Menu
Login
  •  
  •  

Вторая греко - турецкая или малоазийская война

Вторая  греко - турецкая  или   малоазийская  война

Малоазийская война, была частью Первой мировой войны 1914 – 1919 гг. закончившейся подписанием Версальского договора. По существу эта война продолжалась, на  землях Османской и Российской империй. 1 часть монографии нашего постоянного автора Панаета Кесмеджии.  

Первая мировая война, которой исполнилось 100 лет, возникла из-за экономического соперничества европейских стран. Основными антагонистами этой борьбы в конце ХIХ века выступили крупнейшие индустриальные страны Англия и Германия, считавшая себя обделённой в колониальном разделе мира. В начале ХХ века хрупкий мир в Европе, удавалось поддерживать с трудом из-за колониального соперничества стран Старого Света. Англия за последнее столетие, привыкшая применять в больших войнах армии своих союзников, создаёт военно-политический блок Антанту (Англия, Франция, Россия), в противовес Тройственному союзу, куда входили Германия, Австро-Венгрия и Италия. После начала войны Италия в 1915 г. вступит в неё на стороне Антанты, и потому сторонников  германцев обозначили как  Центральные державы.

После революции младотурок в Османской империи в 1908 году, эта огромная страна пошла на сближение с Германией. Немецкие компании строят транс - иранскую железную дорогу, которая начиналась на азиатской стороне Константинополя в Никомедии (Измит), и доходила до Багдада. В то же время, немецкие офицеры принимаются за реорганизацию турецкой армии. Там где проходила железная дорога, местами были месторождения полезных ископаемых и нефти. Почти  век Англия и Франция, не давали развалиться огромной Османской империи, которую называли Больным человеком Европы. После её сближения с Германией и видя угрожающие их интересам аппетиты немцев, рвавшихся к Персидскому заливу, теперь они были не прочь развалить эту многоэтничную, с различными религиями и политическими движениями страну на части. При этом надо было учесть интересы и других союзников Антанты, России и Италии, тоже имевших свои интересы к этим территориям

В то же время США, имевшие развитую промышленность, в противовес политики других развитых стран, таких как Германия, Япония и Италия, считавших себя обделёнными при разделе сфер влияний и колоний, предложила новый путь международных отношений,  так называемого «открытого рынка».  Эта политика шла под лозунгом либерализма, якобы отвечавшего чаяниям народов.

В то же самое время многие страны боролись за привилегии, которые предоставлялись её подданным в других странах. К примеру такие привилегии были предоставлены в ХVI веке султаном Османской империи Сулейманом купцам Франции (их товары облагались меньшими налогами). В самом начале лицам имевшие подобные привилегии, было легче соперничать в торговле. Затем с возникновением торговых кампаний, привилегии стали получать и они. Постепенно такие привилегии, стали получать подданные и других стран (Англии, Голландии и Испании). Эти привилегии существенно вредили торговым интересам Османской империи и естественно, она пыталась упразднить их. Страны Европы, имевшие такие торговые привилегии, всеми силами старались сохранить такое положение и ради этого поддерживали Турцию, не давая развалиться империи, которая последовательно теряла свои владения на Балканах, Кавказе и Африке. 

Противоборствующие силы накануне  Первой мировой войны в Европе.

Противоборствующие силы накануне  Первой мировой войны в Европе.

 

Центральные державы: Германия и Австро-Венгрия, к которым присоединились после начала войны - Турция и Болгария. 

Антанта: Англия, Франция, Россия. К ним присоединились позднее – Италия. В период войны на стороне Антанты сражались – Сербия, Греция и США.

В этот сложный и критический момент истории греческое правительство возглавлял Элефте́риос Кириáку Венизе́лос 23 августа 1864, Крит, Османская империя — 18 марта 1936, Париж) — греческий политик, несколько раз занимавший должность премьер-министра с 1910 по 1933 год. Взгляды Венизелоса колебались от либерального республиканизма до консервативного монархизма, но всегда отличались  национализмом. Элефтериос Венизелос родился на Крите, откуда и происходила его семья, мало связанная с традиционными греческими кланами. Его отец был видным участником критского революционного движения против власти Османской империи. После Критского восстания 1866—1869 годов семья вынуждена была переселиться на остров Сирос. Элефтериос Венизелос окончил юридический факультет Афинского университета в 1886 году, вернулся на Крит и занялся журналистской деятельностью, но вскоре втянулся в политику, был выбран в национальную ассамблею как член Либеральной партии. Венизелос был одним из лидеров революционеров, добивавшихся в 1897 году объединения Крита с Грецией. И хотя восстание потерпело неудачу, Крит благодаря вмешательству европейских держав добился автономии в составе Османской империи.

Венизелос возглавил министерство юстиции в правительстве автономного Крита, участвовал в создании полицейских сил на острове. Вскоре начались трения между ним и правителем автономии, принцем Георгом, которые привели к новому восстанию и изгнанию Георга с острова в 1906 году. Венизелос получил пост в новом правительстве Греции Александроса Займиса.

Э. Венизелос принял активное участие в политике материковой Греции, и в 1910 году стал её премьер-министром. Благодаря энергичным действиям Венизелоса и его соратника адмирала Кундуриотиса Греция оказалась хорошо подготовленной к Балканским войнам, в результате которых её территория существенно увеличилась за счёт присоединения Македонии, Крита и Эгейских островов. В политической жизни этого периода, действовали либеральная, народная (монархическая) партии и республиканский союз. Либеральная партия Венизелоса выступала за капиталистическое развитие страны, за укрепление отношений с Англией. Народная партия выражала интересы монархистов и ориентировалась на Германию.

Республиканский союз представлял мелкобуржуазные слои города и деревни и делал ставку на сближение с Францией. Противоречия между политическими партиями проявились в острой борьбе между ними, по вопросу об отношении к Первой Мировой войне. Венизелос, выражавший интересы греческой буржуазии, связанной с Англией и Францией, добивался участия Греции в войне на стороне Антанты. 

СЕВЕРНЫЙ ЭПИР

В марте 1913 года, во время  Первой Балканской войны, греческая армия после прорыва османских укреплений при Бизани освободила Янину. Перед этим 5 ноября 1912 года была взята Химара. В конце войны греческие вооружённые силы контролировали большую часть исторической области Эпир, достигнув линии от Кераунских гор  на Ионическом побережье, до озера Преспа на востоке.

На тот момент албанское движение за независимость только набирало обороты. 28 ноября 1912, во Влёре, Исмаил Кемали провозгласил независимость Албании, и было образовано Временное правительство, которое, впрочем, контролировало лишь территорию вокруг Влёры. В то же время османский генерал и этнический албанец Эссад-паша Топтани неожиданно провозгласил республику Центральной Албании, со столицей в Дурресе. Однако многие албанские племена, всё ещё ​​делали ставку на сохранение османской власти на Балканах. Большая часть территории, которая позже вошла в состав Албанского государства, была занята греками на юге и сербами на севере.

Османская перепись населения, проведённая в 1908 году, выявила наличие в данном регионе 128 000 православных христиан и 95 000 мусульман. По тогдашним оценкам, от 30 000 до 47 000 человек говорили исключительно по-гречески. Другая часть православной общины была двуязычна, используя албанский язык у себя дома и греческий для культурной, торговой и хозяйственной деятельности. Кроме того, эти люди имели греческое национальное самосознание и были за сепаратистское движение.

Концепцию независимого Албанского государства поддерживали крупные европейские державы, особенно Австро-Венгрия и Италия. Оба этих государства стремились контролировать Албанию, которая, по словам министра иностранных дел Италии, Томмазо Титтони, предоставила бы итальянцам «неоспоримое преимущество в Адриатическом море». Захват черногорцами Шкодера и возможность проведения греческой границы в нескольких километрах к югу от Влеры вызвала сильное сопротивление этих государств.

В сентябре 1913 года была созвана Международная комиссия европейских государств, для определения границы между Грецией и Албанией. Вследствие итальянского и австро-венгерского давления было определено, что регион Северный Эпир должен отойти к Албании.

При демаркации греко-албанской границы, согласно условиям Флорентийского протокола от 17 декабря 1913, регион отходил к Албании. Так, 21 февраля 1914 г. послы великих держав вручили ноту правительства Греции с требованием эвакуации греческой армии из этого края. Греческий премьер-министр Элефтериос Венизелос принял это решение в надежде на помощь в решении другой проблемы Греции — признания греческого суверенитета над Северо-Восточными островами Эгейского моря, важнейшими из которых были Лесбос и Хиос и  Додеканесом оккупированным Италией.

Такой поворот событий был крайне непопулярным среди греческого населения края. Греки Эпира почувствовали себя обманутыми правительством Греции, потому что правительство не сделало ничего, чтобы поддержать их огнестрельным оружием. В то же время, постепенный вывод греческой армии позволил бы албанским войскам взять под контроль регион. Итак, чтобы предотвратить такую возможность, было решено объявить о своей независимости. Георгиос Христакис-Зографос, выдающийся государственный деятель Эпира и бывший министр иностранных дел Греции, вместе с представителями местных греков в «Общеэпирских советах», 28 февраля 1914 года провозгласил Автономную Республику Северного Эпира со столицей в Аргирокастроне.  Сформировав Временное правительство, Георгиос Христакис-Зографос стал президентом. 

Марка посвященная образованию Автономной Республики Северного Эпира

Марка посвященная образованию Автономной Республики Северного Эпира 

Флаг нового государства явился вариантом греческого национального флага, он состоял из белого креста в центре на синем фоне и был увенчан императорским византийским орлом чёрного цвета.

Полковник Димитриос Дулис подал в отставку со своего поста в греческой армии и присоединился к временному правительству в качестве военного министра. С первых же дней ему удалось мобилизовать армию, состоявшую из  5 000 бойцов. Местный епископ Василий (Папахристу)  занял пост министра религии и юстиции. Вскоре были сформированы вооружённые группы, вроде «Священного отряда», для противодействия любому вторжению на территорию автономного правительства. Первые районы, которые присоединились к автономистскому движению за пределами Гирокастра, были Химара, Саранда и Пермети.

Греческое правительство не желало предпринимать открытые инициативы в поддержку восстания. Военные и политические деятели продолжали проведение медленного процесса эвакуации, который начался в марте и закончился 28 апреля. Официально любые формы сопротивления были запрещены, великие державы и Международная контрольная комиссия предоставили гарантии обеспечения прав местных греков. После провозглашения в Гирокастре независимости, Зографос направил предложение представителям местных органов в Корче присоединиться к движению, но греческий военный комендант города, полковник Александрос Кондулис, чётко выполнял указания Афин — объявил военное положение, угрожая застрелить любого гражданина, который поднимет флаг Северного Эпира. Когда в Колёне местный епископ Спиридон провозгласил автономию, Кондулис немедленно его арестовал и выслал из страны.  1 марта Кондулис вывел подчинённые ему греческие войска из края и передал власть албанской жандармерии, состоявшей в основном из бывших дезертиров Османской армии, под командой голландских и австрийских офицеров. 9 марта греческий флот блокировал порт Тирану — один из первых городов, присоединившихся к автономистскому движению. Были также отдельные стычки между греческой армией и эпирскими подразделениями с небольшими потерями с обеих сторон.

Греческий офицер и солдаты
Греческий офицер и солдаты

Греческий офицер и солдаты

После вывода греческой армии вспыхнул вооруженный конфликт между албанскими и североэпирскими войсками. В регионах Гирокастра, Химара, Саранда и Дельвина автономистским силам удалось успешно разоружить албанскую жандармерию и албанские иррегулярные формирования. С другой стороны, Зографос, понимая, что великие державы не одобрят присоединение Северного Эпира к Греции, предложил три возможных дипломатических решения.

  • Полная автономия под номинальным суверенитетом Княжества Албания.
  • Административная и кантональная система автономии.
  • Прямой контроль и управление европейскими государствами.

7 марта принц Вильгельм Вид прибыл в Албанию, где в это время шли ожесточённые бои севернее Гирокастра, в области Цепо, там албанская жандармерия безуспешно пыталась развить наступление на юг. 11 марта состоялась попытка урегулирования при посредничестве голландского полковника Томсона на острове Корфу. Албанская сторона была готова принять ограниченную автономию Северного Эпира, но её представитель Карапанос настаивал на полной автономии, что было отклонено албанской делегацией, и переговоры зашли в тупик. Между тем северноэпирские войска захватили Эрсеку и продолжили наступление на Фрашери и Корчу.

В то же время Международная контрольная комиссия решила вмешаться для предотвращения дальнейшей эскалации вооруженного конфликта. 6 мая Зографос получил сообщение о начале переговоров на новой основе. Зографос принял предложение, и перемирие было объявлено на следующий день. На время прекращения огня был получен приказ войскам Северного Эпира занять возвышенность Морава, доминирующую над Корчей, что делало сдачу албанского гарнизона в городе неизбежной.

Переговоры проводились на острове Корфу, где 17 мая 1914 года представители Албании и Северного Эпира подписали соглашение, известное как Корфский протокол. По его условиям две провинции, Корчи и Гирокастра, получали полную автономию под номинальным суверенитетом албанского князя Вильгельма Вида. Албанское правительство имело право назначать и увольнять губернаторов и высших чиновников, опираясь на мнение местного населения. Другими пунктами были: пропорциональный набор коренных жителей в местную жандармерию и запрет нахождения в регионе военных отрядов, набранных не из местного населения. В православной школе греческий язык должен быть единственным языком обучения, за исключением первых трех классов. Греческий язык становился также равноправным с албанским в официальной сфере. Привилегии османской эпохи в Химаре восстанавливались, в качестве «капитана» (правителя) на 10 лет назначался иностранец.

Договор был ратифицирован Протоколом представителей великих держав в Афинах 18 июня и албанским правительством 23 июня. Учредительное собрание Эпира в Дельвине также утвердило условия протокола, хотя делегаты Химары протестовали, утверждая, что только союз с Грецией может дать жизнеспособное решение. В начале июля города Тепелена и Корче (8 июля) перешли под контроль временного правительства Северного Эпира. 

Вскоре после начала Первой мировой войны ситуация в Албании дестабилизировалась, и возник политический хаос. В то время страна была рассечена на ряд краевых правительств. Из-за анархии в центральной и северной Албании мир не был полностью восстановлен, несмотря на Корфский протокол, возникали спорадические вооружённые конфликты. Принц Вильгельм покинул страну 3 сентября; на следующий день эпирские войска греков, без одобрения со стороны временного правительства, начали атаку на албанский гарнизон в Берате, и им удалось захватить за несколько дней его цитадель.

Премьер-министр Греции Элефтериос Венизелос был обеспокоен этими событиями, особенно из-за возможности дестабилизации ситуации за пределами Албании и провоцирования более широкого конфликта. 27 октября, после получения согласия великих держав, греческие войска (V армейский корпус) пересекли южную албанскую границу в конце октября 1914 года, вновь заняв всю южную Албанию, кроме Влёры, и установив военную администрацию. Временное правительство официально прекратило своё существование, заявив, что оно достигло своей цели.

Греческая администрация во время Первой мировой войны договорилась с  Италией и великими державами, что окончательное урегулирование вопроса Северного Эпира следует оставить на будущее, после окончания войны. В августе 1915 года Элефтериос Венизелос заявил в греческом парламенте, что «только из-за колоссальной ошибки» можно было отделить область от Греции. После отставки Венизелоса в декабре, следующее правительство монархистов воспользовалось ситуацией и формально включило регион в состав греческого государства. В первые месяцы 1916 года жители Северного Эпира участвовали в греческих выборах и избрали 16 представителей в греческий парламент. В марте было официально объявлено об объединении региона с Грецией, область была разделена на префектуры Аргирокастро и Корица.

 

Убийство в Сараево сербским националистом Гаврило Принципом
Убийство в Сараево сербским националистом Гаврило Принципом

НАЧАЛО ВОЙНЫ

Поводом для начала Первой мировой войны, послужило убийство в Сараево сербским националистом Гаврило Принципом, 28 июня 1914 года эрцгерцога наследника престола Австро-Венгерской империи Фердинанда. Австрийское правительство, обвинив  в этом Сербию, немедленно предъявило ей ультиматум с неприемлемыми условиями.

Сербия ответила на ультиматум отказом. Австрия 28 июля 1914 года объявила войну Сербии. В ответ на это Россия объявила воинскую мобилизацию, на что Германия ответила войной против России и Франции. 

ПОЗИЦИЯ   БОЛГАРИИ

29 мая 1915 года представители Антанты передали болгарскому правительству документ, в котором Болгарии предлагали выступить на стороне стран Согласия. В случае выступления Болгарии против Османской империи, страны Антанты гарантировали возвращение Восточной Фракии в состав Болгарского царства. На этом обещания гарантированных территориальных приращений заканчивались. Союзники также заявляли о том, что начнут переговоры с сербским правительством о передаче некоторой части Вардарской Македонии и обязуются вступить в переговоры с греческим и румынским правительствами для урегулирования вопросов об Эгейской Македонии и Южной Добрудже. Кроме этого Антанта гарантировала Болгарии финансовую помощь. 14 июня болгарское правительство в ответ на эту ноту держав Антанты потребовало определения чётких границ тех территорий в Вардарской и Эгейской Македонии, которые должны войти в состав Болгарии.

После этого задача дипломатов Антанты стала фактически невыполнимой. Помимо балканских разногласий среди Великих держав, переговоры с Сербией, а в особенности с Грецией и Румынией зашли в тупик. Правительства этих стран не имели никакого желания терять территории, приобретённые после Второй Балканской войны. Кроме этого среди представителей Франции, Великобритании и России не было единого мнения о способах привлечения Болгарии в войну на стороне держав Согласия. Британия считала малореалистичным и нецелесообразным добиваться от Сербии передачи части Македонии в состав Болгарии. Французские политики считали более целесообразным привлечение Греции в стан Антанты. Таким образом, неудача в переговорах с сербским премьером Пашичем, с правительствами Греции и Румынии и внутренние разногласия среди держав Антанты помешали выработать дипломатам согласованную и чёткую позицию по Болгарии.

В свою очередь Центральные державы однозначно заявили, что в случае выступления Болгарии на их стороне она получит всю Македонию, Фракию, а также Южную Добруджу (если Румыния вступит в войну на стороне Антанты). Помимо этого Германия обязалась предоставить Болгарии военный заём на сумму 500 млн марок. Болгарское правительство желало вернуть в свой состав территории, отторгнутые после Второй Балканской войны. На этих территориях проживало значительное количество болгар. Кроме того, в середине 1915 года на фронтах  Первой мировой войны сложилась неблагоприятная ситуация для стран Антанты. На Восточном фронте австро-германские войска  вели наступление против русской армии. Турецкие войска успешно оборонялись в Дарданелльской операции, а англо-французские войска не могли прорвать германский фронт на Западе. Эти факторы сыграли решающую роль для болгарского правительства. Будучи уверенным, что победа будет за блоком Центральных держав, а Болгария получит все обещанные территории, царь Фердинанд I, настроенный прогермански, принял окончательное решение выступить на стороне Центральных держав. В этом случае Греция имела риски потерять  не только свои области Македонию и Фракию, о чём неустанно предупреждал Э. Венизелос, но и Южную Албанию, где в  конце октября 1914 года, согласно протоколу Корфу, греки основали Автономную Республику Северного Эпира

Греция 1914

ПОЗИЦИЯ  ГРЕЦИИ

Позиция Греции по отношению к обеим враждовавшим  коалициям и, следовательно, к европейской войне была очень сложной и противоречивой и отражала сложность и противоречивость внутриполитической борьбы за власть двух группировок в стране. Эта борьба между возглавлявшейся Венизелосом либеральной партией и реакционными группами во главе с королем Константином началась в 1913 г. и закончилась в конце тридцатых годов. Для уяснения сложной и противоречивой позиции Греции в первой мировой войне и правильного понимания,  необходимо рассмотреть внешнеполитическое положение и внешнюю политику Греции после Первой Балканской войны и наметившиеся разногласия между Э. Венизелосом и королем Константином относительно способов урегулирования конфликта с Болгарией и внешнеполитической ориентации страны.

Греция добилась в первой балканской войне при наименьших жертвах  больших результатов, чем другие участники балканского блока. Она была меньше  своих союзников истощена войной. Греческое правительство настаивало на признании за Грецией всех территорий, занятых ее войсками, т. е. Македонии и Западной Фракии с Салониками, Кавалой, Сересом и Драмой, Северного Эпира и Эгейских островов. Кроме того, Греция хотела еще получить Додеканес и Родос. Франция и Англия  далеко зашли в деле отстаивания притязаний Греции, и отступление для них было невозможно. Россия защищала интересы Болгарии.

Тройственный союз, и в первую очередь Австро-Венгрия не была склонна поддерживать Грецию против Болгарии; Австро-Венгрия и Италия не намерены были уступать Греции в вопросе о Северном Эпире, а Германия не хотела поддерживать ее притязаний в эгейском вопросе против Турции, так как считалось, что греческая политика ориентируется на Францию в антантовском фарватере. Страны Антанты были почти целиком использованы греческой политикой в своих интересах. Неприятностей от них нельзя было ожидать, но получить от них большего нельзя было в ближайшем будущем. Так рассуждали руководящие круги Греции после подписания Лондонского мирного договора. 

Германия могла быть в новой обстановке полезна Греции. Лишь она могла воздействовать на своих союзников  Австро-Венгрию и Италию, и побудить вовсе отказаться от требования присоединения Северного Эпира к Албании, либо уменьшить размеры требования, что нашло бы поддержку Тройственного союза. Только она могла воздействовать на Турцию и побудить ее отказаться от Хиоса и 'Митилены.  Германия могла оказать поддержку Греции в её притязаниях на Кавалу, Серрес и Драму против России и Австро-Венгрии, поддерживавших Болгарию. Под воздействием этих меркантильных политических расчетов у части руководящих кругов Греции созрело давно уже вынашивавшееся и подготовлявшееся королем Константином решение сблизиться с Тройственным союзом. Намерения Константина шли еще гораздо дальше: он стремился к прямому присоединению Греции к Тройственному союзу.

Константин был душой и телом предан Германии и Гогенцоллернам. Он получил образование в германских военных учебных заведениях, окончил берлинскую военную академию, проходил военную службу в прусских военных частях и усвоил прусский образ мыслей. Он обожал все прусское и ставил выше всего прусскую военную доктрину и государственный строй. Женатый на сестре Вильгельма II, он, еще будучи диадохом (наследником), составил себе «немецкий двор», кичился родством и дружбой с кайзером и во всем подражал ему. Военные победы достались Константину сравнительно легко, так как главные сухопутные турецкие силы были скованы болгарами и сербами. Это совсем вскружило ему голову. Он возомнил себя Наполеоном и был убежден, что Греция обязана победами его военному гению, прусской военной выучке и усвоенной им доктрине германского генерального штаба. После трагической смерти своего отца, короля Георга, Константин окружил себя исключительно офицерами из окончивших

военную академию в Берлине и назначал на высокие посты в армии воспитанников германских военных учебных заведений. Став королем, Константин приближал к себе ярко выраженных германофилов, а их было немало в Греции, поддерживал политических деятелей, симпатизировавших Германии, и её реакционному государственному строю. Он отдалял от себя франкофилов и демократически настроенных деятелей. Константин не любил французов и французские демократические учреждения и особенно враждебно относился к французской военной миссии, так как французские офицеры оказали большие услуги греческой армии, и французская печать имела неосторожность выставлять заслуги своей военной миссии в победах Греции, что король начисто отвергал.

Политические расчеты правительства Венизелоса  во многом  не совпадали с мнением короля. Константин все же решил действовать и поставить сближение с Тройственным союзом на практическую почву.

Греции была предназначена в планах Германии важная роль в будущем антиславянском блоке на Балканах. В вопросе поддержки греческих притязаний Германия шла своим, отличным от Австро-Венгрии путем.

Услуги, оказанные Германией Греции в заключении Бухарестского мира, и преподнесение Константину фельдмаршальского жезла германской армии подогревали германофильские настроения короля и его окружения.

Карта территориальных изменений Греции с 1830 по 1922 года
Карта территориальных изменений Греции с 1830 по 1922 года

Лондонский мирный договор от 30 мая 1913 г. и Афинский мирный договор, заключенный между Грецией и Турцией в ноябре 1913 г., не разрешили весьма щекотливого и запутанного вопроса о правовой принадлежности турецких Эгейских островов. Оба договора передавали этот вопрос на разрешение Лондонского совещания послов шести великих держав, а Турция и Греция обязывались подчиниться приговору этого ареопага. Задача была нелегкой, так как стратегические интересы великих держав в восточном бассейне Средиземного моря делали их стороной в распре, которую они должны были объективно разрешить, и нет ничего удивительного в том, что они с этой задачей так и не справились.           

Суть эгейского вопроса заключалась в том, что часть островов была оккупирована с начала первой балканской войны Грецией, которая настаивала на их оставлении за собой по праву завоевания и на основе национальной принадлежности их населения, Турция же требовала их возвращения себе, так как они расположены вблизи Малоазиатского побережья и Дарданелльского пролива и являются подступами к ним. Вопрос осложнялся еще тем, что другая группа турецких островов в Эгейском море — Додеканес и Родос, была оккупирована Италией еще со времени итало-турецкой войны и по Лозаннскому мирному договору 1912 г. подлежала возвращению Турции после выполнения ею условий этого договора. Но между турецким и итальянским правительствами существовала молчаливая договоренность о том, чтобы эта группа островов оставалась оккупированной Италией на все время балканской войны, так как иначе она была бы занята Грецией. Попав под опеку великих держав, Эгейские острова сделались разменной монетой в их большой политической игре.

Германия, Италия и Австро-Венгрия не были расположены признать за Грецией все оккупированные ею острова, и высказались за возвращение Турции Имброса и Лемноса. Франция решительно отстаивала за Грецией все Эгейские острова, включая Додеканес и Родос. Англия поддерживала, хотя очень вяло, точку зрения 'Франции. Она хотела лишь одного: чтобы ни один из этих островов не попал в руки какой-либо великой державы; какие из островов останутся турецкими, какие перейдут к Греции — этот вопрос интересовал её меньше всего. Но незаинтересованность Англии не шла так далеко, чтобы совсем не стремиться использовать эгейский вопрос для укрепления своей группировки держав в восточной части Средиземного моря.

В этот период, положение  в Греции было неустойчивым, из – за разногласий между королём и премьер - министром Э. Венизелосом. В начале 1915 г Англия и Франция решили захватить проливы Дарданеллы и Босфор, чтобы открыть путь для снабжения российской армии, которая испытывала большую нужду. Антанта обратилась к Греции с предложением участвовать в войне и содействовать  союзникам, в освобождении территорий со значительным греческим населением. Венизелос выступил за принятие предложения. Константин I не согласный с ним, 18. 02. 1915 провёл трёхдневный королевский совет, на который были приглашены все бывшие премьеры.  Присутствующие на совете сторонники короля, не согласились с политической позицией Э.Венизелоса. Большинство было за нейтралитет страны. Доводы Венизелоса, что ни одна из воюющих сторон  не будет считаться с нейтралитетом маленькой Греции, и она потеряет в этом случае Македонию и Северный Эпир, не были приняты. Премьер министр доказывал, что Греция, как морская страна должна держаться Великобритании, так как она является самой мощной морской державой. Всё было напрасно, большинство членов совета, поддержало короля. Венизелос подал в отставку, и новое правительство сформировал монархист Д. Гунарис. Его правительство тянуло время, ведя бесплодные переговоры с Антантой, чтобы затянуть время. Затем в мае парламент был распущен и были объявлены новые выборы, на которых 31 мая 1915 г с большим преимуществом победил Венизелос. Всё это время Антанта из-за позиции короля не могла снабжать сражавшуюся  с державами Центральной оси сербскую армию.

 

Из-за всяческих препятствий монархистов, Венизелос лишь в августе 1915 г. снова пришёл к власти, сформировав правительство. К этому времени Болгария подписала секретный договор о присоединении к Центральным державам. Когда в сентябре вырисовалась непосредственная угроза нападения Болгарии на Сербию, которая 21 сентября 1915 г. объявила мобилизацию, Венизелос заявил посланникам Антанты, что готов выполнить обязательства Греции, предусмотренные греко-сербским союзным договором 1913 г., но при условии, что союзники придут Греции на помощь и высадят в Салониках 150-тысячную армию. Король Константин, несмотря на угрожающую для страны ситуацию, продолжал настаивать на нейтралитете страны. Правительство Греции, вслед за Болгарией, вынуждено было тоже объявить мобилизацию 23 сентября. Английское и французское правительства,  из-за боязни, что в случае захвата болгарами Салоник, немцы с австрийцами получат базу для подводных лодок, приняли  решение срочно послать в Салоники войска с Галлиполийского полуострова. Однако французское правительство с большим трудом добилось от главнокомандующего Жоффра распоряжения о посылке в Салоники 64 тысяч человек, включая и эвакуированных с Галлиполи. Англичане обещали столько же. Пока шли эти переговоры, король Константин, уволил правительство Венизелоса и подтвердил сохранение нейтралитета. Новое правительство Греции, сформированное С. Скулудисом,  заявило, что греки интернируют войска Антанты в Салониках. Это действие короля Греции и нового правительства, привело к тому, что греческие войска, занимавшие Южную Албанию (Северный Эпир) после освобождения от турок в 1912 г., были вытеснены оттуда Антантой, и греки навсегда потеряли эту территорию.

В Салониках, до отставки правительства Венизелоса, союзники успели высадить только сравнительно небольшой отряд. Эта медлительность Англии и Франции немало способствовала тому, что в ночь с 13 на 14 октября Болгария напала на Сербию, открыв военные действия. Одновременно австро-германские силы, действовавшие на балканском фронте, предприняли наступление на Сербию с севера. В конце октября в Салониках было всего 80 тысяч союзных войск. С вступлением Болгарии в войну на стороне Центральных держав при их победе, появилась опасность для Греции потерять полностью Эгейскую Македонию. Эта часть Греции была обещана Болгарии блоком, на стороне которого она ввязалась в войну. Это события не повлияли на позицию Константина I. Он продолжал водить за нос страны Антанты, ведя бесконечные переговоры и упирая на нейтралитет страны. Раздражение союзников по Антанте, неуступчивостью короля и его позиции в переговорах, нарастало с каждым днём.

Прогерманская политика короля Константина привела к тому, что после отставки правительства возглавляемого Э. Венизелосом, Греция навсегда потеряла Северный Эпир, в который ввела свои войска Италия, давно искавшая повод для этого. Греческие силы самообороны в Южной Албании были итальянцами запрещены, а их члены подверглись гонениям. Король Константин продолжал свою губительную для страны политику странного нейтралитета, при этом, он  одно правительство сменял другим в течение нескольких месяцев, чем поддерживал национальное размежевание.

Продолжение следует....

Об авторе

Кесмеджи Панаёт АлексеКесмеджи Панаёт Алексеевич  Источник: http://rua.gr/greece/history/author/6164-kesmedzhipanayotalekseevich.htmlевич

Писатель. 

Автор книг: «Греки Крыма», «Митридат Евпатор». Трагедия «Цена предательства». Статьи и рассказы в различных периодических изданиях.

В соавторстве с сыновьями издал книги: «Княжество Феодоро» «История княжества Феодоро» «Греческая топонимика Крыма». Исторические романы «Наёмник», «Князь Александр», «Боспорец». Готовится к изданию «Непокорная Таврика».

Родился 9 мая 1946 года в городе Коканде  Узбекской ССР.

Жена  Юрьева София Георгиевна поэтесса.

Сыновья Георгий и Александр.

Другие материалы автора в разделе история Греции.

Система Orphus

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Поделиться ссылкой:

О том, как поделиться
Правила комментирования
Последнее изменениеСуббота, 02 мая 2015 11:16
Комментарии для сайта Cackle
Наверх

Мобильные приложения

 

Новостные ленты

Партнеры сайта

Новости по Email