Menu
Login
  •  
  •  

История Кастеллы, превратившейся из рыбацкого поселка Пирея в град дорогих развлечений

Обычно, жители столицы «выезжают» в Пирей либо с тем, чтобы сесть на пароход в пирейском порту и отправиться на какой-нибудь из греческих островов, либо,

чтобы посидеть в одном из знаменитых ресторанчиков, кафетерий или пиццерий двух живописнейших пирейских бухт – Пасалимани и Турколимано – «Бухты паши» и «Турецкой бухты».

 

Последнюю греки после обретения независимости стали величать Микролимано «Малой бухтой», видимо, чтобы не поминать так часто своих турецких «благодетелей». Мы же будем продолжать называть ее «Турецкой», ради исторической правды. Для любого иностранца, да и афинянина, Пирей ассоциируется с «Микролимано», с ее рыбными тавернами и ушлыми зазывалами-официантами, ну, и, конечно, с пароходными гудками. А в остальном: афиняне чрезвычайно редко посещают кинозалы и театры Пирея, редко отправляются за покупками в портовый город, разве, что только на знаменитый пирейский «лаек» по выходным, где все есть и по сходным ценам.

Есть, однако в Пирее «жемчужина», которая прекрасно видна с моря, или с приморского проспекта, но разглядеть ее из задавленных бетоном Афин практически невозможно: это холм Кастеллы, одного из красивейших районов не только Пирея, но и всей Аттики. А, может быть, даже и Греции. Кастелла – жилой и живой район, где история сталкивается нос к носу с современностью, где еще жива Греция 19 века с ее классическими зданиями, где дышится морем, и где, если хорошенько поискать, можно еще обнаружить следы седого мифического Главка, полу-старца, полу-рыбы, тяжело влачащего свой покрытый ракушками хвост к загадочной пещере Параскеваса. . .

 

Любимый автор «Сравнительных жизнеописаний», Плутарх рассказывал, как великий мудрец и прорицатель древности Эпименид, наблюдая за холмом Кастеллы, предсказал в 631 году до Р.Х., что «если бы афиняне знали, сколько бед принесет им этот холм, то они срыли бы его своими зубами».

 

 

Эпименид был не первым-встречным-поперечным, а любимцем богов и тем самым знаменитым пророком, который проспал в священной пещере Зевса на горе Иде целых 57 лет, набрался там мудрости и дожил, в результате до 299 лет. Если кто скептически относится к этой дате, то существуют и исторические сведения, согласно которым Эпименид умер в возрасте 154 лет на Крите. Но мы отвлеклись от темы.
Прорицание Эпименида, тем не менее, не исполнилось: никаких-таких бед афинянам Кастелла не принесла. Напротив: увечья были нанесены самой Кастелле, архитектурной гармонии холма - вмешательством министров градостроительства в период 60-70 годов, и особенно – в период правления хунты Черных полковников в 1967-1974 г.г.

До последней четверти 19 века Кастелла оставалась рыбацким поселком, пока в 1878 году Георгий Первый, ввиду экономического кризиса, не решил проводить каникулы в Греции, а не за границей, как водилось у венценосных особ. Королевская семья поселилась в одном из загородных неокласических особняков, который выстроил знаменитый архитектор и эстетический преобразователь Афин Эрнест Чиллер. 
В одном таком неоклассическом здании в Кастелле родился знаменитый греческий художник ХХ века Яннис Царухис: именно высокий эстетизм родной Кастеллы повлиял на формирование вкуса Царухиса. «В детстве привычная неоклассическая архитектура мне казалась скучной, но когда позже стали сносить особняки один за другим, я почувствовал, что сносят всю мою жизнь. То, что я чувствовал, было нечто большим, нежели обыкновенный эстетический протест. Я страдал, как страдают, узнав о смерти друга».

 

Спасением Кастеллы мы обязаны специальному Указу от 1975 года об охране Кастеллы, сразу же после падения хунты, а затем Андонису Трицису, министру градостроения первого правительства ПАСОК, талантливому архитектору и инженеру. В 1982 году памятниками архитектуры признаются и охраняются 67 особняков, затем – еще 360.

 

Когда-то Кастелла с ее «Турецкой бухтой» была известна своими крошечными рыбными тавернами, где можно было за копейки полакомиться свежей рыбкой и насладиться стаканчиком узо. Сегодня рестораны Труколимано не всем по зубам, и, что самое обидное – зачастую качество подаваемых блюд обратно пропорционально их цене.

Когда-то в Турецком лимане толклись утлые рыбацкие суденышки, разноцветные лодки и иные рабочие посудины. Нынче над водой высится лес тонких мачт дорогих яхт, развеваются флаги всех стран мира. 
Немногие из бросивших якорь в Турецком лимане иностранцев знают, что они находятся в нескольких шагах от знаменитого в Античном мире храма Мунихии Артемиды: его руины, среди которых у храмового алтаря красовалось безголовое тело богини, были обнаружены археологами в 1935 году. В те предвоенные годы кому было дело до аархеологии? Дело о храме Артемиды быстро замотали, алтарь снесли и на его месте выстроили величественное здание Королевского Морского клуба. И это тоже, очевидно, одна из бед, предсказанных долгожителем Эпименидом.
После двух войн – германской оккупации и Гражданской войны – правительство приступило к осуществлению «эпименидова плана», только рыли афиняне холм Кастеллы не зубами, а бульдозерами. 
В 1959 году все «кухаркины дети» были тем или иным способом вытеснены из Турколимана: цены на землю в Кастелле взлетели так высоко, что бедным рыбакам стало душно в своих домах, а скромные рыбные харчевни с дешевой хамсюшкой уступили место дорогим ресторанам, куда дамы в мехах и бриллиантах и мужчины во фраках наезжали в кабриолетах откушать ценной и редкой рыбы. Кастеллу постепенно заселили афиняне. 
В 1897 году в Кастеле была обнаружена одна из интереснейших подземных пещер Аттики – «Сирангиос пещера» или, как ее стали называть в народе, «пещера Параскеваса», которую перестроили для своих нужд еще Минии, древние жители Пирея.

Пещера Параскеваса располагается в восточной части Кастеллы, в скале, круто спускающейся к пляжу с детски-романтическим названием «Воцалакья» («Мелкая галька»). «Мелкая галька» когда-то была чистейшим пляжем, сегодня - это залитая бетоном набережная над сомнительной чистоты морской водой.

Пещера Параскеваса, зияющая под проспектом Фалиру (или Короля Павла), уходит вглубь скалы на 12 метров. Археологи обнаружили в пещере две древние могилы, возможно здесь же располагался и алтарь, посвященный местному герою Сирангу. Вход в пещеру украшали две мозаики: одна изображала Сциллу, а другая – молодого человека на колеснице, запряженной четверкой лошадей. Одни специалисты, успевшие изучить мозаичные картины, считают, что изображенный на ней молодой красавец– Сиранг, хозяин пещеры и покровитель Кастеллы, другие же убеждены в том, что на мозаике красовался Главк, бедный рыбак, которого боги приговорили к бессмертию, и с тех пор он бороздит волны, точно Летучий Голландец. Беды преследовали Главка и после того, как он стал бессмертным: он полюбил морскую девственницу Сциллу, которую зависть Кирки обратила в чудовище. (Хотя, возможно, речь идет здесь об аллегории: юные красавицы печально быстро превращаются в чудовищ. . . )

Безрассудный Главк, однако, продолжал любить Сциллу, но от отчаяния и безысходности и сам превратился в чудовище – в брюзжащего зловредного старикана с блуждающим полубезумным взглядом, полу-рыбу, полу-человека, с огромным покрытым водорослями и ракушками хвостом, который он время от времени сушил на солнце на скалах Кастеллы.

В древние времена пещера Параскеваса вовсе не была бесхозной: в IV веке до Р.Х. она принадлежала некому Эвктимону, который выгодно продал ее Аристофану и Аристолоху за 3 тысячи драхм. 
Ученые предполагают также, что во времена античности пещера исполняла роль «Порфириона», то есть своеобразной мастерской для переработки порфир – ракушек, в изобилии водившихся в пирейских водах и являвшихся «сырем» для производства ценной пурпурной краски.

В период римского владычества в пещере функционировали муниципальные бани, и именно в это время были созданы те самые две драгоценные мозаики, таинственным образом исчезнувшие в период диктатуры Черных полковников. (Эпименид как в воду глядел!)

В 1960 году, еще до прихода к власти хунты, пещера была лихо превращена в современный мюзик-холл, где пели Манолис Хиотис и Мэри Линда, легендарный дуэт бузуки и волшебного голоса. Мюзик-холл закрыл не менее легендарный мэр Пирея Аристидис Скилицис: он же в 1968 году наглухо запечатал еще более легендарную Трумбу – портовый квартал публичных домов, где возмужало не одно поколение греков. Любители греческого черно-белого кино наверняка помнят фильм «Красные фонари» со всеми сливками греческого кинематографа в заглавных ролях – Джени Карези, Мэри Хронопулу, Деспиной Диамандиду, Йоргосом Фундасом, Маносом Катракисом и др. Кстати, именно Аристидис Скилицис назвал бухту «Микролимано»: до этого ее называли самыми разными именами, ни одно из которых, однако, не прижилось. (Особенно нервничали жители Кастеллы, когда им было предложено переименовать Турецкую бухту в «Мунихию бухту». Возможно, им не понравилось само слово, а, возможно, оно еще больше напоминало им о факте далекого прошлого, когда турецкий паша Пирея устроил в бухте купальню для наложниц своего гарема. . .  В британских путеводителях по Греции бухту Кастеллы величали даже «Озером Канариса»!)
В Кастелле ходят слухи о том, что пещерный коридор прямехонько ведет к знаменитому дому с привидениями, который все в Кастелле обходят стороной.

Дом некогда принадлежал аристократической семье Мавромихали, над его дверью и по сей день сохраняется монограмма знатной греческой фамилии. Легенда гласит, что в период турецкого владычества некий турок изнасиловал и убил живущую в доме девушку, мятущийся и оскорбленный призрак которой не покинул Кастеллу, а продолжал бродить по комнатам дома, пугая его очередных жильцов. 
Окна давно оставленного и медленно разрушающегося дома выходят на две стороны – на набережную и на дорогу, и некоторые из тех, кто отважился приблизиться к нему на близкое расстояние, утверждают, что дом окружает сильнейшее энергетическое поле, и что возникает такое ощущение, что за каждым твоим движением кто-то пристально следит.

Один из жителей Кастеллы рассказывал, как однажды он решился подойти к заколдованному дому. Не в одиночку, разумеется, а со своим другом и девушкой. Неожиданно. и безо всякой причины, девушка вдруг начала рыдать навзрыд и трястись, как в лихорадке. Может быть, она увидела в окне второго этажа легкую фигуру, одетую во все белое? Молодую девушку с длинными волосами и руками, повисшими плетьми вдоль тела, страдальчески глядящую в сторону Саронического залива? Именно такая фигура время от времени появляется в окне, как утверждают старожилы. . . Кстати, пола, на котором, по идее, должна стоять призрачная девушка, уже давно не существует.

 

Жилые кварталы Кастеллы выросли вокруг вершины холма Ильи Пророка, где располагается одноименная церковь, и откуда открывается захватывающий вид на Пирей и Турецкую бухту. Там же находится и муниципальный театр ВЕАКИО – городость Кастеллы и Пирея, а также один из самых знаменитых в столице Боулинговый центр,  зимой и летом собирающий сотни любителей боулинга.  Кстати, кафетерий на холме Ильи Пророка мы всей душой рекомендуем посетить и старым, и малым: с террасы кафетерия, как на ладони, виден весь Саронический залив, летом – с рассыпанными по воде круизными лайнерами и рейсовыми пароходами, а зимой – седой, свинцово-серый, с завитыми барашками угрожающе несущихся к Турецкой бухте волн.

 

20 июля, в именной праздник Ильи Пророка, жители Кастеллы празднично поднимаются к его церкви, и, наверное, это самая подходящая дата для того, чтобы начать знакомство с Пиреем и Кастеллой.
Кастелла по праву может гордиться историческими личностями, жившими в ее особняках, или же хоть раз посетившими ее. В 1914 году в Кастелле долгое время жил король Сербии Петр, который покинул свою страну после убийства в Сараево австрийского эрцгерцога Франца Фердинанда, послужившего поводом к началу Первой мировой войны.

 

В 1995 году Кастеллу посетил знаменитый автор «Имени Розы» и «Маятника Фуко» Умберто Эко: он долго восхищался съеденной им в Турецкой бухте рыбкой и выпитым узо, а на вопрос: «Что он может сказать об Афинах?», писатель ответил: «Все уже было сказано в надгробной речи Перикла».

В 1993 году за столиком одного из ресторанов Турецкой бухты журналисты «выловили» Радована Караджича, который, вместо того, чтобы дать им интервью, предпочел двухчасовую беседу с сидящей за соседним столиком компанией психиатров.

Одну из таверн в Турецкой бухте избрал 19 сентября 1993 года и Михаил Горбачев, для того, как пишут греческие газеты, чтобы «разъяснить мэру Пирея Стелиосу Логофетису свою роль в развале Советского Союза». Разморенный традиционным греческим гостеприимством и хлебосольством, пишут газеты, он наградил добрым словом всех, без исключения, греческих политиков, даже Алеку Папаригу, которая, по словам журналистов, в глаза его видеть не хотела.

«Алека Папарига – великолепный собеседник, - заявил журналистам Михаил Горбачев, однако, на этот раз она не выказала интереса со мной встретиться. Но не страшно: я выпью за ее здоровье!»
Да, слово – не воробей. . .

 

И, под занавес, «невероятное» происшествие, случившееся в июне месяце 1994 года в Турецкой бухте.

«Украинские моряки, - писали СМИ 1994 года, - привезли под самым носом у портовой полиции в Микролимано 17 нелегалов, которые преспокойно покинули яхту и ступили на берег на глазах у изумленных завсегдатаев переполненных ресторанов». Да, у благородной публики рыбья кость застряла в горле, когда она узрела спускающихся на берег с яхты 12 пакистанцев и 5 иранцев!

Может быть, настал и наш черед прогуляться по узким улочкам Кастеллы и полюбоваться на оставшиеся классические особняки, подышать морем и даже посидеть за столиком одного из исторических ресторанчиков Турецкой бухты?

Система Orphus

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Поделиться ссылкой:

О том, как поделиться
Правила комментирования
Последнее изменениеВоскресенье, 16 марта 2014 16:33
Наверх

Мобильные приложения

 

Новостные ленты

Партнеры сайта

Новости по Email