Menu
Login
  •  
  •  

Третья война Митридата и восстание Спартака

Третья война Митридата и восстание Спартака

Имея возможность вернуться на родину или вообще покинуть Рим и отправиться куда-нибудь, где еще могли пригодиться его способности профессионального офицера и отличного бойца,  Спартак, тем не менее, остается в Риме, а затем организовывает восстание гладиаторов. Что могло заставить Спартака принять такое решение?

В конце мая 74 г. до н. э. Митридат проводит военные маневры и испытания флота в районе старой понтийской столицы Амиса, после чего огромная армия была разделена на корпуса.
Пешего войска вместе с наемными бастарнами насчитывалось до 150 тыс. человек, всадников 12 тысяч, серпоносных колесниц 120 и много другой военной техники. Адмиралы Митридата вывели на маневры более 400 военных кораблей, построенных за последние годы в греческих городах Причерноморья, и множество мелких судов.
Оставшись довольным внушительным видом своих армии и флота, Митридат посылает полководца Диофанта с десятитысячным корпусом в Каппадокию. Через два дня, после манёвров, понтийские войска неожиданно появляются на границах Вифинии. Понтийский флот под командованием Архелая идет к городу Халкедону, месту стоянки римского флота.
Консул Аврелий Котта, пробывший в провинции всего несколько месяцев и имевший под своим началом 24 тысячи пехоты и 2 тысячи всадников, попал в трудное положение. Имея в своем распоряжении флот, состоявший из 200 кораблей римлян и их союзников, он должен был не допустить прорыва понтийского десанта в Мраморное море и выстроил свои суда недалеко от Халкедона.
В произошедшем морском сражении понтийский флот, обладавший двукратным превосходством, разгромил наголову римлян. Архелай, используя войска десанта как морскую пехоту, уничтожил 8 тысяч римских моряков, а 4500 взял в плен. Аврелий Котта, уверенный в превосходстве своих солдат над понтийскими, вывел легионы в бой. Знаменитая римская пехота стояла на равнине перед Халкедоном, поджидая армию понтийцев. К своему удивлению Котта не увидел пестрых полчищ варваров, как в прошлые сражения с понтийцами.
Понтийская армия, состоявшая из 60 тыс воинов, сформированная по греко-римскому образцу, представляла из себя хорошо организованные десятитысячные корпуса, которые молча выстроились в боевую линию, её фланги нависали с обеих сторон над римской армией.
Командовал боем с понтийской стороны сам Митридат.
По его приказу, атаку начали стоявшие в центре его войск, наемники-бастарны. Они с такой яростью набросились на легионеров, что те, неся огромные потери, вынуждены были сначала отступить в порядке, но, когда все понтийское войско обрушилось на римлян, обратились в бегство, не слушая призывов командиров.
Победа понтийцев была полная, римляне потеряли убитыми 5300 человек, понтийцы — 700 воинов и застрельщики бастарны — 30 человек. Царь наградил отличившихся в двойной победе моряков и воинов и отрядил погоню за разгромленными войсками римлян, спешивших укрыться в мощной крепости Халкедон.
Победа над римской консульской армией открыла дорогу на юг.
Население провинции Азия с восторгом встретило известие о победе Митридата над Коттой, римлян здесь, как и всюду в провинциях, ненавидели.
Римские купцы и откупщики, проримски настроенная знать, прихватив свои ценности, искали спасения, кто за морем, а кто у Котты, запершегося в Халкедоне с остатком своих войск.
Корпус Гермократа, двигаясь на юг, без боя занимает один город за другим. Митридат Евпатор следует с армией Мария, так как Азия по договору с Серторием остается за римлянами-марианцами. Марий от имени Сертория дарует городам вольности, освободил от уплаты налогов общины, поддержавшие Митридата, и стал наводить порядок в провинции. В руках союзников оказывается Вифиния, Каппадокия и Азия.
Котта, засевший в Халкедоне, после поражения ничего не предпринимает, поджидая войска второго консула Луция Лукулла, участника Первой войны с Митридатом.
Халкедон было поручено осаждать Архелаю. Он приказывает солдатам соорудить многочисленные стенобитные машины и подтянуть их к мощным стенам города. Римляне со стен отражают понтийцев и сжигают их машины. Тогда полководец Архелай, славившийся и как военный инженер, при изготовлении новых машин опускает их деревянные части в квасцовый раствор, отчего дерево становится огнеупорным. Осада города затягивается. Римский гарнизон и городское ополчение не решаются даже на небольшие вылазки. Стремясь уничтожить воен-ные машины понтийцев, они бросают в них огонь, но те не загораются. Аврелий Котта приказывает забрасывать их тяжелыми бревнами и камнями, а позади разрушаемых противником стен срочно возводить стены из камней стоящих поблизости домов.
                      
Понтийский царь направил свою армию и флот против сильного греческого города Кизика, где засело много проримски настроенной знати, с намерением осадить его. Лукулл, потративший много времени в Риме на уговоры сенаторов выделить средства на строительство нового большого флота, узнав о поражении Котты, сдал дела вновь избранным консулам и в начале июля 74 г. до н. э. отплыл из Брундизия с одним легионом. Высадившись в Азии, он присоединил к своей армии еще четыре легиона, находившиеся там и, приведя в порядок местные дела, двинулся на Митридата, направлявшегося к Кизику. По дороге Лукулл присоединял к себе отряды союзников, спешившие ему на помощь.
Митридат, узнав, что Лукулл с большой армией движется на помощь осажденному в Халкедоне Котте, бросил ему навстречу корпус под командованием Мария с приказом разбить или задержать противника. Одновременно другой корпус понтийских войск под командованием Гермократа осадил Кизик. Этот богатый и многолюдный греческий город контролировал мор-ской путь из Понта в Эгейское море и оказывал помощь осажденному в Халкедоне Котте.
Взятие Кизика, имевшего свой военный флот, прекрасную гавань и защищенного мощными крепостными стенами с башнями из мрамора и великолепным акрополем, имело для Митридата Евпатора решающее значение в начатой им войне.
Марий остановился со своим 45-тысячным войском в местечке Отрия во Фригии, узнав, что Лукулл с легионами находится невдалеке.
Силы врагов были примерно одинаковыми. Войска выстроились друг против друга, пылая ненавистью, ведь среди понтийцев находились тысячи римлян, сражавшихся на стороне Митридата.
Сражению помешал упавший со страшным шумом размером с бочку метеорит. Небесный посланец угодил между двумя армиями, и устрашенные воины с обеих сторон потребовали от полководцев отказаться от битвы.
Марий попробовал действовать угрозами, но, видя, что воины непреклонны в своем решении, решил идти на соединение с Митридатом у Халкедона.
Римский полководец тоже снялся с лагеря и последовал за понтийской армией, иногда нависая над ней, но, не решаясь обойти ее и разбить до объединения понтийских армий.
Котта, осажденный в Халкедоне, узнав, что Лукулл с большой римской армией из пяти легионов и еще большего числа союзников идет ему на помощь, решил сделать вылазку и дать битву Митридату, чтобы сгладить в Риме впечатление о своем поражении. В случае победы он получал славу победителя царя Митридата, которую ему не хотелось  делить с Лукуллом.
Задуманная Коттой и его офицерами вылазка окончилась страшной катастрофой для римлян: флот был полностью уничтожен в бою Архелаем, а из 20000 войска, вышедшего из осажденного города, 16000 погибло или попало в плен. Местность перед городскими стенами была завалена трупами римских легионеров.
Но город и после страшного поражения не сдавался, ожидая прихода войска Лукулла.
Римский полководец подошел к Халкедону в сентябре и стал лагерем недалеко от понтийской армии, имевшей несколько лагерей вокруг осажденного города. Митридат Евпатор, имевший почти 100-тысячное войско, уверенный в себе после повторного разгрома римской армии Котты, предлагал битву, но опытный Лукулл, имея под своим началом около 50 тысяч воинов, уклонялся от нее, стараясь победить армию царя голодом.
Конница римлян и легкая пехота постоянно совершали успешные набеги на продовольственные транспорты и отряды понтийцев, занимавшиеся фуражированием.
Лукулл сумел собрать новый флот из кораблей союзных римлянам городов, которые провели успешные операции на море, перехватывая шедшие из Понта царские корабли с продовольствием из Таврики. Испытывая острый недостаток продовольствия, и видя тщетность попыток штурма понтийскими войсками Халкедона, Митридат решил идти на соединение с Гермократом, осаждавшим Кизик.
Царь тайно ночью со всем войском покинул лагеря и ушел к Кизику.
Утром, увидев лагеря понтийцев пустыми, Лукулл с войском бросился в погоню за Митридатом и сумел навязать ему сражение. В бою римляне уничтожили 10000 врагов и 13000 ослабевших от голода понтийцев взяли в плен.
Придя к Кизику, Митридат расположил свои войска в десяти лагерях. Понтийская эскадра подошла к городу с моря, полностью окружив осажденный город.
Лукулл стал лагерем неподалеку от понтийцев и решил переманить на свою сторону римских офицеров-фимбрианцев, бывших на службе у Митридата.
С помощью лазутчиков ему удалось переманить к себе одного из них — Магия, пообещав ему безопасность и огромные деньги. В этом Лукуллу помогли и офицеры двух бывших фимбрианских легионов, бывших теперь под его началом. Изменник Магий на военном совете подсказал царю выгодную для Лукулла диспозицию, и это привело к резкому ухудшению по-ложения понтийской армии. Сам Магий, чтобы не быть разоблаченным, бежал к Лукуллу, где был тепло принят. В результате этой измены понтийцы, осаждавшие Кизик с суши, были сами отрезаны от материка земляными укреплениями, построенными римскими легионерами.
Полководцы царя предлагали пробиться через укрепления, но Митридат, уязвленный ошибкой, решительно отказался и приказал бросить все силы на взятие Кизика.
Лукулл смог еще раз переиграть хитрого Митридата. Он направил ему лазутчиков якобы от фимбрианских легионеров с предложением об их переходе на сторону царя.
Митридат очень обрадовался этому предложению, так как у него были сведенья об очень сложных отношениях Лукулла с составом этих легионов из-за низкой воинской дисциплины.
Он послал ночью к ним для переговоров Архелая с другими офицерами, легионеры захватили полководца Архелая, а свиту его перебили. В добавок ко всему, в понтийских войсках стал ощущаться недостаток в продовольствии, так как римские укрепления отрезали их от материка. Но Митридат упорно осаждал Кизик, раздраженный своей двойной ошибкой. Он приказал готовиться к решительному штурму города, одновременно тревожа войска Лукулла вылазками небольших отрядов легко вооруженных воинов.
Наступившая зима усугубила тяжелое положение большой армии Митридата, стиснутой с суши укреплениями римлян. Снабжение понтийской армии продолжало ухудшаться, что ска-зывалось на моральном состоянии солдат, принимавших ежедневное участие в ожесточенных боях. Очень много солдат Митридата умирало от болезней, истощения и холода.
Приближенные царя, видя его упорство, боялись советовать ему оставить осаду Кизика, зная его крутой нрав.
Когда из-за зимних штормов корабли на смогли доставить продовольствие, скифы и, по их примеру, другие варварские племена стали питаться жареной мертвечиной.
Над понтийским войском стала угроза гибели от голодной смерти.
Митридат все время проводил с Никонидом — военным инженером, руководившим со-оружением осадных машин, которые были придвинуты к городским стенам.
Одновременно воины Митридата вели незаметно подкоп под стены Кизика. Но горожане, узнав о подкопе, сумели его подрыть и обрушить, перебив при этом много понтийцев.
Вслед за этим осажденные во главе с Писистратом, не смотря на свою малочисленность, совершили ночную вылазку и сожгли осадные машины.
Понтийцы, лишенные возможности разрушать стены города, поняли бесплодность своих попыток. Создавать новые осадные машины они не смогли из-за отсутствия материалов. На совете собранном по требованию понтийских полководцев, было решено, чтобы часть понтийской армии под командованием Гермократа пошла на прорыв в Вифинию.
Гермократ сумел прорваться сквозь римские укрепления, выведя свою десятитысячную армию и большую частью понтийской кавалерии, страдавшей от бескормицы, но обоз всей армии, взятый им с собой по приказу Митридата, связал подвижность его корпуса.
Огромная масса нестроевых, больных и раненых Понтийской армии, всего около сорока тысяч человек, дала возможность Лукуллу догнать противника у реки Риндак. Лукулл подошел к реке в момент, когда понтийская армия переправлялась, шел снег, и дул сильный ветер.
Неожиданно атакованные 15 тысячами римских солдат и их союзниками понтийцы долго отбивались, пока в битве не пал Гермократ. Вместе с Гермократом погибли лучшие части его корпуса, прикрывавшие переправу, римляне захватили в плен 15 тысяч воинов царя и шесть тысяч лошадей. В руки римлян попала и большая часть обоза.
Известие о гибели Гермократа и разгроме его корпуса подвергло в уныние понтийскую армию, а вид пленных товарищей, проведенных мимо понтийских лагерей по приказу Лукулла, произвел на нее очень неприятное впечатление.
Этих несчастных ждал рабский рынок и подневольный труд в Италии.
Весь январь 73 г. до н. э. был очень холодным, но внезапно грянула оттепель.
Многочисленные тела погибших понтийцев, брошенных без погребения, стали разлагаться на солнце, чем вызвали эпидемию.
Армия Митридата, ставшая меньше страдать от голода после ухода Гермократа, оказалась в плену новой беды. Теперь уже и Митридат смирился и принял решение снять осаду города.
Распространив в лагере слух, что он собирается с армией отправиться обратно в Понт, Митридат решил с лучшей частью войска, через Геллеспонт прорваться в Эгейское море и отправиться на Крит. С Крита он хотел, объединившись вместе с огромным пиратским флотом, напасть на Италию, оставшуюся без защиты профессиональных римских войск, сражавшихся в Малой Азии и Испании.
В первую очередь Митридат бросил на прорыв в направлении города Лампсак 30 тысячную часть своей армии во главе с Марием, Гермеем и Таксилом. Успешно прорвав римские укрепления, понтийцы стали уходить к Гранику, стараясь без боя добраться до союзного им Лампсака.  
 
Но Лукулл вновь с частью своих войск погнался за ними и дважды навязал им бой при переправах через реки Эсеп и Граник.
В этих ожесточенных сражениях римляне взяли в плен и перебили до двадцати тысяч понтийцев. Таксил, командовавший арьергардом отступавшей армии, чуть не погиб, но дал возможность уйти в Лампсак ослабевшей и деморализованной армии понтийцев.
Митридат, узнав о несчастном исходе двух сражений, в которых понтийцы и римляне-марианцы вновь потерпели поражение, напал на близлежащий к Кизику город Приап и взял его штурмом. Чтобы поднять боевой дух своей армии и вселить в нее надежду, царь разрешил разграбить богатую часть города.
При этом солдаты из варварской части его армии ограбили на глазах горожан захваченного города все сокровищницы храмов, захватив и старинную статую богини Артемиды,
Весть об этом кощунстве разнеслась по всему Средиземноморью, римляне старались раздуть эту историю, чтобы показать варварство Митридата Евпатора.
Царь с армией, погруженной на корабли, беспрепятственно достиг острова Парос, где стад ожидать прибытия части своих армии и флота из осажденного Лукуллом Лампсака.
Митридат для успешной переброски своих войск из Лампсака на Крит, отправил часть своего флота в осажденный римлянами город. Моряки царя, прибыв в Лампсак. застали там паническую обстановку. Воины и командиры понтийцев, обозленные постоянными неудачами, открыто говорили об измене высших командиров. Боясь, что их бросили на произвол судьбы, как больных и раненых в лагере под Кизиком, уничтоженных озлобленными жителями осажденного города, они с ликованием встретили корабли, посланные за ними Митридатом.
Толпы солдат, не соблюдая строя и не слушаясь приказов командиров, хлынули на корабли. Давя друг друга и сбрасывая с кораблей пытавшихся навести порядок моряков, а иногда пуская в ход оружие, солдаты царя так переполнили некоторые корабли, что те перевернулись и потонули, унеся несколько тысяч жизней. Прибывших солдат на Парос, царь, чтобы не озлоблять, приказал накормить и раздать им деньги из своей казны.
На военном совете царь изменил свой первоначальный план, по которому он должен был лично возглавить десант понтийских войск в Италии.
Римские полководцы-серторианцы уговорили царя вернуться в Понт и защищать свои владения, против которых, по сообщениям агентов, направился полководец римского сената Лукулл .
К нему же на помощь прибыли с новыми легионами двое легатов Варда и Триарий, осадившие город Апамею.
Митридат понимал, что союзные ему римляне Марий и Варий не хотят вести его против своего отечества Рима, да и в самой Италии это будет воспринято отрицательно большинством населения и даст аргумент сулланцам говорить, что марианцы привели в Италию заклятого врага Рима понтийского царя.
Оставив полководцам для операций в Италии часть флота и сорок тысяч солдат. Митридат пустился в обратный путь, несмотря на штормовую погоду.
В пути флот царя попал в сильную бурю, и большинство кораблей с войсками погибло. Митридат с остатком кораблей высадился на острове Лемнос и, посчитав потери, решил ото-звать часть своих сил с острова Парос.
Лукулл, узнав о грозящей Риму опасности, не стал терять времени, он стал энергично собирать военные корабли. Собрав около семидесяти кораблей и посадив на них своих солдат, Лукулл обнаружил пятьдесят понтийских судов около острова Тенедос.
Римский флот догнал понтийцев, шедших на соединение с Митридатом, и взял на абордаж тринадцать пентер. В бою погиб командовавший понтийской эскадрой Исидор. Затем Лукулл настиг остальные понтийские корабли, на которых плыл и полководец Марий, разгромил и захватил большинство из них в плен.
Высадившись на малоазиатском берегу, остатки понтийцев и серторианцев оказались окруженными солдатами Лукулла, и были частью перебиты, и частью сдались в плен.
Лукулл знатных понтийцев оставил в живых для своего будущего триумфа в Риме, а всех римлян, в том числе полководцев Мария и Бария, сражавшихся на стороне Митр и дата, при-казал перебить.
В это время Митридат сумел после новой страшной бури прорваться в Понт Эвксинский и неожиданно взять город Гераклею, где власть захватила проримски настроенная знать.
Потеряв почти весь флот и армию, Митридат не пал духом, он укрепил гарнизон Гераклеи трехтысячным отрядом бастарнов под командованием Конакорика, а сам отплыл с небольшим войском и занял стратегически важную Никомедию, откуда разослал гарнизоны в близлежащие города, чтобы создать заслоны на пути римлян в Понтийское царство. Здесь Митридата Евпатора застали известия о полном уничтожении его армии и флота. Вместе с ними он лишился и своих лучших полководцев, частью погибших, а частью попавших в плен к римлянам.
Удрученный царь отправился в свою столицу Синопу.
Никомедию осадил легат Лукулла Квинт Виконий, вскоре отозванный римским командующим к Лампсаку и наказанный за то, что он, командуя флотом, упустил Митридата. Заместитель Лукулла Котта подошел с двумя легионами к Гераклее Понтийской, но в первой же вылазке бастарнов и городского ополчения потерпел поражение и вынужден был отступить. Соединившись под Прусиадой с другим легатом Кассием Барбой, они взяли штурмом город. После этого, присоединив к себе союзников из вифинцев, Котта вновь подступил к Гераклее и взял ее в плотную осаду.
Конакорик вынужден был обратиться за помощью в Херсонес Таврический и Феодосию, так как Гсраклея являлась метрополией этих городов.
Митридат, занятый организацией обороны рубежей своего царства, обращался с призывами о помощи ко всем своим союзникам, в первую очередь к царю Армении Тиграну Великому. Но зять понтийского царя отделывался обещаниями и не торопился выступать против римлян. Единственным утешением для Митридата было известие о победе его войск под Гераклеей, снова оказавшейся в осаде. К римлянам постоянно поступали подкрепления и они усиливали свой нажим.
Корпус понтийцев под командованием Эвмаха отступал из провинции Азия под натиском легата Мурены.
Никея была захвачена легатом Кассием Барбой.
Триарий взял штурмом Апамею, перебив при этом больше половины горожан, стойко сопротивлявшихся римлянам. Но самым неприятным и страшным известием для Митридата стало уничтожение у острова Тенедос его эскадры из 80 кораблей, возвращавшейся с Крита. Эта победа римлян окончательно похоронила надежду Митридата на высадку десанта в Италии и ведения там боевых действий.
Царь надеялся, что высадка понтийцев в Италии заставит римлян перебросить часть воинских сил из Малой Азии на защиту Рима и это даст ему передышку для сбора сил и средств.
Ресурсы Митридата Евпатора были практически исчерпаны. Продолжение войны с римлянами, сосредоточившими против него несколько армий и флот, требовало расходов, которые царь собирал с подвластных ему территорий уже с помощью угроз и насилия. К началу лета корпус Эвмаха был разбит и рассеян.
Никомедия была взята штурмом войсками победоносного Триария. Держалась одна Гераклея, на помощь которой Митридат отправил свои скудные резервы.
Призывы Митридата к населению Малой Азии, занятой римскими войсками, о борьбе против них и поддерживающей их знати успеха не имели. Полководец Лукулл, отличный политик, своими действиями выбил почву из-под ног понтийского царя.
Чтобы устранить главную причину озлобления населения провинций против римлян и обеспечить себе спокойный тыл, хотя бы на время ведения войны, Лукулл провел мероприятия по ограничению деятельности откупщиков-всадников и ростовщиков. Он ограничил общую сумму процентов размером самой ссуды.
В Понт Эвксинский прорывались военные и пиратские суда Митридата, спасшиеся от разгрома, учиненного римским флотом, и корабли из далекой Испании от Сертория.
Царь с жадностью выслушивал вести, доходившие до него из Испании и Италии. В Испании Серторий, сражавшийся против двух полководцев сената Помпея и Метелла, сдерживал их превосходящие силы, нанося им чувствительные удары, но победить их не мог. Наоборот, его римские сподвижники, несогласные с политикой Сертория выдвижения на видные посты представителей местной знати, стали проявлять недовольство. Некоторые из недовольных офицеров Сертория перебежали на сторону противника. Флот, посланный Митридатом на помощь Серторию, вернулся в Понт из-за потери полководцем всего восточного побережья Испании; но для Митридата была и хорошая весть из Италии: там разгоралось восстание рабов под руководством гладиаторов. 
 
Восстание Спартака в Италии
Восстание гладиаторов, вспыхнувшее в Капуе, было на руку Митридату. В течение десяти лет понтийский царь вынашивал идею высадки понтийского десанта в Италии, с целью привлечь на свою сторону племена и города Италии, порабощенные Римом.
Надеждам Митридата не суждено было сбыться, Союзническая война закончилась поражением федерации "Италия", но побежденные италийцы, в конце концов, получили равные с римлянами гражданские права, которые после гражданских войн в Италии между сулланцами и марианцами остались неприкосновенными. Чтобы не дать повода марианцам использовать союзников, победители-сулланцы подтвердили эти права италийцев.
Гражданские права, полученные свободными италийцами, привели к удовлетворительной для римского сената политической стабильности на полуострове и дали возможность Риму набирать новые легионы среди умиротворенных союзников.
Подготовил восстание гладиаторов бывший понтийский офицер фракиец Спартак. Вождь восставших рабов, по свидетельству древних авторов, во время Первой войны Митридата служил в наемных фракийских войсках под знаменем царя.
Попав в плен к римлянам, он оказался сданным в гладиаторы, где, показав свои способности воина, добился личной свободы.
Спартак не уходит из гладиаторской школы после получения свободы, а занимается там обучением молодых гладиаторов в качестве опытного преподавателя.
Имея возможность вернуться на родину или вообще покинуть Рим и отправиться куда-нибудь, где еще могли пригодиться его способности профессионального офицера и отличного бойца, Спартак тем не менее остается в Риме, а затем организовывает восстание гладиаторов. Что могло заставить Спартака принять такое решение? Римляне, переняли у покоренных ими этрусков, обычай сражений на смерть бойцов из пленных или купленных рабов при тризне в честь покойника.
Примерно до конца II века до н. э. римляне устраивали схватки бойцов-гладиаторов исключительно на погребальных празднествах, которые носили черты религиозного жертвоприношения.
Это щекочущее нервы времяпровождение, стало у римлян настолько популярно, что состоялось несколько гладиаторских игр, в которых участвовало несколько десятков пар гладиаторов, бившихся на смерть. В 122 г. до н. э. народный трибун Гай Гракх использовал гладиаторские игры в политических целях. Консулы 105 г, до н. э., Рутилий Руф и Манлий Максим использовали преподавателей гладиаторских школ для систематического обучения боевому искусству солдат легионов. Этим консулы хотели противодействовать изнеживающей греческой культуре, которая повсюду задавала тон.
Школы гладиаторов, где готовили будущих бойцов для выступления на арене, были похожи на тюрьмы, а не на центры обучения боевого искусства.
При обучении гладиаторов с ними обращались очень жестоко, чтобы воспитать их настоящими бойцами, способными на любую крайность в бою.
Римское общество, восхищавшееся гладиаторами на арене цирков во время кровопролитных представлений, относилось к ним с презрением и отвращением.
Социальное положение гладиаторов находилось на уровне продажных женщин.
Их считали отбросами общества, наряду с некоторыми видами преступников. Закон ставил гладиаторов в позорное положение людей без права на личную жизнь. Гладиатор не мог быть свободен, даже если он становился вольнонаемным добровольцем. В этом случае человек продавал себя в гладиаторы.
Крайне редко получали свободу неоднократно особо отличившиеся в боях, на арене гладиаторы, но они не могли в силу сложившегося о них общественного мнения занять более достойное место в обществе. Одной из причин восстания гладиаторов могла быть деятельность агентов царя Митридата в Риме, столице смертельно враждебной для него Италии, направлен-ной на любое действие, могущее нанести вред стабильности в этой стране.
Понтийский царь для достижения своей цели, опиравшийся на поддержку демократических кругов Малой Азии, Греции и Рима, неоднократно применял в своей политике тактику отмены долгов и набора освобожденных рабов в свои армии. За период войн с Римом Митридат принял в свои войска несколько десятков тысяч рабов, даровав им свободу и доверив им оружие.
Отряды, сформированные из рабов, сражались на стороне Митридата в Греции не менее стойко, чем наемные воины царя, и не было ни одного случая измены с их стороны.
Ни один из писателей древности не делает каких-либо замечаний по поводу связей восстания Спартака и войной с Митридатом. Такие связи не были известны и историкам, совре-менникам этих событий, что вполне естественно.
Митридат Евпатор, заключивший союз с противником римского сената Серторием, не мог афишировать свои связи со Спартаком, что могло оттолкнуть от него серторианцев-демократов, бывших римскими рабовладельцами. Начало восстания Спартака по времени совпадает с началом Третьей войны Митридата с Римом. Легионы, сформированные в Италии в 74 г до н.э. были отправлены в Малую Азию, войска, сформированные ранее под командованием Помпея и Меттела, сражались в Испании против Сертория.
Момент для восстания был подобран удачно. Достойно удивления то, как Спартак сумел в чужой стране, полагаясь лишь на себя и небольшую группу сторонников-гладиаторов, собрать, организовать и вооружить отряды, превратив их из массы рабов в боеспособную армию.
Римские власти, в начале восстания не придавшие значения небольшому отряду гладиаторов, бежавших из школы в Капуе, послали несколько небольших отрядов против восставших.
Но спартаковцы сумели нанести им поражение, и к концу 74 г. до н.э. армия рабов насчитывала около десяти тысяч бойцов.
Сенат, обеспокоенный набегами отрядов рабов на кампанские селения, виллы рабовладельцев и небольшие города, бросил против Спартака трехтысячный отряд легионеров.
Восставшие были оттеснены на гору Везувий и заблокированы римскими легионерами, занявшими единственный спуск с горы.
Спартак сумел спустить ночью свой отряд по отвесной скале, подножие которой не охранялось, по лестницам, сплетенным из ивняка и лоз дикого винограда, а затем с тыла неожиданно обрушился на римский отряд и полностью его уничтожил. После этой победы к Спартаку стали толпами прибывать вооруженные, чем придется, рабы.
Постоянно обучая свое войско, организованное по римскому образцу, во главе которого стояли гладиаторы, Спартак создал сильную армию, которая сумела разгромить войска из двух римских легионов, под командой претора Вариния.
В руки спартаковцев, попало значительное количество оружия и лагерь римлян. Восстание охватило южные сельские области Италии, где к Спартаку массами переходили воодушевленные его победами не только рабы, но и местное беднейшее население из пастухов.
Спартак за зиму создал из разрозненных отрядов армию, состоявшую из 70 тысяч бойцов, вооружив ее захваченным у римлян оружием. Наряду с этим он организовал производство недостающего оружия у себя в лагере. Именно в этот период становятся наиболее вероятными связи между Митридатом Евпатором и Спартаком. Не исключена возможность, что в этот период Митридат мог послать Спартаку оружие на пиратских кораблях, совершавших набеги на берега Италии.
Вождь восставших рабов сумел не только организовать боеспособную, дисциплинированную армию, но и установить в ней порядки, исключающие обогащение воинов.
О возможной связи Спартака и Митридата, говорит и такой факт, что вождь восставших не провозгласил себя царем в отличие от других предводителей восстаний рабов, бывших до него, и вел довольно простой образ жизни, подавая в этом пример своим соратникам.
Скорее всего, это было вызвано ожиданием высадки в Италии царя Митридата с понтийскими войсками, на помощь которых в борьбе с римлянами мог рассчитывать Спартак.
Трезвый и расчетливый политик, великолепный полководец — Спартак отлично понимал, что римские рабовладельцы никогда не пойдут с ним на переговоры и будут сражаться насмерть с восставшими, пока их не истребят.
Он отлично понимал, что победить Рим одним рабам не под силу. Превосходно зная историю Рима, Спартак мог проследить судьбу всех враждебных римлянам армий: царя Пирра, Ганнибала, федерации "Италия",— за спинами которых были государства, имевшие материальные и людские ресурсы.
В распоряжении Спартака подчас находилась лишь территория, на которой располагалась его армия, которую не поддерживал ни один город в Италии.
Как бы ни ненавидели римлян италийские провинциалы, на добровольный союз с восставшими никто бы не пошел.
Ситуация могла измениться только вследствие высадки понтийского царя в Италии, В этом случае Митридат мог принять восставших рабов в свою армию, а Спартак стал бы одним из полководцев понтийского царя со всеми вытекающими отсюда последствиями. Узнав в начале 72 г. до н.э., что Митридат Евпатор потерпел неудачу и не сможет высадиться в Италии, Спартак решил вывести армию рабов из Италии, против чего выступила часть рабов под руководством Крикса.
На 30-тысячную армию рабов Крикса, ушедшую от Спартака, напал врасплох претор Аррий возле Гарганской горы и в кровопролитной битве уничтожил ее.
            
Спартак с оставшимися преданными ему войсками, одну за другой разгромил консульские армии, чем открыл себе путь через Альпы.
Под городом Мутины Спартак разбил наголову армию римлян под командованием наместника Северной Италии и практически стал хозяином Италии. Но войска восставших рабов могли контролировать лишь сельскую местность. Все италийские рабовладельцы, собрав все свои ценности, собрались за стенами городов, удрученные постоянными поражениями римских армий . Из их среды были набраны новые шесть легионов, во главе которых был поставлен претор Марк Красе, крупный политический деятель и первый богач Рима.
Новый командующий римской армии крайне суровыми мерами восстановил воинскую дисциплину, подвергнув так называемой децимации (казнь каждого десятого) бежавшие с поля боя легионы.
Подготовив свою армию к решительной схватке с противником, заставив своих воинов бояться больше своего командующего, чем противника, Красе выступил против восставших.
Спартак с армией рабов, разгромивший все римские армии и заслоны, мог теперь беспрепятственно уйти из Италии через Альпы.
За Альпами восставшие рабы, разбившись на отряды, могли уйти подальше от римских владений в Галлию, Фракию, Германию. Но произошло непонятное как для современников Спартака, так и для последующих поколений, событие. Армия восставших рабов поворачивает на юг, несмотря на известия о появлении новой большой армии под командованием безжалостного Марка Красса.
Что могло изменить решение вождя восставших рабов?
За полгода до этого времени раскол в армии Спартака, а затем и отделение корпуса Крикса, и был вызван решением рабов уйти из Италии.
Крикс настаивал на продолжении борьбы в Италии и возглавил повстанцев, решивших остаться, часть его бойцов, уцелевших после разгрома корпуса у Горганской горы, догнала ар-мию Спартака, двигавшуюся на север к Альпам, другая — на свой страх и риск вела партизанскую войну.
Несомненно, что одной из причин похода Спартака на юг Италии, где его поджидала армия Красса, была просьба царя Митридата к Спартаку не покидать Италию, чтобы римляне, вынужденные бороться с повстанцами, не только не посылали подкрепления Лукуллу в Азию, но и, если бы победоносному Спартаку удалось осилить и Марка Красса, отозвали из Азии свой экспедиционный корпус, состоявший из отборных воинов.
 
По всей видимости, Митридат Евпатор обещал Спартаку помощь союзных ему пиратов.
Спартак повел свою армию на юг, присоединяя по пути отряды повстанцев, действовавших самостоятельно. Красс следовал по пятам за армией рабов, не вступая в решительное сражение.
Осенью 72 г. до н.э. Спартак привел свою армию к Мессинскому проливу, на другой стороне которого находилась богатая римская провинция Сицилия. В планы Спартака входила переправа его армии на этот остров, чтобы и там разжечь пламя войны, так как приток рабов к нему в армию стал резко сокращаться. Многолюдный и богатый остров, на котором было много сотен тысяч рабов, мог стать отличной базой для армии Спартака. Переправившись на остров, Спартак без труда мог разгромить немногочисленные римские войска, занятые блокированием побережья от агентов и небольших отрядов, посылаемых Спартаком с целью поднять восстание.
Спартак попытался переправиться в Сицилию с помощью пиратов, но они обманули его. Попытки повстанцев переправиться с помощью плотов и небольшого количества рыбацких суденышек, успехов не имели. Буря разбила все заготовленные плоты, а небольшая часть повстанцев, добравшаяся до побережья Сицилии, была уничтожена римскими заградительными отрядами.
Не исключено, что пираты не выполнили своего обещания переправить армию восставших рабов в Сицилию, из-за изменения обстановки в войне понтийцев с римлянами в Азии.
Митридат Евпатор, терпя одну неудачу за другой и вынужденно отступая на территорию своего царства, по-видимому, изменил свое решение и со свойственным ему коварством приказал предводителю пиратов Гераклеону оставить Спартака с армией в Италии.
Митридат Евпатор надеялся, что армия рабов, попавшая в безвыходное положение на юге Италии, сразиться с большой и сильной римской армией и как это уже было не раз, разгромит ее.
Марк Красе отрезал армию рабов на крайней оконечности юга Италии, заставив своих легионеров вырыть громадный ров и насыпать вал через весь перешеек от моря до моря. Вал, протянувшийся в длину на 55 километров, он приказал укрепить частоколом из бревен.
Спартак, дождавшись непогоды, ночью повел свою армию на штурм укреплений. Рабы прорвали оборонительные сооружения римлян и направились к порту Брундизию. Спартак на-деялся внезапным налетом захватить этот город, где имелось много кораблей, и на них переправиться в Иллирию.
Часть рабов, не согласная уйти из Италии, под командованием Ганника и Каста отделилась от войска Спартака и в ожесточенном сражении была уничтожена войсками Марка Красса, шедшими по пятам за армией рабов.
Спартак, оттеснив в бою армию Красса, уходил с основной своей армией к Брундизию.
Военная обстановка в Италии к этому моменту резко изменилась в пользу римлян.
Сенат вызвал из Испании полководца Помпея с армией, покончившей с серторианцами, из Македонии на помощь Крассу прибыл в Брундизий сильный отряд римлян под командованием Марка Лукулла.
Спартаку пришлось принять бой с армией Марка Красса, чтобы не дать объединиться всем римским войскам. Неподалеку от Брундизия армии Спартака и Красса вступили в ожесто-ченное сражение.
Несмотря на стойкое сопротивление, армия рабов потерпела поражение, сам Спартак, сражавшийся, как рядовой воин, в гуще схватки, героически погиб.
Конница Помпея, прибывшая в разгаре сражения, решила исход боя в пользу римлян и преследовала отступающие разрознено отряды восставших рабов. После поражения армии Спартака и гибели этого блестящего полководца, остатки его армии распались на небольшие отряды, совершавшие набеги на виллы и небольшие города.
Но с ними римские полководцы покончили очень быстро, разослав кругом карательные отряды.
Система Orphus

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Поделиться ссылкой:

О том, как поделиться
Правила комментирования
Последнее изменениеПятница, 03 октября 2014 20:28
Комментарии для сайта Cackle
Наверх

Мобильные приложения

 

Новостные ленты

Партнеры сайта

Новости по Email