Menu
Login
  •  
  •  

ПАРФЕНОН в воспоминаниях путешественников

  • Автор  Atena Boutsiani
  • Просмотров 3789

То, что мы видим сейчас в наши дни, и что не прекращает поражать взгляд любого посетителя своей гармонией и красoтой – это не более чем десятая часть результата всей работы, затраченной на создание этого шедевра.


Нам уже никогда не увидеть ни замечательной работы деревянные врата – вершину деревянного зодчества своей эпохи, ни несравнимые в своем геометрическом совершенстве мраморные полы, ни украшенные изящной живописью потолки, ни крышу.

Путешествующий в 1672 году в Афинах иезуитский монах пишет ”Афиняне, принявшие христианство, переделали храм богини Афины в храм Истинного Бога, прибавили к постройке епископский трон и амвон, сохранявшиеся много лет, и Святой Престол, разрушенный турками – которые не приносят жертвы в мечетях. К алтарю ведут ступеньки и камень из которых он сделан белее остальных стен. Наверху ступенек есть изображение Богородицы, лик которой немного поврежден пулей турецкого солдата, выстрелевшего в него. Турки сами рассказывают, что после выстрела рука стрелявшего отсохла. Также известно, что еще один турок погиб, пытаясь открыть два больших ящика для хранения церковной утвари, стоявшие в углублении стены наверху ступеней, которые он пытался открыть в надежде найти большое сокровище. С того времени никто из турков и даже ни один грек не пытались открыть ящики для хранения церковной утвари этого храма. Возможно хранятся в них – как в случае Святой Софии – святые мощи или особые церковные книги.

В алтаре виден также один прозрачный камень. Маленькие отверстия в нем излучают свет ярко-красного цвета. Относят этот камень к чудотворению Святого Апостола Павла.”

Ничто не сохранилось от храма Богородицы Афинской. Неизвестна и судьба того удивительного священного камня, поражавшего воображение этого и многих других путешественников.

После захвата Афин турками Парфенон был превращен в мечеть – случилось это, как можно судить на основании некоторых сохранившихся источников, во время второго посещения султана Мухамеда в 1460 году. Необходимые для этого храма архитектурные изменения были внесены – появился знаменитый минарет. Афинская мечеть была широко известно на Востоке и служила местом паломничества многих дервишей.

Эдвард Додуэлл(Edward Dodwell) (1767-1832) первый раз путешествовал в Грецию в 1801 году, в сопровождении Джелла (Sir W.Gell) и Аткинса, помогавших делать путевые зарисовки, в следующий раз он приехал в 1805 году в сопровождении итальянского художника Симона Помарди (Simone Pomardi), делавшего зарисовки Кроме интересных путевых записок он опубликовал так же серьезные работы по археологии (Views in Greece, London 1821 и Views and descriptions of Cyclopean and Pelagic Remains, London 1834).

Приводимый текст взят из книгиΟ πυρετός των μαρμάρων ( Мраморная лихорадка)εκδ. Ολκός (издательства Олкос), основанный на книгеEd. Dodwell ”A classical and Topographical Tour through Greece, during the years 1801, 1805 and 1806”,London 1819.

“Горько думать, что удивительным произведениям человеческого искусства, которые противостояли беспощадному разрушительному действию времени в течении более чем двадцати двух веков, которым удалось избежать неосмотрительной алчности венецианских и грубого варварства магометанских завоевателей, пришлось в итоге стать жертвой таких злоумышленников, деяния которых не могут не вызвать самого горячего осуждения.

Кажется, что храмы богини Афины будут разрушены из-за своих скульптурных украшений, которые, вместо того, чтобы оставаться на месте, как культурное наследие всех народов, переходят во владение сильнейших. И когда в будущем мы будем искать причины, приведшие к той картине разрушения, которую мы увидим, осуждение наше обратится конечно же прежде всего к тем, кто первый подал пример такого святотатства, которое конечно будет считаться святотатством, пока чувство уважения и преклонения перед прекрасным еще будет существовать. Конечно, при всей скорби, которое вызывает в нас разрушение афинских памятников – мы не можем не видеть пользы, которую принесет обогащение коллекций искусства в нашей стране такими бесценными сокровищами. Однако принимая и это компромиссное суждение, мы не можем не заметить, что если бы афинские храмы остались нетронутыми, и сняты для переноса в наши музеи были бы только те скульптуры, которые уже были непоправимо разрушены – то и тогда обогатились бы наши коллекции ценнейшими образцами древнегреческого искусства, а гипсовые копии всех остальных вполне могли бы заменить их в музеях, и святотатственного опустошения афинских храмов вполне можно было бы избежать.

Рабочим, снимавшим скульптуры, пришлось платить больше обычного, чтобы заставить их участвовать в этом святотатстве. Даже сами турки осудили потом разрешение турецкого властителя Афин вывезти скульптуры!

Конечно, хочется думать, что катастрофа не приняла бы таких маcштабов, если бы тогда не отсутствовал тот, кто был за это ответственным. Вся организация выламывания и вывоза скульптур оказалась в руках жадных и бессовестных оплачиваемых агентов. Афинские храмы оказались в их полной власти! И хотя мы и признаем им в заслугу, что они не разрушили непоправимо вообще все – варварство с которым были опустошены афинские храмы не может не вызвать отвращения. Несомненно, что памятники Акрополя пострадали в этот разрушительный период гораздо больше чем за предыдущие века. Венецианцы нанесли первый роковой удар Парфенону во время своей осады Афин в 1687, когда многое в нем было разрушено от их обстрела.

Сбитые обстрелом произведения искусcтва Фидия и и Каллистрата много лет валялись в разрушенном виде – в полной власти турецкого невежества. Большие куски пентелийского мрамора использовались ими для строительства зданий для стражи, а рельефы разрушались для получения асбеста.

Но метопы Парфенона были вне пределов досягаемости турков – и я не слышал никогда что они их обстреливали ради развлечения – как делали в других местах. Напротив – с почтением к Парфенону относились не только греки, но и турки, так как первые сделали его христианской церковью, а вторые превратили в мечеть, когда Афины попали к ним в руки. Сохранность всех частей его, не претерпевших по той или иной причине разрушения вызывает изумление и восхищение. Колонны выглядели бы так, как будто только что построены, если бы не несли осадок своей многовековой истории.”

В настоящее время в Британском музее находятся 16 из 64 скульптур с лицевых фризов Парфенона, причем 6 из них фрагментарны, т.к. недостающие их части находятся в Афинах. 17 из 28 скульптур фронтонов (остальные 11 в Афинах), 56 пластин фриза (еще 40 в Афинах), из них 16 фрагментарны. т.к. отсутствующие части хранятся в Афинах.

Источник : mybigfatgreekmarriageru.wordpress.com

Система Orphus

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Поделиться ссылкой:

О том, как поделиться
Правила комментирования
Последнее изменениеПятница, 22 ноября 2013 22:33
Комментарии для сайта Cackle
Наверх

Мобильные приложения

 

Новостные ленты

Партнеры сайта

Новости по Email