Гитлерюгенд.

В 3 часа утра 28 октября 1940 года  Метаксаса разбудил Эммануель Грацци - посол Италии в Афинах, который предъявил ему ультиматум. Ультиматум истекал в 6 утра, в нем содержалось требование пропустить итальянские войска к определенным стратегическим пунктам через греческую территорию. От греческих войск требовалось не оказывать никакого сопротивления. Чиано записал в своем дневнике: «По сути, это документ, не оставляющий грекам никакого выбора. Они принимают условия, или начинается вторжение». Однако, национальная гордость оказалась сильнее идеологического родства. Метаксас отверг ультиматум, и в 6 утра официально началась война между странами. Итальянские части начали продвижение в 5.30 утра, не дожидаясь истечения срока действия ультиматума...


Греческие противотанковые сооружения на «линии Метаксаса»

К тому времени группировка итальянских войск в Албании включала в себя 9-ю Армию: 8 дивизий, в том числе 1 танковая, всего до 200 тыс. чел.; 250 танков, 700 орудий, 400 самолётов. Греция имела на границе, кроме пограничных частей, 2 пехотных дивизии и 2 пехотных бригады Эпирской армии генерала Папагоса, в которых насчитывалось 27 тыс. чел., 70 орудий и 26 старых самолётов.

Имея десятикратное превосходство, главнокомандующий итальянскими войсками генерал Висконти Праска был настолько уверен, что инициатива прочно находится в его руках, что не считал необходимым считаться с возможными действиями противника. Он знал, что предвоенная политика Греции была направлена на то, чтобы избегать провокаций, в которых их столь громогласно обвинял Дуче, и что по этой причине греки даже не провели мобилизацию. Висконти Праска наметил три направления вторжения. Непосредственно к югу от стыка границ Греции, Албании и Югославии проходила ориентированная с запада на восток дорога Корица  - Флорина - Салоники. Южнее через территорию Албании и Греции проходила дорога Влёра  - Метсово. Это была менее важная дорога, проходившая через сильно гористую местность. Третьим направлением - далее на юг - было побережье Адриатического моря, отличавшееся относительно равнинным рельефом.

 

Итальянские дивизии на марше

Полагая, что греки будут повсеместно придерживаться оборонительной тактики, Висконти Праска сосредоточил только небольшие силы на флоринском направлении, нанося основной удар через гористый регион в центральном секторе. Тем не менее, в количественном отношении на южном - приморском направлении действовали основные силы итальянцев, хотя наступление на этом участке рассматривалось как второстепенное по значению.

Наступление итальянцев с самого начала не набрало сколь-нибудь существенного темпа, хотя на юге в течение двух дней они продвинулись на 6 миль вдоль приморского шоссе и параллельной дороги, ведущей к Янине. Четыре дня спустя, 2 ноября, наступление на центральном направлении, где III ударная дивизия «Джулия» предпринимала отчаянные попытки прорвать оборону греков, было остановлено. Медленное продвижение вперёд все еще имело место на приморском направлении, но на северном направлении итальянцы быстро ощутили, как серьезно они недооценили противника.  

Благодаря подобным устаревшим  полевым орудиям греки сдержали итальянцев
Греческие артиллеристы ведут огонь из горного варианта французской 65-мм пушки (Canon de 65M Mle1906 L/18.5) в горах во время войны с Италией зимой 1940–41 годов

Главнокомандущий греческими войсками генерал Папагос хорошо понимал всю важность северного сектора обороны. Прорвавшись к Флорине, итальянцы могли бы быстро продвинуться к Салоникам, отрезать от страны  Западную Фракию и пять греческих дивизий, которые проходили мобилизацию близ Салоник. Когда стало ясно, что северное направление не является основным для итальянцев, генерал Папагос дождался момента, когда эти пять дивизий будут полностью отмобилизованы, и двинул их в направлении албанской границы, рискнув оголить восточную часть страны. В свете того, что на территории этой части страны претендовала Болгария, которая могла вторгнуться в Грецию в любой момент, переброска войск на запад была рискованным шагом.

2 ноября 1940 года греческие войска контратаковали противника и захватили стратегически важный объект - гору Писсодери, расположенную на албанской территории в 3.5 милях от границы в кольце высот, окружавших город Корица.

 

Танк, захваченный у итальянцев

Итальянцы стали поспешно подтягивать подкрепления к северному сектору боевых действий. Три дня спустя тактический план греческого генерала стал очевиден - его войска перерезали основную ведущую в Корицу дорогу, уходящую на северо-запад. В тот же день греки приступили к артиллерийскому обстрелу самого города.

Одновременно с этим на центральном участке фронта греки, на первом этапе имевшие здесь немногим более дивизии, остановили итальянское наступление. 4 ноября они получили первые подкрепления, а на следующий день, оставив позиции в днищах долин, где сказывалось техническое превосходство итальянцев, греки просочились сквозь позиции противника и почти полностью окружили дивизию «Джулия». Военные действия шли на высотах до 1500 м, и здесь, на пороге весьма суровой зимы, физическая закалка, уровень боевой подготовки и знание местности греческих солдат и офицеров имели большее значение, чем огневая мощь итальянского оружия. На протяжении четырех последующих дней итальянцы безуспешно пытались прорвать кольцо окружения. Только в этом сражении греки захватили около 5 000 пленных, при этом, по их данным, потери итальянцев убитыми и ранеными составили около 20 000 человек. После этой катастрофы генерал Висконти Праска был снят с должности, и его заменил генерал Убальдо Содду.

Тем временем на приморском участке фронта итальянцы продолжали продвигаться вперед. 8 ноября они вышли к долине реки Ахерон, но успехи греков на центральном участке фронта делало их позицию довольно опасной и чреватой окружением, и 13 ноября итальянцы начали поспешный отвод своих войск на этом участке. В тот же день греки с радостью встретили первую группу албанских дезертиров, рвущихся в бой против своих итальянских хозяев. Они сформировали ядро Албанского Легиона, который позднее участвовал в боях на стороне греков.

14 ноября, не ослабляя натиск на центральном участке фронта, греки захватили новые позиции к северо-западу от Корицы. Некоторые их подразделения пересекли албанскую границу. Этот продвижение несло угрозу не только действующим на приморском участке итальянцам, но и другой дороге, уходящей от Корицы на запад. 16 ноября итальянцы оставили позиции к юго-западу от Корицы, но перебросили подкрепления в сам город через горы, однако на следующий день греки перерезали последнюю дорогу, связывающую Корицу с тылами.


Греческая армия входит в Албанию

Успех стратегии греков стал очевидным. Итальянские войска, окруженные в Корице, могли поддерживать коммуникации со своими тылами, только по горным тропам, используя вьючных животных, а крупнейшая группировка итальянцев на приморском участке фронта оказалась под угрозой окружения и была вынуждена отступать. Во время этого отступления греки нанесли ей наиболее мощный удар за все время боевых действий. Оборонительные позиции итальянцев были прорваны почти сразу, и их группировка  обратилась в бегство. Греки преследовали их почти до западного побережья в направлении Влёры.

В это же время 18 ноября началось новое наступление греков, нацеленное на захват Корицы, несмотря на отчаянное сопротивление элитной IX итальянской армии, город пал 22 ноября 1940 года. Поскольку обе дороги, уходящие из города, были ранее перерезаны, в руки греков попало большое количество пленных и трофеев.

Французы, находившиеся под пятой нацисткой Германии, издеваясь над итальянцами, установили на своей границе с Италией щиты с надписью – «Греки, остановитесь! Дальше Франция»

Грекам не хватало современного оружия. Большая часть их артиллерии была французского и немецкого производства, и греки испытывали постоянную нехватку запасных частей и боеприпасов, хотя на более поздней стадии конфликта запасные части были присланы из США. У греков не было средств ПВО и противотанкового оружия, но более всего грекам не хватало современных транспортных средств. Греческие ВВС насчитывали несколько десятков самолетов преимущественно устаревших моделей французского и польского производства. У итальянцев в Албании было 160-200 истребителей, значительно превосходящих по своим боевым характеристикам самолеты греческих ВВС, и, кроме того, их поддерживали бомбардировщики, базирующиеся на аэродромах в самой Италии.

Наступление греков вскоре оказались под угрозой срыва из-за проблем со снабжением войск. В этой сфере греки почти полностью зависели от помощи британцев, но боеприпасы британского производства не подходили для вооружений греческой армии. Запасы, имеющиеся в США, к тому времени были израсходованы, и новые поставки не приходилось ожидать раньше, чем в конце 1941 года. Поэтому Великобритания приняла решение послать в Грецию трофейное вооружение и боеприпасы, захваченные у итальянцев в Ливии.

В начале ноября на помощь грекам прибыла 30-я эскадрилья RAF, состоящая из самолетов Blenheim I. Половина самолетов была оборудована в качестве истребителей, другая половина - бомбардировщиков. К концу месяца в Грецию прибыли еще две эскадрильи самолетов Blenheim и одна эскадрилья истребителей Gladiator.

Захват греками города Поградец вызвал панику в Риме. Муссолини заявил своему министру иностранных дел, что нет иного выхода, как просить помощи у Гитлера в деле заключения перемирия: в это время Германия продолжала поддерживать дипломатические отношения с Грецией. Этого, тем не менее, не произошло. Гитлер объявил итальянцам о своих планах вторгнуться в Грецию через Болгарию и порекомендовал им сконцентрировать на военных действиях в Северной Африке и борьбе с британским судоходством в Средиземном море. У Дуче не было иного выхода, как согласиться со «старшим братом» по Оси...
К Новому Году линия греко-итальянского фронта пролегала по албанской территории от города Поградец на северо-востоке - далее на юге востоку от городов Тепелени и Клиссура  до точки на побережье, расположенной севернее города Химара на юго-западе.


Группа греческих солдат направляется к ущелью Клисура

В начале января итальянцы предприняли контрнаступление к северу от Корицы. В районе Клиссуры они бросили в бой две свежие дивизии, однако результаты оказались плачевными - греки перешли в контрнаступление, и опрокинув итальянцев 10 января  1941 года вошли в Клиссуру. 13 января генерал Содду подал в отставку и его сменил генерал Кавалерро  - шеф Генерального Штаба. Вскоре погода ухудшилась, что окончательно поставило крест на попытках итальянцев потеснить греков.


Греческий горнист даёт сигнал к атаке.

29 января 1941 внезапно умер генерал Метаксас, и главой правительства стал М.  Коризис, бывший глава Национального Банка. Гитлер надеялся, что смерть Метаксаса поможет заставить греков следовать политической линии стран Оси, но в своем заявлении король Греции дал понять, что греки и впредь будут продолжать  борьбу. Вследствие этого немцы активизировали подготовку к вторжению в Грецию с болгарской территории - на болгарских аэродромах немецкие военнослужащие усиленно готовились к приему самолетов Люфтваффе.

В свете этого, генерал Папагос был вынужден предусмотреть переброску войск с итальянского фронта на восток страны и начал планировать ускоренный захват Влёры и окончательный разгром итальянских войск. Тем не менее, несмотря на немецкие военные приготовления, греки не хотели провоцировать Гитлера и отказались от предложенной британцами прямой военной помощи: греки отклонили предложение послать на итальянский фронт объединенный британский полк протовотанковой и противо-воздушной обороны и роту легких танков. Греческое наступление на Влёру первоначально имело успех, и 5 февраля они перерезали дорогу между Влёрой и Тепелени, однако резкое ухудшение погоды и прибытие итальянских подкреплений остановили военные действия. Но война в воздухе продолжалась. В ответ на просьбы греков помочь им в борьбе с превосходящими силами итальянской авиации 19 февраля британцы перебросили в Грецию 6 бомбардировщиков Wellington из Египта. Несколько позднее на фронт прибыла эскадрилья истребителей Hurricane. Итальянские аэродромы оказались под ударом британских ВВС.

Перед атакой высоты

1 марта 1941 года Болгария присоединилась к державам Оси, и германские войска начали прибывать на территорию этой страны. В ответ Великобритания начала высадку своих войск в Греции. У Муссолини оставался последний шанс сделать что-то своими силами, и 19 марта итальянцы силами 7 дивизий перешли в наступление на участке фронта между долиной реки Вийосе и горой Томморит. Их поддерживали 26 бомбардировщиков и 105 истребителей с прифронтовых аэродромов и 134 бомбардировщика и 54 истребителя, базирующиеся в Италии. Малочисленный контингент RAF оказал итальянцам упорное сопротивление, но силы были неравными - к 15 марта в строю осталось только 12 британских самолетов. Однако, превосходство в воздухе не помогло итальянцам - к 19 марта их наступление было остановлено.

6 апреля Вермахт вторгся в Грецию. К 23 апреля продвигающиеся на запад немецкие войска захватили город Янину, и вышли в тыл греческим войска, удерживающим албанский фронт. На этом участке антинацистского фронта боевые действия закончились - греки были вынуждены капитулировать. 23 апреля 1941 в Салониках генерал Цолакоглу подписал акт о капитуляции и перемирии с Германией. Когда итальянцы заявили, что и они должны подписывать акт, греки решили возобновить военные действия. Лишь нажим Германии остановил греков. Война стоила Италии 38 000 человек убитыми, 50 000 ранеными и 12 000 обмороженными. Потери Греции в войне с Италией и Германией (октябрь 1940-апрель 1941) составили 20 000 убитых солдат и офицеров.

Боевые действия на греко-итальянском фронте остаются небольшим, но важным эпизодом в истории ВМВ. Решимость греков сражаться за свою независимость принесла первые победы в стан антифашистских союзников. Оккупировав Грецию, нацисты постоянно сталкивались с крупномасштабным партизанским движением, а греческие подразделения и корабли принимали активное участие в боевых действиях в Северной Африке и Италии на стороне союзников.

Одним из мифов Второй Мировой войны остается утверждение о том, что после падения Франции и захвата Гитлером большей части континентальной Европы Великобритания осталась в одиночестве. Это не так: у неё оставался союзник - Греция, которая нанесла серьезный материальный и моральный урон итальянскому агрессору, приблизив его полное поражение. Хотя греческая армия оказалась не в силах противостоять бронетанковым и механизированным частям Вермахта, ее стойкость в борьбе против главного союзника фюрера стала достойным вкладом в окончательную победу над нацизмом во Второй Мировой войне.



Развитие оккупации Греции с 5 апреля по 4 мая

Гитлер в Рейхстаге 4 мая 1941 года, начал свою речь отмечая Грецию, следующим вступлением: «Мне искренне жаль, как немцу, который всегда с глубоким почитанием относился к культуре этой страны, из которой пришёл первый свет красоты и достоинства, и мне было особенно больно наблюдать за развитием событий, не имея возможности повлиять на них». Далее Гитлер продолжает: «В этой кампании немецкие вооружённые силы превзошли самих себя. Атака на сильно укреплённые позиции, особенно на фронте Фракии, была одной из самых тяжёлых задач, поставленных когда-либо перед любой армией. Историческая справедливость обязывает меня заявить, что из всех противников, которые нам противостояли, греческий солдат сражался с наибольшим мужеством. Он сдался только тогда, когда дальнейшее сопротивление стало невозможным и бесполезным».

Надо отметить, что Гитлер, считавший себя культурным человеком, запретил своей авиации бомбить Акрополь, чего не скажешь об итальянцах и англичанах, ведших там боевые действия. По его же распоряжению, греческие военные не были отправлены в концлагеря, а ушли по домам. Но, уже на Крите, немцы проявили себя военными преступниками, массово расстреливая мирное население.

Через 3 года, к концу войны, Гитлер заявил 30 марта 1944 года кинорежиссеру Лени Рифеншталь,  как это следует из её мемуаров: «Вступление Италии в войну обернулось для нас катастрофой. Если бы итальянцы не напали на Грецию, и им не понадобилась наша помощь, война приняла бы другой оборот, мы бы успели захватить Ленинград и Москву до наступления русских морозов».

Система Orphus

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Поделиться ссылкой:

О том, как поделиться
Правила комментирования
Последнее изменениеПонедельник, 26 октября 2015 21:23
Комментарии для сайта Cackle
Наверх

Мобильные приложения

 

Новостные ленты

Партнеры сайта

Новости по Email