Menu
Login
  •  
  •  

Греко – Албанские отношения часть 3

Греко – Албанские отношения часть 3

Продолжаем публикацию монографии нашего постоянного автора, историка и писателя Кесмеджи Панаёта Алексеевича  об истории греко албанских взаимоотношений. Тема довольно малоизученная и малоосвещенная, надеюсь будет интересна тем читателям, которых интересует история Греции и сопредельных стран.  Часть 1Часть 2 Часть 4

греческий военный патруль

На фото: греческий военный патруль на M113 на улицах Влёры в рамках операции Alba, 1997 год. После анархии и пришествия к власти социалистов в Албании в 1997 году греческий ПАСОК заключил с албанской соцпартией тесный союз, который просуществовал до 2004 года и позволил странам стать намного ближе. Ввод миротворческого контингента в Албанию по инициативе Италии и Греции был вынужденной мерой: насилие в Албании привело к появлению угрозы гуманитарной катастрофы в Северной Греции и на юге Италии

 

Северный Эпир – именно в «зоне меньшинств» сконцентрировано 99 греческих сел, и расположены населенные пункты с преобладающим греческим населением, не входящие в «зону». Албания – это головная боль Греции и постоянный источник нестабильности, и главная причина этому – сотни тысяч албанских трудовых мигрантов. Проблема границы и греков в Северном Эпире имеет второстепенное значение.

В настоящее время в Албании не существует этнических разногласий – во всяком случае, они не влияют на взаимоотношения между Грецией и Албанией. Все расхождения между греками и албанцами – не более чем ширма для политиков и священнослужителей, которые пользуются этим для накопления политической власти.

Так, греческие националисты утверждают, что часть Албании южнее реки Шкумбини исторически является греческой территорией, а сама Греция никогда не признавала государственную границу с Албанией (в этом году исполняется 100 лет непризнанию). Албанские националисты необоснованно утверждают, что древние племена Эпира были иллирийцами, а большинство современных греков прибыло в Северный Эпир во времена Османской империи в качестве наемных рабочих – тех же трудовых мигрантов.

По результатам последней переписи населения 2011 года, греками себя назвали только 0,87% жителей Албании, или чуть более 24 тысяч человек. При этом любопытно, что 13% не определились со своей национальной принадлежностью – а это целых 390 тысяч. По приблизительным оценкам, численность греков может достигать 3%, то есть превышать 75 тысяч человек.. Руководство страны официально признает, что в состав этнической территории греков входит только 99 сел вдоль южной приграничной окраины с Грецией и называет этот регион «зоной меньшинств». Также существует вторая «зона меньшинств» для македонцев, расположенная рядом с границей Македонии.

До 2011 года албанское правительство считало, что в стране проживает не более 58 тысяч греков – это совокупное население 99 греческих сел в «зоне меньшинств».Таким образом, оценочная численность греков в Албании варьируется от 15 до 400 тысяч, и установить точную цифру не представляется возможным. Албания не признает греками тех бывших жителей страны, которые легально или нелегально покинули ее территорию и примкнули к диаспорам в других государствах, в том числе в Греции. Массовые переселения греков начались сразу после того, как Албания в результате так называемой «перестройки» открыла свои границы и прекратила политику самоизоляции. К слову, скандальная перепись 2011 года продемонстрировала, что только 56% жителей Албании исповедуют ислам, а 10% – католицизм и еще 6% – православие. 13% отказались называть свое вероисповедание. Несмотря на это, страна продолжает нормальное существование: албанцы – толерантный народ.  Бывает, что христианские священнослужители принимают участие в мусульманских культовых обрядах. В советскую эпоху начали широко практиковаться браки христиан и мусульман. Албания всегда была светской страной и продолжает таковой оставаться.

В период борьбы албанцев за независимость юг современной Албании неоднократно становился ареной межобщинных конфликтов. Во многом это было вызвано попытками греческих обшин включить Северный Эпир в состав Греции. Центром греческого движения в Албании стал город Гирокастра, расположенный в нескольких десятках километров от границы с Грецией. 

Особенно сильная волна насилия прокатилась по Северному Эпиру сразу после обретения Албанией независимости. Во время Балканских войн жители некоторых албанских сел Эпира воевали на стороне турок против жителей греческих сел. В феврале 1914 пан-эпиротская ассоциация объявила о том, что город Гирокастра и его окрестности являются составной частью Греции. С октября 1914 до октября 1915 Северный Эпир с позволения Великих держав находился под греческой оккупацией.

В годы правления короля Ахмета Зогу началось давление на греческую общину Северного Эпира. Во время Второй мировой войны греки-эпироты выступали на стороне антигитлеровской коалиции. На позднем этапе войны был создан отдельный греческий эпиротский партизанский батальон Thanas Ziko. В послевоенной сумятице албанским коммунистам удалось сохранить Северный Эпир в составе Албании, несмотря на претензии со стороны Греции в 1946 году и деятельность греческой националистической организации EDES.

После окончания гражданской войны в Греции в 1949 году некоторые греческие коммунисты, потерпев поражение, нашли убежище на территории Албании. Эти беженцы разделяли левые идеи и были активными коммунистами, поэтому в скором времени заняли многие государственные посты. Значительных успехов добились местные греки-партизаны, сражавшиеся против фашизма. Они разделили с албанцами значимые посты в Саранде, Химаре и Влёре – «южной столице» Албании.

 Химара

В эпоху тоталитаризма многие эпиротские греческие семьи были депортированы в пределах Албании в рамках борьбы с инакомыслием и политики в области народонаселения. Это были единичные случаи, которые, однако, происходили с завидной регулярностью на протяжении всего правления Ходжи. Происходило массовое переименование географических объектов, которые носили греческие названия. Везде за пределами «зоны меньшинств» было запрещено использование греческого языка. В самой «зоне меньшинств» греческий язык нельзя было использовать в делопроизводстве – впрочем, это нормальная практика для многих государств.

В школах «зоны меньшинств» греческий изучался на базовом уровне. Греческие школы были открыты только в тех населенных пунктах, где греки абсолютно преобладали. С 1951 года в начальной школе первые 4 года изучение всех предметов происходило на греческом, а в средней школе – на албанском, в то время как греческий становился отдельным предметом. Только с 1991 года школы для греков стали полностью греческими. Любопытно, что в рамках школьной программы на греческом происходило изучение албанской литературы, однако запрещалось изучать даже классические произведения древнегреческих авторов.

В рамках кампании были разрушены многие православные церкви в греческих селах и городах, а также запрещены книги религиозного содержания на греческом языке. Однако эти меры не были чем-то исключительным: точно так же пострадали сунниты, бекташи и католики.

В 1985 году заместитель министра иностранных дел Греции Kаролос Папульяс встретился со своим албанским коллегой. Среди прочих вопросов на встрече обсуждалось положение греческого меньшинства в Албании. Вскоре после встречи премьер-министр Греции Андреас Папандреу, основатель ПАСОК, пошел на примирение с Албанией и заявил, что в стране проживает не 400 тысяч, а всего 200 тысяч греков, и что их права не ущемляются.

Албания и Греция находились в состоянии войны с 1940 года. Когда ПАСОК в 1986 году высказалось за то, чтобы подписать с Албанией мир, Папандреу подвергся критике со стороны Константина Мицотакиса и партии «Новая демократия». Позже Мицотакис стал известен своими анти-албанскими настроениями. Мицотакис утверждал, что подписывать мир с Албанией рано, потому что греки-эпироты подвергаются сильной дискриминации и живут в нечеловеческих условиях.

Несмотря на действия оппозиции, 28 сентября 1987 года правительство Папандреу официально объявило о том, что Греция больше формально не воюет с Албанией. Наряду с совместными экономическими проектами, это позволило странам стать немного ближе. В 1989 году отношения были испорчены инцидентом с четырьмя братьями-греками, которые попытались бежать из Албании. Греков поймали албанские пограничники и пытали спецслужбы, в ходе пыток братья были убиты. В 1990 году случаи нелегального перехода албано-греческой границы участились, причем речь идет не об единичных происшествиях, а о тенденции к массовому бегству из бедной и отсталой Албании. Часто албанские пограничники для задержания беженцев применяли оружие. Многие из погибших и раненых были этническими греками. Сообщения об инцидентах на границе стали поводом для митинга 11 – 26 января 1990 в центре Афин против политики албанских властей по отношению к грекам-эпиротам.

Коллапс коммунистического режима в Албании привел к появлению в начале 1990 года многопартийной системы, в том числе к формированию партий, представляющих национальные меньшинства. В числе первых были созданы Национальная ассоциация влахов, организация Армяне Албании и Омония – греческая ассоциация, основанная в феврале 1990 года. В отличие от других организаций Омония довольно быстро окрепла и оформилась в отдельную партию в 1991 году. Это стало возможным благодаря тому, что ее ряды пополнились видными партийными функционерами из «зоны меньшинств», которые имели опыт организационной работы. Греческие функционеры в южных регионах Албании после низвержения коммунизма остались на прежних должностях. Поскольку в состав Омонии входили бывшие партийные деятели, организация имела хорошие связи в Тиране и могла оказывать эффективное давление на членов правительства.

После отмены запрета на религию весной 1989 года началось восстановление православных храмов и реституция церковного имущества. В 1990 году была проведена встреча представителей Омонии с албанским правительством по вопросам религии. Правительство не препятствовало восстановлению православных храмов, многие из которых в тот момент уже были захвачены прихожанами. Тем не менее, в период правления Сали Бериши государство не предоставляло церкви финансовой поддержки и конфискованной коммунистами земли.

В 1991 году была проведена провокация: на юге Албании появились географические карты, на которых Северный Эпир был изображен в составе Греции. Омония и МИД Греции всячески отрицали свою причастность к распространению карт. В 1992 году посол Греции в Албании даже был вызван в албанский МИД для того, чтобы объяснить происхождение этих карт. Албания обвинила Грецию в том, что та вмешивается во внутренние дела страны и обнадеживает накануне парламентских выборов греков-эпиротов в том, что Северный Эпир войдет в состав Греции.

Перед выборами 1991 и 1992 годов отношения между Омонией и Тираной резко похолодели. В 1991 году организация участвовала в выборах под названием «Демократический союз греческого меньшинства» и заняла 5 из 250 мест в парламенте. Власти попытались запретить Омонии принимать участие в парламентских выборах 1992 года на основании того, что эта партия незаконна, так как представляет интересы этнического меньшинства и угрожает территориальной целостности страны. Тогда после вмешательства ОБСЕ, Совета Европы и США организация сменила название на «Партия прав человека» и заняла 2 места из 140 в 1992 году. В дальнейшем партия получала от 1 до 4 мест.

Важную роль в сохранении греческой и албанской идентичности играет православная церковь – греческая и албанская соответственно.

Поскольку в самой Албании в результате чисток Энвера Ходжи не осталось священнослужителей, на церковные должности Албанской православной церкви были назначены граждане Греции, присланные Константинопольским патриархатом. Это рассматривалось албанцами как попытка южной соседки укрепиться в Северном Эпире, а также подчинить себе православную церковь Албании – один из столпов албанской идентичности.

Албанской православной церкви

 

В новом правительстве 1992 года доминировали геги-сунниты с севера. Исследователь James Pettifer утверждает, что они якобы с подозрением отнеслись к возрождению православия и греческого национализма на юге. Однако западные исследователи часто любят преувеличивать роль соперничества между христианами и мусульманами, югом и севером, тосками и гегами, которое в действительности никогда не выходило за рамки дебатов.

В любом случае первое некоммунистическое правительство было взволновано тем, что архиепископом Албанской православной церкви стал грек. Весной 1993 года из области Гирокастра был депортирован архимандрит Хрисостомос Медония, который был обвинен в подрывной деятельности против албанского государства. Тирана заподозрила священнослужителя в том, что он призывал к сепаратизму и энозису. Жители села  Дервикан заступились за священнослужителя, и 30 июня 1993 в окрестностях Гирокастра произошли столкновения 300 греков с силами безопасности. Официально Тирана отрицает, что в Гирокастре происходили беспорядки.

Также был арестован и приговорен к шести месяцам тюрьмы глава одного из населенных пунктов области Гирокастра: в День Греции он поднял греческий флаг, что спровоцировало массовые беспорядки. В «зоне меньшинств» активизировалась работа реформированной тайной полиции ShIK – преемницы сигурими.

Все эти меры привели к тому, что Греция в 1993 году начала массовые депортации албанских мигрантов и отменила три официальных визита в Тирану. Отношения между странами резко ухудшились.

20 февраля 1994 в Северном Эпире состоялось празднование 80-летия «потерянного освобождения»: в 1914 году Греция оккупировала часть Албании. В этот день архиепископ Серафим закончил свою проповедь с призывом к пастве объединить Северный Эпир и Грецию. Присутствующие были настроены патриотично и оделись в национальные костюмы эпиротов. В ноябре 1994 года в Албании проведен референдум, на котором среди остальных вопросов было выдвинуто предложение делать главами религиозных общин только тех священнослужителей, что родились в Албании. Предложение было отклонено.

До 1976 года торговли между Грецией и Албанией как таковой вообще не существовало. Граница между странами была непроницаема. Когда было подписано торговое соглашение, формальное состояние войны серьезно препятствовало государствам в торговом обмене. С 1976 года в Грецию из Албании начались поставки электроэнергии, и до 1989 года электросети обоих государств были объединены. Также незадолго до низложения коммунизма странами было реализовано несколько более мелких экономических проектов. В конце 90-х вынашивался план строительства гидроузла на реке Вьоса (по-гречески Аоос) рядом с «зоной меньшинств». В рамках так называемой «перестройки» власти Албании предоставили гражданам страны право на передвижение, а в декабре 1990 года была открыта албано-греческая граница. Чуть раньше, в 1987 году Албания и Греция подписали мирный договор. Вместе эти меры позволили грекам Северного Эпира отправиться в Грецию для того, чтобы посетить своих родственников или заработать немного денег.

Изначально албанцы и греки переходили границу с Грецией нелегально и рисковали погибнуть. Когда граница была открыта, ежедневно из Албании в Грецию бежало по 600 человек. Эта цифра увеличилась до 3500 в день, когда в 1991 году появились слухи о том, что границу закроют. Также албанцы массово бежали в Италию – именно бежали, реквизируя все имеющиеся в портах плавсредства. Неконтролируемая массовая миграция сильно испортила отношения между Грецией и Албанией. В первые же годы после открытия границ в Грецию легально и нелегально попало несколько сотен тысяч выходцев из Албании – точную цифру назвать невозможно.

В 90-х годах албанские мигранты перечисляли из Греции на родину в общей сложности 400 миллионов долларов – это одна треть валютной выручки Албании! Чуть меньшая сумма поступала из Италии, еще меньше – из США, Швейцарии и Германии. Естественно, ничего не декларировалось, и теневая экономика цвела буйным цветом. Греция получила очень хороший рычаг для давления на Албанию – высылая мигрантов, она могла запросто обрушить албанскую экономику.

В эти годы Греция стала вторым по величине торговым партнером Албании после Италии. После открытия границ началось строительство новых и улучшение имеющихся автомагистралей. В связи с ростом торгового оборота были открыты новые пограничные переходы.

После открытия границы многие греки по экономическим причинам предпочли перебраться на постоянное место жительства в более развитую Грецию. Массовая миграция греков привела к сильной депопуляции сел в южной «зоне меньшинств». Особенно тяжелое положение сложилось в селах на прибрежной полосе между Сарандой и Химарой, откуда ушла большая часть работоспособного населения. Греция была против миграции эпиротов и хотела сохранить греческую общину в Северном Эпире. Премьер-министр страны Константин Мицотакис в 1991 году даже попросил греков не покидать Албанию, чтобы сохранить «район распространения эллинизма», но это не помогло.

Греки из Албании не только успешно работали в Греции, но и получали оттуда финансовую помощь, улучшая свое финансовое положение. Города с греческим населением очень быстро богатели, в то время как их албанские соседи только беднели. Широкая поддержка греков-эпиротов Грецией вызвала  раздражение  албанцев Северного Эпира. В 1991-1992 годах в Саранде и других населенных пунктах юга происходили погромы греческих магазинов и офисов Омонии. Как сочли европейские правозащитные организации, погромщики хотели отомстить грекам за то, что албанцев не пускают в Грецию.

Интересным и неожиданным последствием миграции стало неравномерное распределение земельных участков в Северном Эпире во время приватизации. До коллективизации греки были безземельными, и вся земля принадлежала либо албанским крестьянам, либо местным феодалам. Соответственно, когда землю начали делить, грекам отрезали лишнего. Само государство очень неохотно раздавало земельные владения. Рождаемость в албанских селах была выше, чем в греческих, поэтому ситуация со временем только усугублялась.

Албания столкнулась и с греческим терроризмом. В 1991 году был взорван автомобиль посла Албании в Греции, в 1994 году боевики «Фронта освобождения Северного Эпира» MAVI напали на албанский пограничный пост в Пешкепи, а в 1995 – на албанских военнослужащих. Ранним утром 10 апреля 1994 года неизвестные боевики совершили нападение на албанский военный пост в Пешкепи вблизи греко-албанской границы. В результате атаки двое албанских солдат погибли, еще трое получили ранения. Албанские власти немедленно обвинили в нападении Грецию: утверждалось, якобы боевики были одеты в греческую военную форму и говорили по-гречески. Появились слухи о том, что в Пешкепи орудовал греческий спецназ.

На похороны погибших военнослужащих явилось 30 тысяч человек. Президент Сали Бериша обвинил Грецию в государственном терроризме и раскачивании обстановки на Балканах. Албания выслала греческого консула в Гирокастре и отозвала своего посла из Афин. В ответ Греция изгнала первого секретаря албанского посольства в Афинах.

18 апреля албанские силы правопорядка начали обыски, конфискации и аресты без ордера в южных греческих регионах Албании. Как позже выяснилось, обыски проводились агентами тайной полиции ShIK. Представители сил правопорядка были одеты в гражданскую одежду и отказывались называть себя, нередко применялась сила. Аресты осуществлялись по статье 48 Уголовного кодекса, принятого еще при тоталитарном режиме. Тогда это был самый жесткий уголовный кодекс в Европе, который Греция называла «сталинским».

Обыск в штаб-квартире Омонии в Саранде состоялся после полуночи. Тайная полиция не могла найти оправдания своим незаконным действиям, поэтому на все вопросы представителей Омонии отвечала, что причины обыска являются государственной тайной и не подлежат разглашению. Аналогичные обыски были проведены в других офисах Омонии. Во время проверок были изъяты архивы, книги, семейные альбомы, сберкнижки и всевозможные документы.

В результате обысков было арестовано несколько десятков человек. Задержанные не были виновны: среди подсудимых мог оказаться любой случайный грек, попавший под горячую руку спецслужб. Следствие и процесс были демонстративными.

Арестованным в течение 3-5 дней не были предъявлены никакие обвинения, их держали в это время в застенках ShIK, а затем передали прокуратуре. Задержанных допрашивали 72 часа без перерывов, при этом  пытали и шантажировали.

Предотвратить дальнейшие пытки и шантаж помогло только вмешательство американских дипломатов, которые внимательно отслеживали ситуацию в стране. Благодаря хлопотам со стороны США, арестованные получили право на адвокатов.

Во время судебного процесса адвокаты ничего не могли поделать: только с 1992 года в Албании начали практиковаться суды с участием адвокатов, и защитники вообще не имели опыта. Адвокаты боялись возражать прокурору и не знали международных стандартов. В связи с этим судебный процесс прошел с нарушениями. Для заседания специально был выбран очень маленький зал, в который не поместились родственники подсудимых, журналисты и наблюдатели, зато в помещении было много стражей порядка. В первый же день заседания милиция оттеснила от здания суда толпу, жестоко избив греческого журналиста. Еще 23 грека во время разгона толпы было арестовано, среди них – журналисты из Греции и заместитель мэра Салоник, который находился в Албании с рабочим визитом. Заместителя мэра и еще одного человека сильно избили, поэтому их пришлось госпитализировать. По поводу случившегося Афины выразили протест.

21 августа в разгар судебного процесса воздушное пространство Албании пересек неопознанный самолет, который прилетел из Греции. Из самолета над Северным Эпиром некто разбрасывал листовки с призывами к энозису.

7 сентября 1994 года судебный процесс завершился тем, что обвиняемых приговорили к 6-8 годам лишения свободы. 6 октября Апелляционный суд сократил сроки до 5-7 лет, но оставил обвинение в силе. 26 ноября состоялась очередная общая амнистия, и сроки заключения были сокращены еще на треть. 24 декабря президент Албании помиловал 14 заключенных, а сроки заключения других греков были уменьшены еще на 1-2 года. Наконец, 8 февраля 1995 года Верховный суд Албании постановил освободить греков, заключенных в результате судебного процесса. Во многом освобождение заключенных стало возможно благодаря давлению США.

Высылка из Албании архимандрита Гирокастры в 1993 году и судебный процесс над Омонией стали поводом к тому, что Греция в 1993-1994 начала депортации нелегальных албанских мигрантов. Нелегалы давно надоели греческому правительству, поэтому греки считали эти меры вынужденными и не находили в них политической подоплеки. Однако депортации очень сильно ударили по албанской экономике, поскольку поступления от трудовых мигрантов резко уменьшились. С августа по ноябрь 1994 года из Греции в Албанию было выслано около 70 или 115 тысяч человек. Стоит при этом заметить, что в конце августа во время суда над Омонией количество высланных из Греции особ в день достигало 4 тысяч! Таков был ответ Греции на репрессии против Омонии. В ответ на депортации мигрантов Албания начала препятствовать в открытии греческих школ в Северном Эпире и пошла на попятную в вопросе нацменьшинств. Отношения между странами после дипломатического кризиса оставались холодными вплоть до 1997 года, когда в результате краха государственной системы в Албании к власти пришли социалисты.

По результатам последней переписи населения 2011 года, греками себя назвали только 0,87% жителей Албании, или чуть более 24 тысяч человек. При этом любопытно, что 13% не определились со своей национальной принадлежностью – а это целых 390 тысяч. По приблизительным оценкам, численность греков может достигать 3%, то есть превышать 75 тысяч человек. Как показала перепись, греческий является родным языком всего для 15 тысяч человек – 0,54%. Стоит при этом заметить, что перепись 2011 года вызвала сильное возмущение со стороны национальных меньшинств, которые заподозрили центральные власти в подтасовках. Перепись 2001 года вообще игнорировала национальную принадлежность опрашиваемых, поэтому до недавнего времени можно было руководствоваться устаревшими данными только за 1989 год.

Переписи населения при режиме Ходжи тоже были неточны. До сих пор ведутся споры о том, сколько греков проживало на территории Албании в разные периоды 20 века. В наши дни греческие националисты утверждают, что во всей Албании проживает не менее 400 тысяч греков. Греки и македонцы из Албании утверждают, что их совместная численность может достигать 1 миллиона – но эта цифра кажется уж слишком преувеличенной.

Правительство современной Албании продолжает пользоваться определением национального меньшинства, введенным еще при Энвере Ходже. Руководство страны официально признает, что в состав этнической территории греков входит только 99 сел вдоль южной приграничной окраины с Грецией и называет этот регион «зоной меньшинств». Также существует вторая «зона меньшинств» для македонцев, расположенная рядом с границей Македонии.

карта

Этнографическая карта Албании, составленная на основе переписи населения 1989 года. Зеленая территория на юге — это албанская «зона меньшинств», а желтое пятно на юго-востоке — македонская «зона». В действительности македонцы и албанцы проживают далеко за пределами своих «зон», но правительство Албании этого не признает. Также Тирана не признает существования некоторых других национальных меньшинств. Греки-эпироты расселены на побережье от Саранды до Влёры, а также в окрестностях Гирокастры и Дельвины.

Правительство игнорирует тот факт, что около 8 тысяч греков (по состоянию на 1994 год) проживают во Влёре и прибрежных поселениях, также учету не подлежат смешанные семьи в других регионах страны. Бывают и интересные случаи, например, Химара, жители которой не отождествляют себя ни с греками, ни с албанцами, и отличаются своей самобытностью. До 2011 года албанское правительство считало, что в стране проживает не более 58 тысяч греков – это совокупное население 99 греческих сел в «зоне меньшинств».

Таким образом, оценочная численность греков в Албании варьируется от 15 до 400 тысяч, и установить точную цифру не представляется возможным.

Албания не признает греками тех бывших жителей страны, которые легально или нелегально покинули ее территорию и примкнули к диаспорам в других государствах, в том числе в Греции. Массовые переселения греков начались сразу после того, как Албания в результате так называемой «перестройки» открыла свои границы и прекратила политику самоизоляции.

Стремительная урбанизация последних десятилетий способствует стиранию границ между этническими группами. Так, по состоянию на 1989 год в городах проживало только 35% населения, в 2001 – 42%, в 2011 – 53%. Всего за 20 лет города выросли в полтора раза. В такой ситуации в ближайшее время оставшаяся часть греков вполне может быть ассимилирована в городской среде.

Таким образом, кроме подтасовок со стороны правительства, численность греков в Албании была уменьшена за счет массовых экономических миграций в Грецию в 90-е годы и урбанизации последних лет – настоящей социальной революции.

К слову, скандальная перепись 2011 года продемонстрировала, что только 56% жителей Албании исповедуют ислам, а 10% – католицизм и еще 6% – православие. 13% отказались называть свое вероисповедание. Бывает, что христианские священнослужители принимают участие в мусульманских культовых обрядах. 

Мать Тереза, сложив руки в молитве, просит за  родную Албанию.

Мать Тереза, сложив руки в молитве, просит за  родную Албанию.

Греки – это единственное национальное меньшинство Албании, которое принимает активное участие в политической жизни страны и даже представлено в парламенте. Другие меньшинства ограничились деятельностью в сфере культуры и прав человека, либо не смогли преодолеть внутренних противоречий Тем не менее, по обе стороны албано-греческой границы бытует большое количество стереотипов. Борьба Косово за независимость от Сербии обнадежила радикальное крыло Омонии в том, что Северный Эпир имеет шансы на присоединение к Греции. Хотя никто из лидеров албанских греков никогда открыто не призывал к пересмотру границы, в 1992-1997 годах в период правления Бериши время от времени против членов Омонии проводились репрессии. В частности, практиковались похищение людей и шантаж.

В 1994-1995 годах произошла «эллинизация» школьной программы, а в 1996 году греки получили право учиться на родном языке за пределами «зоны меньшинств». За высшим образованием на греческом албанские греки отправляются в Грецию, чаще всего – в Янину. Появилось несколько печатных СМИ на греческом.

Во время анархии 1997 года межэтнических конфликтов между греками и албанцами не было. Поскольку мятеж вспыхнул на юге, Сали Бериша попытался обвинить греков в том, что они вошли в круг неких заговорщиков, поднявших восстание, однако не привел никаких доказательств этого. В период анархии греки взяли под контроль отдельные населенные пункты с преобладающим греческим населением – в основном, села и небольшие города.

Кризис посеял панику среди греков Албании, и те начали массово уходить в Грецию по морю и суше. Когда в начале марта в Саранде начались погромы, греки погрузились на суда и отправились на Корфу. Впрочем, погромы почти не затронули греков: разграблению подверглось имущество сторонников Бериши, но греков погромщики не трогали.

Греция была взволнована кризисом и не хотела, чтобы албанская армия вошла на территорию Южной Албании, поскольку это могло спровоцировать еще больший исход беженцев в Северную Грецию. Все это время бастионом стабильности на юге Албании оставалась греко-албанская Гирокастра, однако в скором времени и этот город оказался в руках беспредельщиков.

Албанцы из Косово и сторонники Сали Бериши с севера считают, что победа социалистов в 1997 году стала во многом возможна благодаря негласной поддержке Греции. Трудно сказать, насколько это заявление соответствует действительности. В разгар кризиса МИД Греции открыто заявил о том, что страна готова стать посредником между Беришей и оппозицией. 14 марта греческим представителям удалось наладить связь с противостоящими сторонами. В тот же день Греция заявила, что не одобряет действия Сали Бериши, а греки-эпироты не имеют никакого отношения к насилию на юге Албании.

Италия стала инициатором операции Alba по поддержанию порядка в Албании, а Греция как одна из заинтересованных сторон горячо ее поддержала. Когда в страну в рамках операции прибыли международные силы, греки-эпироты добровольно сложили оружие по требованию социалистического правительства. В составе миротворческого контингента в Албанию было введено 800 греческих военнослужащих. Всего в страну прибыло 7625 иностранных военнослужащих, из них 3800 – итальянцы и 950 – французы. Третий по величине контингент принадлежал Греции.

На фото: греческий миротворец на фоне десантного корабля HN Sanos (L174) проекта Jason. Албания, 1997 год.

На фото: греческий миротворец на фоне десантного корабля HN Sanos (L174) проекта Jason. Албания, 1997 год.

На парламентских выборах 2009 года греческая «Партия прав человека» вошла в один альянс с социалистами и получила 1 место.

В 2011 году албанское правительство провело перепись населения с учетом национального состава страны – впервые с 1989 года. Тем, кто сообщал неверные сведения о себе, грозил штраф 1000 долларов. Тем, кто отказался участвовать в переписи, грозила тюрьма. При этом есть один нюанс: еще со времен Энвера Ходжи в паспортах греков и славян, живущих за пределами «зон меньшинств», не указано, что они являются греками и македонянами. Соответственно, греки и славяне вне «зон» вынуждены именовать себя албанцами. Эти положения действующего Закона о переписи вызвали протест со стороны Омонии. Наибольшей дискриминации, как всегда, подверглись влахи и цыгане.

Жители Албании продолжают отправляться в Грецию для заработка, торговли, за высшим образованием и даже для того, чтобы отклониться от службы в армии. Сейчас, когда в Италии и Греции нет работы, жители Албании, в том числе греки, массово начали возвращаться на родину. Стихийное возвращение трудовых мигрантов стало проблемой для Албании: молодежь некуда девать. В 2006 году Албания и Греция договорились об открытии университета в Гирокастре..

Греки-эпироты добиваются свободного использования греческого флага и гимна на территории Албании.

Система Orphus

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Поделиться ссылкой:

О том, как поделиться
Правила комментирования
Последнее изменениеЧетверг, 27 августа 2015 22:49
Комментарии для сайта Cackle
Наверх

Мобильные приложения

 

Новостные ленты

Партнеры сайта

Новости по Email