Menu
Login
  •  
  •  

Балетная труппа Мориса Бежара в Афинах с 6 по 10 июня.

  • Автор  Наталия Попова
  • Просмотров 2143

Морис Бежар – воистину живая легенда, один из самых известных современных постановщиков балета. С 6 по 10 июня зрители

столицы Греции имеют счастливую возможность увидеть на сцене Театра Бадминтон 3 известных постановки: «Болеро» (постановка самого Бежара), «Дионисос» на музыку Вагнера и Маноса Хадзидакиса, костюмы Версаче и «Syncope» (постановка Жиля Романа), - в исполнении Bejart Ballet Lausanne, - театра, созданного самим Бежаром. Начало спектаклей в 21:00. Стоимость билетов: от 30 до 65 евро.

 

Свои постановки Бежар ставил для больших пространств, для спортивных залов, так что зал «Бадминтона» как нельзя лучше подходит для его балета.

Телефон для справок: 2108840600.

На фото:  Болеро

Хореография – Морис Бежар

Музыка – Морис Равель

Художник-постановщик и художник по костюмам – Морис Бежар

Премьера: 10 января 1961 года, Королевский театр де ла Монне, Брюссель, Бельгия

Болеро (исп. Bolero) Мориса Равеля — произведение для оркестра, первоначально задуманное как музыка для балетной постановки. Было написано в 1928 году и впервые исполнено 22 ноября 1928 года в парижской «Гранд-Опера», в ходе вечера балерины Иды Рубинштейн; оркестром дирижировал Вальтер Страрам. Как отмечает Александр Майкапар, «Болеро» приобрело особую популярность из-за «гипнотического воздействия неизменной множество раз повторяющейся ритмической фигуры, на фоне которой две темы также проводятся много раз, демонстрируя необычайный рост эмоционального напряжения и вводя в звучание всё новые и новые инструменты»[1].

Длительность звучания «Болеро» составляет около 15 минут, хотя при исполнении в постоянном темпе, без ускорения, как этого требовал композитор, может достигать и 18 минут.

 

Морис Бежар ушел из жизни в 2007 году в Лозанне в возрасте 80 лет и его дело продолжает Жиль Роман. Предлагаю вспомнить некоторые моменты из жизни великого Бежара.

Родился 1 января 1927 года в Марселе. В домике между вокзалом и Средиземным морем. Его мать была каталонкой, а отец родился в Сенегале. Как позднее признавался сам маэстро, это соединение национальных корней наложило отпечаток на все его творчество.

Моя мать умерла, когда мне было семь лет. И отец в каком-то смысле заменил мне мать, бабушку, дедушку… Оказал на меня колоссальное влияние. Он был философом и очень жизнерадостным человеком. Полагаю, что жизнелюбие и энергию я унаследовал от него.

Отец Мориса, Гастон Берже был философом. Он издавал журнал «Лез этюд философик» и был чрезвычайно увлечен восточной философией, которая в те годы интересовала очень немногих. В Сенегале, на родине Гастона Берже до сих пор существует институт его имени. Спустя некоторое время после смерти матери Мориса Гастон женился второй раз на женщине по имени Полетта. Она стала для Мориса второй матерью и позже сопровождала его труппу во всех гастрольных перипетиях.

 

Театральная карьера привлекала Мориса с детства. Он любил наряжаться и устраивать дома театральные представления. Впервые увидев в десятилетнем возрасте «Фауста», Бежар был под таким сильным впечатлением от этого произведения, что постоянно разыгрывал его вместе со своей сестрой: она изображала Фауста, он — Мефистофеля. С 1941 года он начал обучаться хореографии, а в 1944 году уже дебютировал в балетной труппе Марсельской Оперы. Однако для формирования индивидуальной творческой манеры Морис решил продолжить образование и переехал в Париж. К тому времени там обосновалась целая колония русских балетных педагогов.

 

Это были монстры. Все они словно вырвались из какого-нибудь рассказа Чехова или из главы Гоголя. Они неподражаемо сочетали учтивость и злобность. Один из них щедро лупил меня по голым ногам тросточкой, отчего те делались полосатыми, как пижама. За ужином, после второй тарелки борща в русском ресторане, выпив рюмку водки, бичеватель — а я, пожалуй, любил его — блаженно улыбался: «Ты-то, может, и не знаешь, но ноги твои теперь очень хорошо знают, что такое пятая позиция. Никогда не забывай пятой позиции — это танец!»

 

С 1945 года Бежар совершенствовался у Статса, Егоровой, Князева, Преображенской и мадам Рузан в Париже, у Волковой и Николая Сергеева в Лондоне. В результате он освоил множество разных хореографических школ.

 

Я считал себя низкорослым, коротконогим, зато у меня были плечи, спина, взгляд и это давало куда больше сил, чем если бы я был просто талантлив. Быть талантливым прекрасно. Но талант — это и проклятье, и нести его на себе очень трудно. А мне пришлось создать свой стиль. Точнее, тело мое придумало для меня мой стиль.

 

В начале своего творческого пути Бежар не связывал себя строгими контрактами, выступая в самых разных труппах. Он работал у Р. Пети и Ж. Шарра в 1948 году, выступал в «Инглсби интернейшнл балле» в Лондоне в 1949 году и в Королевском шведском балете в 1950-1952 годах.

 

В Швеции Бежар дебютировал как хореограф, поставив для кинофильма фрагменты балета «Жар-птица» Стравинского. Для реализации своих творческих замыслов Бежар в 1953 году совместно с Ж. Лораном основал в Париже труппу «Балле де л’Этуаль», которая просуществовала до 1957 года. В то время Бежар ставил балеты и одновременно выступал в них в главных ролях. Репертуар строился на сочетании произведений классических и современных авторов.

 

В 1960 г. Морис Бежар создал труппу, которая впоследствии стала известна во всем мире — «Балет XX века». В 1987 году труппа поменяла свое название на Bejart Ballet Lausanne, ознаменовав начало нового этапа в творчестве хореографа.

 

Мои балеты — это, прежде всего, встречи. Встречи с музыкой, с жизнью, со смертью, с любовью… с людьми, чье творчество и прошлое находят во мне свое воплощение, точно так же как танцовщик, которым я больше не являюсь, воплощается каждый раз в исполнителях, превосходящих его.

 

С 1948 года он выступает на сцене, с начала 50-х ставит спектакли.

 

В активе Бежара – свыше 100 балетов, 10 опер, 5 книг, множество выпестованных супертанцовщиков, три балетные компании. И главное – репутация человека, сделавшего танец одним из главных искусств XX века.

 

Отделить биографию хореографа от его творчества невозможно. Так бежаровский «Щелкунчик» построен на воспоминаниях об отце-философе, учившем маленького Мориса думать и о рано умершей матери, помогавшей ему справиться с бурными детскими эмоциями.

 

Он учился профессии у русских педагогов-эмигрантов. Любил музыку русских композиторов: в программе гастролей есть ранний балет «Жар-птица» Игоря Стравинского. Кстати, именно с «Жар-птицы» началась его карьера хореографа: в начале 50-х молодой танцовщик получил предложение от шведского телевидения сделать фрагменты балета по мотивам русских сказок. Полную версию балета Бежар поставит со своей труппой. Сделав ставку на танцовщиков, он опроверг миф о том, что балет создан для балерин.

 

Заявив некогда, что делает искусство для молодых, Морис Бежар до сего дня не отступает от своих слов. Он не пытается угодить сиюминутной моде, отказаться от танца ради «контактной импровизации» или подражать какому-нибудь молодежному «сленгу».

 

Он увлекает зрителя балетными обращениями к древностям Индии, мифам о нибелунгах и легендам о самураях. В его балетах «танцуют» Орфей, Эва Перон и Чарли Чаплин. В стенах бывшего вокзала хореограф ставит спектакль о французской революции 1789 года, а в академическом театре соединяет музыку Моцарта с ритмами аргентинского танго.

Какими бы ни были балеты Бежара, в них неизменно одно. Этот европеец, исповедующий ислам шиитского толка, – один из самых свободомыслящих людей в мире. Бежаровский антидогматизм становится способом существования его спектаклей, преображаясь в сладкую художественную свободу.

Еще до того как заняться танцем, я увлекался искусством театра. Потом это повлияло на все мое творчество. Моя хореография действительно очень театральна, зрелищна. Но думаю, что здесь все взаимосвязано. Танец без техники невозможен. Пикассо, который буквально взорвал мир искусства в ХХ веке, прежде всего, обладал великолепной техникой рисунка. Конечно, и без техники можно обходиться... Можно продержаться на эффектах, может быть, год, два, три, но не больше. Потом все это перестанет интересовать публику. И вы не заметите, как уйдете с вашими эффектами в прошлое. Именно потому, что техника так важна в танце, я бы не стал сегодня говорить о классическом балете как о пыльной музейной витрине.

Труппа

В былые времена я охотно танцевал сам и немало создал, но в один прекрасный момент это потеряло смысл. Я, я, я — неизменно я перед зеркалом. Я почувствовал себя взаперти. Наверное, я до конца выжал этот лимон — мое тело дало мне все, что могло дать. Теперь все просто: я иду в студию, встречаюсь с танцовщиками, которых очень хорошо знаю, и пытаюсь с их помощью показать то, что чувствую и хочу показать.

В 1959 году хореография Мориса Бежара, сделанная для балета «Весна священная», была принята настолько восторженно, что он, наконец, принял решение основать собственную труппу, получившую название «Балет XX века». Вначале Бежар продолжал работать в Брюсселе, но через несколько лет переехал вместе с труппой в Лозанну. 28 сентября 1987 года «Балет ХХ века» изменил свое название на Bejart Ballet Lausanne.

Костюмы

Я думаю, что костюмы должны быть белыми, совершенно белыми. Я заказал их у Джанни Версаче. Белый цвет придает экстравагантность формам и некоторую суровость.

Когда-то, в самом начале своей карьеры, Морис Бежар придумал обтягивающее трико, положившее начало стилю модерн в балетном костюме. Однако, как он сам признавался в последствии, эта идея возникла всего лишь из-за нехватки денег на дорогие костюмы.

Спустя несколько лет он уже мог себе позволить заказать костюмы у самых именитых мастеров, многие из которых сами стремились к сотрудничеству с великим хореографом. Наиболее известной и плодотворной стала совместная работа Мориса Бежара с Джанни Версаче. Знакомство прославленного кутюрье с Морисом Бежаром продолжалось около 15 лет. За эти годы Версаче были созданы костюмы к 14 балетам, поставленным Морисом Бежаром. Последней его работой для Bejart Ballet Lausanne стали эскизы костюмов к балету «Метаморфозы». После трагической гибели Джанни Версаче в 1997 году заканчивала работу над созданием костюмов к «Метаморфозам» его сестра Донателла.

Начиная с 1989 года над костюмами для многих постановок Бежара работает Анна Де Джорджи. В ее эскизах находит свое отражение не только безграничная фантазия художницы, но и адаптированные к сегодняшнему дню исторические образы. Так, многие костюмы для оригинальной автобиографичной версии балета «Щелкунчик», представленной Морисом Бежаром в 1999 году, были сделаны в точном соответствии с семейными фотографиями маэстро. Работая с ними, Анна Де Джорджи создала красивые копии костюмов, придав им свежесть и театральную яркость. Наряды для крестной феи, роль которой в этом спектакле исполнила знаменитая французская аккордеонистка Иветт Орнер, были специально для нее созданы знаменитым парижским кутюрье Жан-Полем Готье.

В разные годы над костюмами к постановкам Мориса Бежара также работали Nuno Corte Real, Issey Miyake, Danielle Laurent, Jean Paul Knott и другие известные модельеры.

 

 

Подготовила

Наталия Попова

Система Orphus

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Поделиться ссылкой:

О том, как поделиться
Правила комментирования
Последнее изменениеСуббота, 02 июня 2012 21:44
Комментарии для сайта Cackle
Наверх

Мобильные приложения

 

Новостные ленты

Партнеры сайта

Новости по Email