Menu
Login
  •  
  •  

Образование Понтийского царства

Образование Понтийского царства

Античная традиция возводит родословную царей Понта к Ахеменидам, древнеперсидской династии, уничтоженной в результате похода Александра Македон­ского на Восток. Большинство современных исследователей называет осно­вателем династии Понтийских царей Митридата, сына Ариобарзана.

После смерти Александра Македон­ского его сподвижники начали многолет­нюю изнурительную войну за наследство великого полководца. Александр не ос­тавил посмертного завещания. По пре­данию, когда военачальники обступили ложе умирающего молодого царя, один из них спросил, кому он оставляет трон. Александр снял с пальца перстень и, уронив его на пол, произнес: "Достойней­шему". Предание явно похоже на анек­дот, потому что несмотря на споры, раз­горевшиеся вокруг еще не остывшего тела молодого героя, пол­ководцы и приближенные постановили, что править огромной империей будет, если жена Александра Роксана, бывшая бере­менной, родит сына, его наследник.

Были избраны регенты-опекуны, и, несмотря на рождение сына, названного тоже Александром, каждый из греческих военачальников, обладавших реальной силой, старал­ся либо захватить престол империи, созданной в результате де­сятилетнего похода, либо создать для себя государство.

В конечном итоге держава Александра распалась на несколько государств меньших размеров. Закрепившись на этих территори­ях, полководцы объявили один вслед за другим себя царями. Персидским вельможам и сатрапам, которых Александр приблизил к себе, не досталось реальной власти, так как в сво­их сатрапиях они не распоряжались воинской силой, состояв­шей в основном из греков.

Персидская знать, естественно, стремилась к власти, осо­бенно на национальной территории, и ждала момента, чтобы выйти из-под македонской опеки, пользуясь раздорами полко­водцев. Антигон, один из самых деятельных полководцев Алек­сандра, разгромил Эвмена из Кардии, бывшего секретаря Александра, защищавшего интересы его наследника от Роксаны. В результате победы Антигон завладел огромной территорией и отстранил от власти Певкеста, наместника Персилы, правление которого было по душе персам.

Тогда один из знатных персов заявил, что они не подчи­нятся никому другому, и был за это казнен. Певкест устраивал персов как правитель, из-за усвоения им персидского языка и обычаев. Митридат, бывший другом Деметрия, сына Антигона, и его приближенным, тяготился, по-видимому, опекой македонян. 

Плутарх так рассказывает о событиях, связанных с удале­нием Митридата от двора Антигона. Антигону приснился сон, что он засевает Азию золотой пшеницей, но едва она заколосилась, как появился Митридат и стал жать ее серпом. Встревоженный сновидением, Антигон вызвал сына, бывшего его соправителем, и рассказал ему со­держание сна, взяв с него слово молчать. В заключении Антигон, истолковавший сон, как дурное предзнаменование, заявил, что Митридата нужно убить. Раздраженный суеверием отца, Деметрий вызвал Митридата за линию лагеря и копьем напи­сал на песке: "Митридат, беги!"

Как сообщает другой историк Диодор, Митридат удалился в свою родовую крепость Кимиату и стал привлекать на свою сторону жителей близлежащих пафлагонских и каппадокийских сел, находившихся под владычеством македонян и уставших от бесконечных войн, мешавших ведению хозяйства. 

Бежав от Антигона, Митридат, по всей видимости, сохра­нял лояльность по отношению к нему и поддерживал дружес­кие отношения с Деметрием.

После разгрома Антигона и его смерти, Деметрий удалился из Азии в Грецию, а Митридат стал проводить независимую по­литику, направленную наувеличение своих владений в Понте.

В этот период в Малой Азии образовывается несколько небольших государств, в Каппадокии правит Ариарат, в Пергаме — Филитер, а затем его наследники, Атталиды. Владетели больших государств, Селевк и Лисимах, по-видимому, были не против создания небольших буферных государств, надеясь та­ким образом прекратить войны между своими государствами. 

В то время, как греко-македонские правители вели между собой войны, на западе Средиземноморья окрепла и возвыси­лась Римская республика. Победив в 202 г. до н. э. Карфаген, римляне обращают свои взоры на Восток.

У римлян к этому времени появился сильный флот и армия; экономика Рима, базировавшаяся на крупных рабовладельческих хозяйствах, требовала рабочих рук. Римская республика, исполь­зуя противоречия и борьбу между эллинистическими государства­ми1, в 197 г. до н. э, разбила армию царя Македонии Филиппа.

Союзник Рима, пергамский царь Эвмен, расширил свое царство, которое занимало территорию юго-западной части Малой Азии. Его война с понтийским царем Фарнаком закон­чилась "вничью". Фарнак в ходе войны сумел захватить город Синопу, который он сделал своей столицей.

В 171 г. до н. э. Рим объявил войну македонскому царю Персею, который вел осторожную политику накапливания сил и затягивания военных действий. В 168 г, до н. э. Рим, раздра­женный затянувшейся войной, послал своего лучшего полко­водца Л. Эмилия Павла на Балканы.

Римский полководец, имея армию вдвое больше грече­ской, сумел выманить Персея из лагеря на бой. Персей вывел фалангу в поле. Маке­донская фаланга решительным ударом смяла римские передо­вые части. Разбрасывая остриями копий римских солдат, она добралась до главнокомандующего римской армии.  

1 Эллинистические государства — страны, образовавшиеся после распада дер­жавы Александра Македонского (323—30 гг. до и. э. см, карту). 

Эмилий Павел потом признавался, что он дрожал, видя, как стремительно наступают македонцы. Римляне ударом с флангов сумели окружить фалангу, длинные копья которой стали бесполезными. Персей бежал с поля битвы, бросив умирать окруженных македонцев.

Греция содрогнулась при известиях о победе римлян и их расправах. В рабство были проданы многие жители Эпира в от­местку за вторжения царя Пирра, племянника Александра Ма­кедонского, в Италию за 100 лет до описываемых событий. Рим­ляне принялись распоряжаться на Балканах и Малой Азии, дик­туя свою политику и наказывая даже своих союзников. К концу II в. до н. э. римляне стали фактическими хозяевами Малой Азии.

В 133 г. до н.э. умер царь Пергама Аттал III, бывший бездет­ным и оставивший завещание в пользу Рима, по которому царс­кая земля, казна и права царя передавались римскому народу. Гре­ческие города Пергама, согласно завещанию, получали свободу.

Рим получал в наследство огромную территорию с много­людным населением, развитой экономикой и богатствами, на­копленными царем Пергама за полтора столетия. Одна библио­тека Пергама, имевшая 300 тысяч книг, была бесценной.

По всей территории царства прокатились волнения при известии о завещании царя Аттала. Богатые горожане Пергама, боясь волнений рабов, отпустили многих на волю.

Аттал, считаясь с неизбежностью захвата Римом его царст­ва, по-видимому, и составил такое завещание.

Но с этим не была согласна беднейшая демократическая часть многоплеменного населения царства. Именно эта часть населения поддержала претензии на царский престол Пергама сводного брата царя Аттала Аристоника. В народе распростра­нялись слухи, что завещание подложное.

Аристоник, согласно греческим законам и традициям, был законным наследником умершего царя. Принятие Римом заве­щания послужило сигналом к восстанию.

В 132 г. до н.э. Аристоник при поддержке демократов со­здал армию, в которую массами вступили рабы. Восставшие легко разбили союзников Рима, направивших карательные армии из Понта, Вифинии, Пафлагонии и Каппадокии.

Аристоник совершил несколько походов, довольно удачно командуя своей разношерстной армией, состоявшей в основном из рабов, бедноты и наемников. Он осадил город Кизик, прошел с боями по Карии и западу Малой Азии, а в начале 130 г. до н.э. разгромил римскую армию под командованием консула Красса. 

Такого позора римляне не испытывали со времен Ганнибала. Консул Красс, попавший в плен, чтобы избежать позора, ударил по глазам одного из конвоировавших его фракийцев виноградной лозой и был заколот на месте разозлившимся наемником.

Римляне, встревоженные успехами Аристоника, ведшего борь­бу под лозунгом создания государства равных2, без рабов и угнетен­ных, направили против восставших нового консула М. Перперну.

Восставшие были разбиты, так как движение не поддержи­вала богатая знать греческих городов.

Аристоник, осажденный после поражения в Стратоникее, был вынужден сдаться. Римляне увезли его в Рим, где позднее он был казнен.

Несмотря на гибель Аристоника, восстание продолжалось до 129 г. до н.э., пока консул М Аквилий в тяжелейшей борьбе не подавил последние очаги сопротивления. Несмотря на звер­ские расправы римских карательных войск, народ Пергама, со­стоявший из различных племен, объединенных идеей создания государства равных, не только уничтожил римского консула и его армию, но и смог в течение трех лет противостоять мощной римской военной машине, которая перемолола Карфаген и Ма­кедонию, государство Селевкидов и греческие полисные объе­динения. Пергам был превращен в римскую провинцию Азия. Население было обложено непомерными налогами, несмотря на грабежи римской армии в течение трехлетней войны.

Сами налоги не были тягостными: такими их делал способ взимания.

Налоги с провинций собирались не правительственными чиновниками, а отдавались на откуп, то есть сборщик (публикан), как правило из римских всадников2, покупал право соби­рать налоги с какого-либо округа, и размеры налога определя­лись алчностью публикана и его помощников.

Все это привело к всеобщей ненависти к римлянам, копив­шейся десятилетиями в подвластных им городах и провинциях.

Публиканы, как саранча, напали на податное население про­винций, творя беззакония для выколачивания средств. Народ терпел издевательства и вынужден был отдавать собственных де­тей в рабство, избиениям мог подвергнуться всякий житель, не уплативший налоги в срок. Жалобы от населения провинций, доходившие до Рима, оставались безответными.

Римская республика к концу II в. стала практически полновластной хозяйкой Средиземноморья.

 

1. Аристоник провозгласил создание государства Солнца — Гелеополис, поэто­му восставшие называли себя гелеополитами.

2. Всадники — второе после сенаторов римское сословие, финансовая аристократия. 

Эллинистический Египет, потерявший многие из своих владений, зависел от римлян; маленькие греческие государства, оставшиеся автономными, зависели от Рима и подчинялись римским наместникам.

Единственным эллинистическим государством, продолжав­шим развиваться и расширять свою территорию, оставалось Понтийское государство.

Попытки объединить земли на побережье Черного моря или Понта, как называли его древние греки, предпринимались не­однократно различными государствами.

Так в одном из фрагментов списка фороса (налога) афинских союзников за 425 г. до н. э. упоминаются города Понта Эвксинского, которые, по видимости, входили в один податной округ.

Весь припонтийский регион, по-видимому, воспринимал­ся греками той эпохи, как единый экономически и географиче­ски целый край.

Согласно Диодору Сицилийскому, еще боспорский правитель, архонт Пантикапея Евмел, правивший в конце IV в. до н. э., сде­лал попытку объединить Понт в единое государство, но ему поме­шала смерть.

Евмел за время своего пятилетнего правления покончил с пиратством на Черном море и оказал помощь греческим городам Южного Причерноморья, боровшимся против царя Лисимаха.

Понтийский царь Фарнак I в 183 г. до н. э. захватил Синопу, самый сильный в экономическом и военном отношении город Южного При­черноморья, и, располагая другими прибрежными центрами, основал город-крепость Фарнакию в стране халибов, богатой железной рудой.

Фарнак обращает свой взор на север, где Херсонес Тавричес­кий нуждается в военной помощи в борьбе против скифов.

Заключается союзный договор, запечатленный на мрамор­ной плите, найденной в Херсонесе.

Сохранились фрагменты договоров с городами западного Понта.

В тексте мирного договора, заключенного после четырех­летней войны Фарнака Понтийского с малоазиатскими царя­ми, перечисляются союзники Понтийского царства. Это Гераклея Понтийская, Кизик, Месемврия, Херсонес Таврический, сар­матский царь Гатал и неизвестный азиатский правитель (воз­можно царь Колхиды) Акусилох.

Создание Понтийского государства, охватывающего весь бас­сейн Черного моря, по всей видимости, было задумано Фарнаком I; его преемники продолжали это дело, ведя последовательную политику захвата и присоединения территорий племен и городов.

Особую цементирующую силу своего государства Фарнак предназначал греческим городам побережья, так как руководя­щие слои этих городов были заинтересованы в создании едино­го политико-экономического пространства бассейна Черного моря, что могло привести к окончанию враждебных отноше­ний с варварскими племенами побережья.

Эта политика нашла свое отражение в чеканке монет гре­ческими городами Каллатии, Истрии, Одесса и Тираса, на ко­торых изображались портретные черты понтийских царей и морского божества Понта.

Фарнак I, захвативший важный торговый город Синопу, получил в свои руки порт, из которого напрямую корабли шли в Тавриду.

В Тавриде в это время существовало два греческих государ­ства: Боспорское царство и Херсонесская республика. Горную часть Тавриды населяли воинственные племена тавров, посто­янно враждовавшие с республикой Херсонес.

В степной части жили так называемые царские скифы, по­строившие при царе Скилуре г. Неаполь на месте современного г. Симферополя.

Отношения греков со скифами складывались по-разному. Периоды мирной жизни, во время которых развивались торговля и взаимные контакты, сменялись на противостояния и войны, при которых херсонеситам приходилось уходить под защиту оборонительных сооружений. Все контакты со скифами и таврами прекращались, торговля замирала, убытки несли не только купцы Херсонеса, но и цари Понта, которые лишались поступлений в казну от торговли.

С целью покончить со скифской угрозой между Фарнаком и Херсонесом был заключен договор о взаимной обороне. Не ис­ключено, что постепенно такие договоры в силу обстоятельств были вынуждены подписать все греческие колонии Черного моря.

Царь Митридат V Эвергет, правивший в 150—120 г. до н. э., перенес столицу Понта в г. Синопу.

Он вел активную политику, направленную на укрепление экономической и военной мощи царства, активно разрабаты­вал железные и серебряные рудники, создал военный флот для борьбы с пиратами, мешавшими торговле.

Митридат Эвергет создал взамен ополчения из местных пле­мен наемную армию по греческому образцу и с греческими ко­мандирами.                                              

                                

                                          Митридат V  Эвергет  и  Лаодика 

Он пользовался большим авторитетом среди демократов в греческих городах, поддерживал их, в противовес римлянам, опи­равшимся на знать. Демократы с территорий, подвластных рим­лянам, всегда могли рассчитывать на приют у понтийского царя.

Понимая, что рано или поздно ему придется столкнуться с римлянами, Митридат Эвергет значительно расширил свое цар­ство, стал заключать союзы с фракийскими и припонтийскими племенами. Ведя активную внешнюю политику, он благопри­ятствовал торговле. Понтийское царство при нем имело торго­во-экономические связи с Афинами и Делосом.

Стараясь поднять свой престиж в греческом мире, на кото­рый он рассчитывай на случай войны с Римом, он женился, как и его отец, на принцессе из дома Селевкидов и стал возводить свой род не только к Ахеменидам, но и к Александру Македон­скому. Покровительствуя греческому населению и насаждая куль­туру и язык этого народа, он получил эпитет Эвергет-Благодетель.

Двор Митридата составляли люди различных племен и на­родов: греки, пафлагонцы, каппадокийцы, фракийцы, тибарены, мосинэки, макроны, дрилы, халибы, колхи, армяне, персы и др. Огромные доходы, получаемые царем Понта, позволяли содержать большое число приближенных, советников, пере­водчиков и друзей. Ведя активную внешнюю политику, царь содержал целый корпус дипломатов и посланцев, ведших пере­говоры и представлявших царя среди многочисленных племен Малой Азии, Кавказа, Балкан и побережья Черного моря.  

Наследник Митридата Эвергета 

Наследником Митридата Эвергета стал Митридат VI Евпатор, родившийся в 132 г. до н.э.  от царицы из дома Селевкидов Лаодики дочери царя Сирии Антиоха VII. Царевич, выросший при дворе, бывшем по восточному обычаю чрезвы­чайно пышным, научился владеть десятком языков и уже с дет­ства знал основного врага Понтийского царства. Как и всякий восточный двор, приближенные понтийского царя занимались бесконечными интригами. Все это повлияло на характер буду­щего царя, выросшего в такой атмосфере очень подозритель­ным, мстительным и жестоким.

Одиннадцатилетним мальчиком Митридат, унаследовав Понтийское царство после ранней смерти отца, к которой приложили руку римляне, вынужден был семь лет жить, скрываясь из-за опасения быть уничтоженным соперниками.

Ему пришлось скитаться по всей стране, общаясь со многими людьми, которых он старался сделать своими сторонниками.

По достижении восемнадцати лет, он вернулся в столицу Понта закаленным и опытным в жизненных невзгодах юношей.

Физически сильный и хорошо сложенный Митридат Евпатор быстро бегал, отлично управлял колесницей, укрощал ди­ких коней и был хорошим стрелком.

С детства, из-за опасения быть отравленным, царевич приучил свой организм к различным ядам.

В своей последовательности для достижения цели Митри­дат Евпатор не жалел ни энергии, ни средств. Его готовность сражаться с Римом до конца, напоминает решимость карфаген­ского полководца Ганнибала.

Несмотря на полученное образование, царь был очень суе­верен, верил предзнаменованиям, что часто мешало ему в дости­жении цели. Митридат был тонким дипломатом и, используя исторические ситуации, смог получить в союзники самых раз­личных людей и движения. Митридат пристально следил за со­бытиями, происходившими в мире, он ждал удачного момента для выступления против Римской республики, надеясь, на под­держку населения, стран Восточного Средиземноморья, стонав­шего под гнетом римлян. Агенты царя Понта доставляли ему сведения из всех концов Римской державы, включившей в себя территории современных Италии, юга Франции, большей части Испании, северного побережья Туниса и Алжира, Греции, Алба­нии, части Сербии и Болгарии, юго-запада Малой Азии.

Митридат VI Евпатор Дионис

Что же представляла из себя Римская республика в конце II века до н. э? Она была бурным развивающимся обществом, достигнувшим своего апогея. Экономическое разви­тие рабовладельческого хозяйства привело к созданию сложного и производительного, по античным меркам, сельскохозяйствен­ного производства. Получив в результате победоносных войн огромные материальные средства и массу рабов, практичные римляне создали интенсивные отрасли сельского хозяйства: хле­бопашество, садоводство, оливководство, виноградарство и ово­щеводство. Продолжают развиваться животноводство и птице­водство. Ветераны римских легионов осваивают новые земли, осушают болота для расширения сельскохозяйственных угодий.

Бурное развитие городских общин привлекают в города Ита­лии сельскую бедноту, оставшуюся без средств существования из-за применения дешевого рабского труда. Растет ремесленное производство, в городах увеличивается объем торговли. Италия процветает за счет офабления подвластных ей провинций и изощ­ренной умелой организации рабского труда. Беспощадная эксп­луатация рабов приводила к социальным напряжениям, что вы­зывало вспышки классовой борьбы не только между рабами и рабовладельцами, но и социальные конфликты внутри свобод­ного населения Римской республики. Массе разбогатевших рим­лян, владевших поместьями, дворцами, кораблями, мастерскими, занимавшихся торговлей и сбором налогов, противостояли мелкие производители, жившие трудом своих рук и вытеснен­ные из экономической жизни применением рабского труда.

Римские рабовладельцы не были монолитным классом. Сенаторы, всадники, верхушка плебса и знать италийских го­родов имели равные интересы, что разделяло их на различные политические группы и приводило к ожесточенным политиче­ским схваткам, перераставшим не только в вооруженные столк­новения, но и в кровопролитные гражданские войны, в ходе которых уничтожались поголовно политические противники и нейтральные граждане республики. Борьбу простого народа против сенаторов возглавили братья Тиберий и Гай Гракхи.

С помощью аграрной реформы (наделение массы мелких землевладельцев землей и ограничение владением площади па­хотной земли нормой до 500 югеров1) руководители римских плебеев пытались оздоровить государственный строй и укре­пить внутреннее единство римского народа для активизации внешней политики, т. е, захвата новых территорий.

Оба брата, в результате ожесточенной политической борь­бы, были убиты вместе с ближайшими сторонниками. Аграрная реформа частично была проведена в жизнь, и несколько десят­ков тысяч человек получили земельные наделы, что увеличило количество цензовых римских граждан, способных носить ору­жие. Государство стало выдавать вооружение воинам бесплат­но, и они стали получать жалованье, в то время как ранее они получали долю из военной добычи. Младший брат Гай Гракх сумел создать мощную политическую коалицию, состоявшую из всадников, городского и сельского плебса.

Поскольку жители Италии делились на полноправных граж­дан и бесправных италиков-союзников, что подрывало внут­реннюю крепость Рима, Гракх хотел провести и законопроект об италийских союзниках для дарования им права римского гражданства. Но противники провалили его законопроект. Рим­скую республику, проведшую серию победоносных войн в Аф­рике с Югуртой, кимврами и тевтонами в Галлии и Северной Италии, благодаря реформам полководца Гая Мария, потрясли восстания рабов в Сицилии. В Сицилии было много невольни­ков, попавших туда вследствие политики римских дельцов в провинциях, обращавших в рабов жителей за долги. 

1 Югер — римская мера площади, равная 0,25 га.  

Сенат Рима во время войны с кимврами и тевтонами издал эдикт об освобождении таких незаконно порабощенных про­винциалов и подданных союзных царей с тем, чтобы завербовать их в армию в качестве воинов-союзников. Эдикт вызвал недовольство сицилийских рабовладельцев, в результате чего наместник провинции, освободив небольшую часть рабов, на­рушил приказ сената и прекратил освобождение. Это послужи­ло поводом к восстанию в 104 г. до н. э. Восставшие рабы суме­ли захватить внутреннюю Сицилию и организовали свое управ­ление на захваченной территории. Они избрали себе царя, при­нявшего тронное имя Трифон. Царь рабов носил диадему по примеру эллинистических царей и тогу с пурпурной каймой, имел ликторов по примеру высших римских магистратов.

Восставшие разгромили римские войска возле города Моргантины, и восстание распространилось по всей Сицилии. На территории самой Италии римский всадник Веттий при­звал к восстанию рабов, чтобы избавиться от наделанных им долгов. Собрав из рабов большой отряд, он объявил себя царем и вооружил своих людей заранее купленным оружием. Против Веттия был направлен сенатом легион под коман­дованием Луция Лициния Лукулла, который был разбит вос­ставшими под Капуей. Римский сенат, напуганный происшедшим, подкупил од­ного из военачальников Веттия, и тот был убит. Движение уда­лось подавить только в 103 г. до н. э. Вслед за этим Лукулл высадился в Сицилии с большой ар­мией, к которой присоединил ополчения приморских городов и римских гарнизонов. В сражении у местечка Скиртия Лукулл, неся большие по­тери, сумел потеснить восставших рабов, и те укрылись за сте­нами своей столицы Триокалы. Попытка захватить город-крепость окончилась неудачей, и Лукулл был вынужден отступить. Только в 101 г. до н. э, крупные воинские силы, сражавши­еся с кимврами и тевтонами под командованием Мания Аквилия, разбили восставших и взяли штурмом Триокалу. Попавшие в плен участники восстания были либо казнены, либо отданы в гладиаторы. Восстание в Аттике, проходившее в 103—102 гг. до н. э., было следствием нещадной эксплуатации рабов-рудокопов на Лаврионских серебряных рудниках. Десятки тысяч рабов, трудившихся в ужасных условиях и под строгим контролем, перебили стражу и бежали. Захватив крепость на мысе Суний, они совершали опусто­шительные набеги на Аттику, доходя до Афин. Но и здесь восстание потерпело неудачу. Все эти движения рабов и бедноты заставили объединиться рабовладельцев вокруг Рима, в котором они видели свой оплот.

В самом Риме разворачивается ост­рая борьба между популярами — демок­ратами, которых поддерживали сельский и городской плебс со всадниками, во гла­ве с Гаем Марием, Апулеем Сатурниным и Сервилием Главцием и оптиматами — сторонниками сенатской олигархии.

Оптиматы одержали верх в этой борь­бе, уничтожив Сатурнина, в последний момент брошенного Марием. В 91 г. до н. э. началась Союзническая вой­на, одна из кровопролитнейших во всей римской истории.

В этой войне переплелись военные, политические и соци­альный требования, все это придало ей особенное ожесточение. Свободные жители Италии, состоявшие из разных племен, добивались получения римского гражданства. Этруски, самни­ты, луканцы, греки и другие народности, населявшие Италию и стоявшие на более высокой ступени культурного и социаль­ного развития, испытывали жестокий римский гнет высокомер­ное отношение к себе. Поведение римлян хорошо выражено в "Энеиде" римским поэтом Вергилием в переводе А. Фета:

Одушевленную медь пусть куют другие нежнее

Также из мрамора пусть живые лики выводят

Тяжбы лучше ведут, а также неба движенье

Тростью лучше чертят, и восход светил возвещают

Ты же народы вести, о Римлянин, властью помни —

Вот и искусства твои — налагать обычаи мира,

Подчиненных щадить и завоевывать гордых.

Восставшие составили 100-тысячную армию и создали фе­дерацию всех италийских общин и городов с центром в городе Корфиний. Федерация получила название "Италия", ее гербом стало изображение быка, бодающего волчицу. После многократных сражений, не принесших успеха рим­лянам, восстание расширилось; на сторону федератов стали пе­реходить греческие города Италии, долго хранившие верность Риму: Нола, Салерн, Помпей, Венафр.            

Но Рим нашел в себе силы, и в легионы стали принимать даже вольноотпущенных. Во главе римских армий были постав­лены лучшие полководцы. Перелом в Союзнической войне при­нес закон консула Луция Цезаря, по которому римское граж­данство давалось италийским общинам, сохранившим верность Риму. После принятия в 89 г. до н. э. закона Плавция—Папирия, по которому все жители союзных общин, подавшие в 2-х месячный срок заявление, получали римское гражданство, вос­стание пошло на убыль, так как основной вопрос решался уже без борьбы.

Из Федерации "Италия" стали выходить многие города и общины. Римляне сумели нанести федератам ряд серьезных по­ражений и захватили их столицу Корфиний. В начале 88 г. до н. э. были взяты штурмом последние кре­пости италиков. Римский сенат, понимая крайнюю опасность таких войн, предоставил всем италикам права римского гражданства, победи­тели были вынуждены удовлетворить требования побежденных. Однако оптиматы унизили новых римских граждан. Их за­писали не во все 35 территориальных выборных округа, а толь­ко в 8, чтобы ограничить их политическую активность. Новые граждане и популяры настаивали на распределении италиков по всем 35 округам. Неполное решение союзнического вопроса и тяжелое по­слевоенное экономическое положение вызвали ожесточенную внутриполитическую борьбу между популярами и оптиматами, приведшую к гражданской войне. Рим, положение в котором контролировали популяры, был с боем взят легионами под командованием Суллы, а политиче­ские противники, не успевшие бежать, — перебиты. Гай Марий, схваченный сулланцами, сумел бежать из тюрь­мы и укрылся в Африке, Сулла, укрепив сенат за счет включе­ния в него своих сторонников во главе шести легионов, отбыл в Грецию. 

'Легион — подразделение римской армии, в эпоху Римской республики состо­яло из 4,5 тыс. пехоты и 500 всадников, к которым присоединяли.

Система Orphus

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Поделиться ссылкой:

О том, как поделиться
Правила комментирования
Последнее изменениеСреда, 27 августа 2014 11:44
Комментарии для сайта Cackle
Наверх

Мобильные приложения

 

Новостные ленты

Партнеры сайта

Новости по Email