Menu
Login
  •  
  •  

Страницы истории: Марафонская битва

Страницы истории: Марафонская битва

Первый день прошёл спокойно. На следующий день Мильтиад изменил позицию и перенёс лагерь повыше, где долина была уже. Афиняне по приказу Мильтиада устроили по флангам засеки из срубленных деревьев, чтобы многочисленные персы не могли обойти их фалангу, лишённую конницы и стрелков из лука. Позиция для боя была готова. 

   В конце VI века до н.э. сильнейшая держава древнего мира Персия покорила Лидийское царство и пленила её повелителя царя Креза. Персидский царь Кир создал невиданную до него империю, простиравшуюся от Индии до Средиземного моря. Покорил он и греческие города - государства, занимавшие западное побережье Малой Азии. После смерти Кира, погибшего в походе против азиатских скифов, его приемники завоевали Финикию, Палестину и Египет.

Карта государства Ахеменидов

Карта государства Ахеменидов

   Под властью персов оказались все цивилизованные страны Азии, за исключением Индии и Китая, с которыми у них в ту эпоху практически связи не было, и человечество запада Евразии имело о них туманное представление. Наступила очередь Европы. Персидский царь Дарий, добившись с помощью военной силы от греческих городов - государств Малой Азии и Фракии признания его верховной власти, предпринял в 513 г. до н.э. поход против скифов, живших за Дунаем. Собрав огромную армию из всех подвластных ему народов, он поручил малоазийским грекам обеспечить переправу войск через Босфорский пролив с помощью наплавного моста из кораблей. Греческие полисы, во главе которых стояли поддерживаемые персами тираны, выполнили приказ великого царя. Заодно с задачей покорения скифов Дарий решил подчинить и приморские греческие полисы Понта Эвксинского.

   Великий поход персов против кочевых скифов закончился полным крахом. Дарий с войском добрался до Днепра, так и не настигнув неуловимых кочевников. Скифы применили тактику выжженной земли и избежали столкновений с превосходившей их многократно персидской армией. Когда персы, изнурённые бесплодной погоней, были вынуждены повернуть назад, начались внезапные налёты скифской конницы. Сражений практически не было. Скифы, отличные конные стрелки, издали разили врага, а при попытках персов контратаковать, уходили от столкновения на свежих запасных лошадях, неся очень маленькие потери. Моральный дух персидской армии сильно упал. Огромное количество раненых и больных сковывало отступление Дария.

   Скифский отряд, опередив отступавших персов, домчался к мосту через Дунай, который охраняли подвластные персам греки, и вступил с ними в переговоры. Скифы предлагали грекам разобрать мост, чтобы Дарий не смог перебраться на другую сторону Дуная. Они обещали уничтожить всю персидскую армию вместе с царём, а грекам советовали поднять восстание и избавиться от персидского гнёта.

   Греческие предводители - тираны, в основном ставленники персов, видно, знали о тяжёлом положении персидской армии, но боялись за свою власть над полисами, которая поддерживалась персами. Часть тиранов высказалась против предложения скифов. Другая, среди которых был и тиран Херсонеса Фракийского Мильтиад, готова была согласиться и поднять восстание, но в заключение один из тиранов напомнил, что большинство из них обязаны своим положением Дарию и неизвестно, как поведут себя подвластные им греки, которые спят и видят возвращение демократии в свои города. Кроме того, разрушив мост, они оставят вместе с персами на другой стороне Дуная и греческих наёмников персидского царя. А это уже весьма похоже на предательство соплеменников. Возобладало мнение провести скифов. Греки, как бы согласившись с кочевниками, принялись разбирать мост через Дунай, устроенный ими из кораблей. Они разобрали часть моста со стороны скифов, и те удовлетворённые умчались на соединение со своими основными силами. Эллины приостановили разборку моста и стали ожидать дальнейшего развития событий.

   Персидский царь, видя, что движение его войска замедляется всё больше и больше из-за увеличивающегося количества раненых и больных воинов, по совету своих военачальников обманул скифов. Он решил уйти ночью из лагеря с лучшими и здоровыми воинами, бросив на милость врага раненых и больных бойцов. Пожертвовав брошенными людьми, он с лучшей частью войска сумел оторваться от кочевников и добраться до моста, который был быстро восстановлен греками. Персидское войско перебралось на фракийский берег Дуная, и было спасено благодаря тиранам.

   Скифы были поражены действиями малоазийских греков, которые упустили случай избавиться от владычества персов, и считали, по словам историка Геродота, что они просто струсили. Но греки хорошо представляли себе могущество персов, под пятой которых находилась территория более чем в сто раз больше греческой, а население, по крайней мере, было больше в 60-70 раз.

   Несмотря на это, один из тиранов, Аристагор Милетский, выступивший против предложения скифов на Дунае в 500г. до н.э., организовал восстание ионийских греков против персов, так как боялся немилости царя за неудачно проведённый им поход против острова Наксоса. Его зять Гестией обратился за помощью к греческим государствам, но помощь против варваров послали только ионийцы из Афин и полисы острова Эвбеи, хотя все отлично понимали, что персы со временем нападут и на материковую Грецию. Афиняне послали небольшой отряд на двадцати кораблях, а город Эритрея с Эвбеи - всего пять судов. Надо считать, что вероятно у них больше военных судов в то время и не было.

   Объединённая армия восставших ионийцев, получив это небольшое подкрепление, пошла в наступление и в нескольких небольших битвах нанесла поражение местным военным силам персов. В этих военных действиях принимал участие и тиран Херсонеса Фракийского Мильтиад. Херсонес был основан афинянами под главенством то ли дяди, то ли деда Мильтиада, носившего такое же имя. Этот небольшой полис стоял на морских путях, по которому в Афины поступал жизненно необходимый хлеб из Понта, поэтому афиняне пошли на риск войны с великим царём. Они проявили не только солидарность с эллинами, но и защищали жизненные интересы афинской демократии.

   Развивая успех, греки сумели захватить Сарды, столицу Лидии, но персы засели в акрополе города и отчаянно защищались. Когда из внутренних областей на помощь персам подошли к Сардам войска, посланные Дарием, греки были вынуждены отойти из города, чтобы не попасть в двойное кольцо врагов. Отступая, ионийцы по неосторожности подожгли город, в котором большинство домов были из тростника, обмазанного глиной. Бывшая великолепная столица царя Креза сгорела дотла.

   Лидийцы, до этого соблюдавшие нейтралитет, озлобились на греков и стали выступать против них. Под натиском превосходящих сил персов ионийцы отступили к своим прибрежным городам, которые один за другим персы взяли штурмом. Подошедшие к Ионии в 496г. до н.э. египетский и финикийский флоты, находившиеся под персидским владычеством, имея тройное превосходство в кораблях, разгромили греческий флот, и восстание захлебнулось в крови.

   Но царь Дарий не забыл о помощи афинян восставшим. По его приказу каждый раз, когда он садился обедать, раб напоминал ему:

   - Великий царь царей Дарий! Помни об афинянах!

  И Дарий помнил и не забывал о них. В 491г.до н.э. он направил в города Балканской Греции послов. Именем Великого царя, царя царей послы потребовали от греческих городов - государств земли и воды, то есть признания власти персов. Большинство полисов из страха перед мощью Персидского царства, простиравшегося от Индии до Средиземного моря, признали подчинение персам. Борьба против огромной державы персов казалась делом безнадёжным. Только в двух вольнолюбивых городах Греции послы получили достойный ответ. Спартанцы бросили послов в колодец со словами:

   - Возьмите сами! В Афинах послов тоже убили.

 

  Дарий решил жестоко покарать афинян. Первый поход, предпринятый персами против материковой Греции, окончился неудачно. Огибая Афонский мыс, персидский флот попал в сильную бурю. О скалы мыса разбилось много персидских кораблей. Уцелевшие суда повернули назад. Вторжение не состоялось. Чтобы предпринять новое нападение, персам необходимо было дать время финикийцам на строительство новых кораблей. Дарий подготовил и послал против афинян огромный флот, который принял на борт экспедиционный корпус, насчитывавший, по словам Геродота и других древних историков, до 100 тысяч человек вместе с моряками. На корабли были погружены и лошади для персидской и сакской конницы. Чтобы внести раскол в среду афинян, были использованы сторонники бывшего афинского тирана Иппии, который сопровождал экспедицию в качестве советника, надеясь после захвата персами Афин получить власть над тем, что останется от родного города после нашествия варваров.

   В Афинах тоже не теряли времени и старались обзавестись союзниками, призывая другие полисы Греции к обороне материка, так как уже в 492г.до н.э. персидский полководец Мардоний полностью подчинил Фракию и Македонию. Его войска понесли большие потери, но варвары уже стояли на пороге Греции.

   В том же году трагик Фриний поставил в афинском театре свою трагедию "Взятие Милета". Зрители так остро переживали действия, что в театре стоял стон и плач. Вместо ожидаемой награды талантливый драматург был оштрафован на тысячу драхм за то, что заставил сограждан смотреть и слышать страдания соплеменников.

   В то же время проперсидски настроенные сторонники тирана Иппии, богатые землевладельцы - аристократы, вели осторожную пропаганду среди сограждан, упирая на то, что персам, захватившим весь Восток, невозможно противостоять. Они внушали афинянам, что персы непобедимы, а неудачу их скифского похода объясняли тем, что кочевники так и не вступили в сражение с персидской армией из боязни потерпеть поражение. Вожди демократов города знали об этих происках своих противников и принимали контрмеры, призывая народ отстоять свободу своего полиса.

   Летом 490 г.до н.э. персидский флот из 600 кораблей под командованием опытного полководца Датиса и Артаферна, племяника Дария, высадил войска на острове Эвбея и осадил город Эретрию. Город после недолгой осады с помощью предателей был взят штурмом. Мужчины были перебиты, а женщины и дети проданы в рабство.

   Затем вся персидская армада поплыла к берегам Аттики и по совету Иппии высадилась у небольшого местечка Марафона, долина которого была удобной для действий персидской конницы. Старый тиран надеялся, что его сторонники среди жителей Аттики, узнав, что он прибыл с персами, станут перебегать на его сторону. Но прошло несколько дней, и к нему так никто и не явился. Иппия понял, что афиняне его не приемлют. Стоя на берегу при обустройстве персидского лагеря, он неожиданно сильно закашлял, и при этом у него выпал зуб. Старик стал искать его в прибрежном песке и, когда один из приближённых спросил его, что он делает, ответил:

  - Видно, кроме этого выпавшего зуба, мне здесь больше ничего не принадлежит.

   Предателей и перебежчиков не нашлось. Вожди афинян по совету опытного Мильтиада решили выступить навстречу персидскому войску в долину Марафона. Они не решились запираться в городе, так как боялись, что предатели из знати могут ночью открыть врагу ворота, как это было на Эвбее. Во все города Греции были посланы вестники с известием о высадке персов и просьбой, поспешить им на помощь. В самый сильный полис Греции Спарту был отправлен государственный гонец Фидиппид. За необычайно короткий срок (два дня) он преодолел 170 километров. Но спартанцы решили воздержаться от немедленного выступления. Сославшись на празднование Карней, посвящённое богу Аполлону, они обещали выступить на помощь афинянам не раньше, чем наступит полнолуние. В лучшем случае они могли явиться только через 10 дней. Эту безрадостную новость принёс в Афины на пятый день Фидиппид. Но вместе с тем вестник сообщил, что на обратном пути из Спарты, когда он пересекал Аркадию, на горе Парфения его окликнул бог Пан.

   Козлоногий бог стал укорять афинян в том, что они не почитают его как раньше, а он, как и прежде, благоволит к гражданам города Афины и обещает им свою поддержку в борьбе с персами. Изнурённому огромной нагрузкой Фидиппиду, возможно, это и почудилось, а скорее всего встреча гонца с богом, который насылал на людей панический страх и ужас была придумана либо самим Фидиппидом, либо Мильтиадом, чтобы сгладить впечатление афинян от неутешительной новости.

   Оставив в городе стариков и легковооружённых воинов для защиты стен, Мильтиад повёл 9 тысяч тяжеловооружённых афинян к Марафону.

  По афинским обычаям, главное командование армией ежедневно переходило по очереди от одного из десяти стратегов к другому. На этот раз все стратеги вслед за главнокомандующим архонтом - полемархом Каллимахом единодушно отказались от своего права в пользу Мильтиада. Среди этих стратегов находились во главе своих фил, знаменитые в будущем политики и полководцы, Аристид и Фемистокл.

   Афинское войско, заняв селение Марафон и оставив его за спиной, остановилось на склоне горы у рощи, где находился храм Геракла, и там разбило свой лагерь. Отсюда открывался широкий вид на спускающуюся к морю замкнутую горами полукруглую долину. В конце долины, у самого берега моря, расположился огромный персидский лагерь, откуда доносился гул от криков воинов и ржания лошадей. Лагеря разделяло около 1500 метров.

   Первый день прошёл спокойно. На следующий день Мильтиад изменил позицию и перенёс лагерь повыше, где долина была уже. Афиняне по приказу Мильтиада устроили по флангам засеки из срубленных деревьев, чтобы многочисленные персы не могли обойти их фалангу, лишённую конницы и стрелков из лука. Позиция для боя была готова.

   Между персами и греками были различия и в вооружении, и в приёмах ведения боя. Тяжеловооружённые греки защищали голову высокими шлемами, на груди носили панцири, на ногах поножи и прикрывались большими щитами. Наступательным оружием было длинное копьё. Атаковали греки плотно сомкнутыми рядами, глубиной от 4 - 8 и больше рядов, стараясь опрокинуть противника и не разорвать собственный строй. Строй для греков был священен.

Персидские воины из гвардии «бессмертных». Фрагмент изразцового рельефа из царского дворца в Сузах

   Персы славились как стрелки из лука и всадники, вооружённые саблями и копьями. Тяжёлое вооружение у них встречалось редко. Защищались они с помощью больших лёгких плетёных щитов и больших кинжалов. Сражение обычно начинали стрелки, строившиеся в каре и засыпавшие противника дождём стрел. Затем в решающую атаку шла латная конница, вооруженная саблями и копьями.

   Над всем этим размышлял опытный 60-летний Мильтиад. Он понимал, что самое главное различие между персами и греками заключалось не в вооружении и приёмах ведения боя. Персы смотрели на своё пребывание в Греции, как на очередной завоевательный поход. Успех принёс бы им добычу. Афиняне же защищали свою родину, свои дома и родных, свою свободу и независимость родного города. Поражение означало для них смерть, а для родных - рабство. Пример острова Эвбеи стоял у них перед глазами. За эти дни Мильтиад успел установить связь с ионийскими греками, подневольно служившими в персидском флоте. У стратега к концу второго дня пребывания в Марафоне появилась надежда, что персы не атакуют греков первыми, несмотря на огромное превосходство в силах. Он ждал третьего дня, когда подходила очерёдность его командования, чтобы не взваливать ответственность за события на других стратегов.

  Весь второй день афиняне простояли в строю, ожидая атаки персов. Но нападения не последовало. Персы не решились атаковать плотную стену греческих латников в долине, защищённых с флангов завалами.

   К вечеру к афинянам пришла неожиданная помощь из Платеи. Жители небольшого беотийского городка, соседнего с Аттикой, пришли всем ополчением, в котором было около тысячи латников.

  Долина огласилась торжествующими криками греков, энтузиазм которых поднялся до предела. Платейцы кричали от восторга, увидев афинян, преградивших варварам дорогу в Грецию, а афиняне - от восхищения, что жители маленьких Платей пришли умирать за свободу вместе с ними. Дружба эта сохранится, по свидетельству Плутарха, на 500 с лишним лет.

   На следующий день 12 сентября 490г. до н.э. Мильтиад снова построил своё войско, на этот раз, чтобы атаковать персов. Чтобы враг не использовал свой численный перевес и не обошёл края наступающей фаланги в долине, расширявшейся к морю, стратег растянул свою боевую линию и укрепил фланги. Правым флангом командовал Каллимах, на левом встали платейцы. На флангах латники стояли в 6 рядов, а в центре только в 2 ряда - это были филы Аристида и Фемистокла.

   Персы, так и не решившиеся атаковать афинян в течение двух дней из-за их сильной позиции, после прихода платейцев приняли новое решение. По приказу Датиса под прикрытием каре пехоты в 40 тысяч воинов они начали погрузку 2 -тысячной тяжёлой конницы на корабли, чтобы плыть в Пирей и захватить порт Афин да и сам город, если удастся, пока основные силы афинян находятся в Марафоне.

   В это время на одном из ионийских кораблей подняли на мачте щит. Это был сигнал для Мильтиада, что большая часть конницы уже на кораблях.

  Стратег, обратившись с краткой речью к фалангитам, напомнил им об их правом деле, покровительстве богов, обещании бога Пана, о семьях, ждущих вестей о победе, и скомандовал:

  - В атаку марш!

  Раздались крики воинов:

   - Эниалий! Эниалий! А-ля- ля!

  Греки призывали бога войны Ареса. Затем грянул пеан - песнь перед боем. Десять тысяч латников двинулись по склону вниз, ощетинившись копьями.

  Датис и Артаферн, увидев противников, идущих в наступление, подумали, что греки сошли с ума, решившись на атаку в таком малом числе, без конницы и стрелков из лука. Они прекратили посадку на суда и отдали приказ контратаковать фалангу.

   Чтобы не дать персидским стрелкам возможности обстрелять латников, а их не погрузившейся ещё на корабли коннице броситься на греков, Мильтиад приказал перейти на быстрый шаг, а затем, когда до противника оставалось метров 150-200, чтобы уменьшить потери от персидских стрел, бегом броситься на врага. Над бегущей в атаку фалангой неслись крики стратегов:

  - Держать строй! Держать строй!

  Строй для них был священен! И они держали его.

   Фаланга с разгона врезалась в бросившихся им навстречу не оробевших персов. Закипел жаркий рукопашный бой. После предельно напряжённой борьбы персы и саки, сражавшиеся в середине, своей массой сумели прорвать слабый центр боевой линии афинян и стали преследовать отступающих под их напором латников. Они даже захватили в плен нескольких афинских рабов, выносивших из строя раненых. В это время афинянам и платейцам на обоих флангах удалось опрокинуть противника, который пустился в бегство. Греки не стали преследовать бегущих врагов, а повернули свои плотные ряды против неприятеля, сражавшегося в центре, ударив по нему с двух сторон одновременно.

   Персы оказались зажатыми с трёх сторон. После недолгой борьбы они обратились в беспорядочное бегство. Афиняне погнали врагов к морю. Сражение переместилось к кораблям. Греки старались поджечь корабли или взобраться на них. Им удалось захватить семь судов. Персы поспешно рубили причальные концы, чтобы отойти от берега. Накал рукопашной схватки достиг апогея. Когда брат известного поэта Эсхила, Кенигир, схватился рукой за нос вражеского корабля, чтобы не дать ему уйти, персы отрубили ему руку. Тогда он ухватился за него другой рукой, и персидский корабль был захвачен.

   Победа афинян была полной. На поле боя пало 6400 персов. Афиняне потеряли убитыми 192 воина, среди которых были и архонт - полемарх Каллимах, стратег Стесилай. Платейцы потеряли убитыми около десяти латников, вдвое больше было убито афинских рабов, не имевших защитного вооружения и занятых выноской раненых с поля боя.

  Торжество афинян по поводу победы не знало границ. В Афины с радостной вестью был послан гонец Фидиппид, принявший участие в сражении. Покрытый кровью и пылью, он задыхаясь добежал до места народных собраний на Пниксе и крикнул:

  - Радуйтесь афиняне! Победа!

  Сердце гонца не выдержало сверх напряжения, и он упал мёртвым.

   Но с персами ещё не было покончено. Отойдя от марафонского берега и подсчитав свои силы, они решили обогнуть на кораблях Аттику и напасть на Афины, пока победители не вернулись в город. Но Мильтиад разгадал манёвр Датиса. Оставив в Марафонской долине филу под командованием стратега Аристида для охраны военной добычи и захоронения павших воинов, он спешно повёл главные силы в Афины. На пути в город афиняне повстречали спартанское войско из двух тысяч латников, спешно шедшее им на помощь. Узнав, что враги разгромлены, спартанцы всё же продолжили свой путь к Марафону, чтобы посмотреть на мёртвых варваров, которых они никогда не видели.

   Когда на другой день вражеские корабли подошли к Пирею, персы увидели выстроившихся на берегу в боевом порядке афинян, готовых снова сразиться с ними. Персы не решились высаживаться и уплыли назад в Азию, забрав на Эвбее пленников и награбленное добро.

  Афиняне похоронили убитых сограждан на месте битвы в братской могиле, насыпав над ней холм - сорос. Неподалёку были похоронены павшие платейцы, и отдельно от всех - погибшие рабы. Персов хоронить не стали, их тела побросали в болото.

   Историки Х1Х да и ХХ веков не верили сообщениям Геродота, что у персов было около 100 тысяч воинов. Да и сегодня во многих исторических статьях и даже в учебниках по истории численность персов занижается в два - три раза. Так, я могу сослаться на книгу "100 знаменитых битв". Издание Вече Москва 1998 г. В ней персов около 25 тысяч. В книге Майкла Гранта " Классическая Греция " численность персов определяется в 15 - 20 тысяч воинов.

   Археологические раскопки, произведённые в середине 70-х годов ХХ века на месте захоронения афинян, павших в битве при Марафоне, в погребальном холме Сорос показали, что в братской могиле обнаружили 192 костяка. Могил платейцев и рабов археологи не нашли. Они не сохранились. Зато невдалеке, на месте бывшего болота, было обнаружено огромное количество костей, которые принадлежали нескольким тысячам человек. Это, несомненно, были останки персов.

   Геродот был прав. Персов вместе с экипажами кораблей было около 100 тысяч. Если рассуждать логически, то персы при малой численности, потерпев поражение и потеряв убитыми более 6 тысяч, (надо думать, что и раненых было много) не решились бы продолжать военные операции, когда более половины воинов выбыло из строя. Но они попытались высадиться в Пирее. Это говорит о том, что значительная часть войска успела спастись на корабли. Тем более, что большая часть конницы погрузилась на суда до начала сражения. 

Система Orphus

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Поделиться ссылкой:

О том, как поделиться
Правила комментирования
Последнее изменениеПонедельник, 02 июня 2014 17:14
Комментарии для сайта Cackle
Наверх

Мобильные приложения

 

Новостные ленты

Партнеры сайта

Новости по Email